Фото мужских яичек в женской руке

Фото мужских яичек в женской руке

Фото мужских яичек в женской руке

Фото мужских яичек в женской руке

Фото мужских яичек в женской руке


Женские тайны. Первый сексуальный опыт: Рассказы реальных женщин

Данная книга — итог необычного проекта, осуществленного в 2002 году в Интернете. Перед вами около 500 рассказов 213 женщин о своем первом сексуальном опыте. Это абсолютно откровенные истории, рассказанные реальными женщинами без стеснения или украшательства.


Почему возникла идея такого издания?

Интимная жизнь не зря называется именно так. Из всех сторон человеческой жизни она наиболее закрыта, хотя по значимости важнее многих других. Это не та область, где можно запросто получить совет или консультацию у родных, друзей, знакомых, не говоря уже о посторонних. Нелегко и задать кому-нибудь подобные вопросы. В поисках нужных сведений часто приходится покупать научно-популярную книжку, где автор излагает тысячам людей /свою/ точку зрения на интересующий вопрос и предлагает те решения, которые сам считает верными. Но правильно ли это? А если наоборот? Может быть, лучше, если не один человек будет давать советы другим, а сотни людей сами расскажут друг другу истории о том, что реально происходило с ними, поделятся своими впечатлениями, объяснят мотивы своих поступков в различных ситуациях? Представьте, что вместо одного сексолога у вас есть 213 раскованных и совершенно откровенных подруг, которые не стесняясь поделятся с вами личным опытом!

Человеку свойственно думать, что именно его жизнь, его ситуация уникальны. На самом деле, все уже когда-то с кем-то было и повторялось миллионы раз. Однако этот опыт, как правило, недоступен. Цель настоящего издания — вывести личный интимный опыт из скрытого состояния и дать возможность передать его друг другу напрямик.

Невозможно обсудить бесчисленное разнообразие ситуаций в интимной сфере.

Мы выбрали только одну тему — /первый сексуальный опыт/. Почему? Именно тогда, когда нет еще собственного опыта, сложнее всего принять решение.

Ошибка в этих случаях стоит очень дорого — о ней, возможно, придется жалеть всю дальнейшую жизнь. И здесь особенно полезны рассказы, советы и мнения более опытных людей.

Вот аспекты, которые представлены в книге:

1. Первые эротические ощущения

2. Первое осознанное желание секса

3. Первая интимная близость с партнером

4. Первый оргазм

5. Первая измена

6. Другое (нестандартные ситуации).

На наш взгляд, это критические, «ключевые» точки становления женской сексуальности, которые могут определить характер дальнейших поступков и в конечном итоге, возможно, — судьбу.

Ранние проявления детского эротизма и подростковой сексуальности — эта тема почти табу. Но именно первые сексуальные эмоции зачастую вызывают эффект «импринтинга», запечатления, откладывая отпечаток на все последующее восприятие интимных отношений. На этой почве нередко возникает масса комплексов, страхов и сомнений в собственной полноценности. Но разве с кем-нибудь об этом поговоришь в обычной жизни? Или — если мать сталкивается с такими проявлениями в жизни дочери — как она сможет ей помочь, у кого спросить совета?

Рано или поздно девушка сталкивается с необходимостью принять решение начать сексуальную жизнь. Как это сделать наиболее разумно, не совершая типичных ошибок?

Оргазм — апофеоз интимных отношений. Но не так-то просто он приходит к женщине. Как добиться оргазма? Вряд ли здесь пригодится затейливая гимнастика Камасутры и сухие советы сексолога — настолько это всеиндивидуально и зависит от психологической подоплеки.

Второй мужчина. Как и почему женщина приходит к решению расстаться со своим первым? Такое решение — «болевая точка» для многих. Как поступить, чтобы не остался на всю жизнь горький осадок?

Без сомнения, рассказы женщин, уже ответивших на эти вопросы собственным опытом, будут полезны тем, чей опыт еще недостаточен.

Однако еще более полезной книга может оказаться для мужчин. Наверняка, многие хотели бы знать — что женщины /на самом деле/ думают о них, когда не связаны необходимостью притворяться? Что им нравится, а что нет?

Каким образом выбирают — /с кем/? Чего ожидают от мужчин в свой первый раз? Почему они изменяют? Что вообще у них в головах?:

Эта книга — уникальная возможность для мужчин узнать о мотивах и эмоциях, движущих женщинами, не из рассказов приятелей, а из первых уст.

Возможно, это научит их лучше понимать женщин и не совершать по неведению фатальных ошибок в личных отношениях.

Мы не будем давать никаких комментариев, обобщений и выводов. Смысл издания не в этом. Данная книга не претендует на роль точного исследования. Это, скорее, взятая наугад капля из моря реальной жизни.

Но вкус морской воды можно распробовать и по отдельной капле.

Как и в жизни, в этих ответах встречаются благородство и хитрость, любовь и расчет, искреннее чувство и неприкрытый цинизм, а также многое другое. Мы не намерены по этому поводу морализировать, одобрять или порицать кого-либо. Разные люди, разные характеры.

Но и читатели — тоже люди разные. Именно поэтому, каждый сможет найти в этой книге что-нибудь полезное для себя, если немного задумается.

Анализируя ситуации, случившиеся с сотнями других людей, всегда можно найти ту, которая наиболее похожа на твою собственную. Посмотреть, как вел себя в этой ситуации другой человек, что из этого получилось, подходит ли тебе принятое им решение (или же есть смысл поступить иначе). В любом случае, тот, кто читает эту книгу, наверняка сможет убедиться — он не одинок со своей проблемой.

Сказанное вовсе не умаляет значения сексологии и не отрицает необходимости научных знаний. Но и те сведения, которые можно почерпнуть из данной книги, по-своему уникальны и послужат ценным дополнением к сумме наших знаний об интимной сфере. Это, скорее, знания о /поведении/ различных людей в ключевых ситуациях интимной жизни — то, о чем не расскажет ни сексолог, ни психолог.

Об этом знает только тот человек, который сам через все прошел.


О проекте

Условия проекта обеспечивали полную анонимность для его участниц. На сайте http://love-opros.narod.ru была открыта страничка Анкеты, с которой можно было под любым псевдонимом отправить в адрес редакции одну или несколько историй из собственной жизни, не оставляя при этом никаких координат… Каждая женщина имела возможность написать только то, о чем сама хотела рассказать (в рамках предложенных тем), и в той форме, которая ей представлялась наиболее приемлемой.

Было дано несколько «наводящих» вопросов по каждому пункту Анкеты (они прописаны курсивом в начале каждой главы книги). Но обязательный ответ на эти вопросы не требовался.

Не было рядом ни врача, расспрашивающего о подробностях, ни медсестры, записывающей «исповедь». Не было необходимости надписывать конверт своим почерком и оставлять обратный адрес. Достаточно было всего лишь зайти на страничку, постучать по клавиатуре, заполняя поля анкеты, и нажать кнопку «Отправить».

Поэтому, книга получилась весьма и весьма откровенной. Некоторые рассказы и мнения могут даже кого-то шокировать. Однако нет оснований сомневаться в их правдивости. Все истории — разные, за каждой виден характер. Отдельные рассказы окрашены в эротические тона, другие — выглядят сугубо приземленными, третьи — написаны с замечательным живым юмором. Такое разнообразие делает книгу не только собранием фактов, но и показывает эмоциональное отношение женщин к своему первому эротическому и сексуальному опыту.

Несмотря на то, что многие рассказы пришлось подвергнуть правке и литературной обработке, по возможности мы все-таки старались сохранить их дух, стиль и даже сленг.


Некоторые термины

Интернетчики могут этот раздел пропустить. Но для читателей, не знакомых с Интернет-терминологией и жаргоном, придется «на пальцах» пояснить некоторые встречающиеся в тексте термины.

/Инет, Сеть/ — то же самое, что Интернет.

/Сайт, Страничка/- элемент Сети, подключившись к которому, пользователь может ознакомиться с содержащейся на нем информацией.

/Смайлы/ — значки в тексте, символизирующие эмоции. /Улыбка/ обозначается как:-).:) или даже просто). При некоторой фантазии в этих значках можно разглядеть перевернутую на бок улыбающуюся физиономию. По мере увеличения числа круглых скобок справа, улыбка превращается в /смех/:-))). /Отрицательным эмоциям/ соответствует противоположное направление скобок:-((

/Ник/ — псевдоним, который человек выбирает для себя сам и под которым общается в Сети с другими людьми.

/Мыло/ — (жарг.) адрес электронной почты (e-mail).

/Чат/ — средство для коллективного общения людей в Интернете в режиме реального времени.

/ICQ (Аська), Одиго/ — компьютерные программы для индивидуального общения с собеседником в режиме реального времени.

Навигация по книге

В заголовке каждой истории вы встретите обозначение вида:

250. Nickname, 28 1 << 2 << 3 >> 4 >> 6.

Вот, что это означает:

250 — порядковый номер, Nickname — авторский псевдоним (ник), 28 — возраст автора.

Невыделенная цифра 3 означает, что сейчас вы находитесь в 3-й главе, а выделенные цифры слева и справа означают, что у данной истории есть начало в главах 1 и 2, а также продолжение в главах 4 и 6. Если вас заинтересовало начало или продолжение, вы открываете нужную главу и находите там автора и историю по порядковому номеру. Найти главу в тексте книги очень просто — все входящие в нее истории имеют невыделенный номер (так же, как «3» в данном примере).

/Мы от всей души признательны участницам проекта. Только благодаря их доброжелательности, искренности и откровенности появилась на свет эта — возможно, уникальная — книга/.

/ОГРОМНОЕ СПАСИБО ВСЕМ!/



1. ПЕРВЫЕ ЭРОТИЧЕСКИЕ ОЩУЩЕНИЯ

/В каком возрасте впервые вас посетило чувство, которое вы могли бы назвать «эротическим» или «сексуальным»? При каких обстоятельствах? Что вы ощутили при этом? Как вы к этому отнеслись? Какая была реакция/ — /удовольствие, испуг, стыд, или…? Повлияло ли это событие на вашу сексуальность в последующем?/

1.1 га, 38 < 1 >.

Мне было 4 или 5 лет. Наш детский сад вывезли летом на дачу. Там у меня был приятель мальчик, с которым мы постоянно играли. Однажды мы забрели на полянку в кустах, заросшую желтыми одуванчиками, и там, не помню почему, он снял с себя трусики.

Чисто за компанию (он меня ни о чем не просил) я сделала то же самое.

Как-то ни о чем не договариваясь, мы сели друг напротив друга, сорвали по большому одувану, стали смотреть и гладить одуванами по писам. Тогда я впервые почувствовала сладкое гипнотизирующее щем-ление внизу живота — такое, что и продолжить страшно, и прекратить невозможно.

Вместе с тем впервые пришло чувство стыда — я понимала, что мы поступаем нехорошо, хотя раньше мы без проблем и ходили на горшок вместе с мальчиками, и даже мылись все вместе.

Вот, собственно, и все. Как мы разбежались, я не помню. Продолжать эти игры я не стала — чувство неловкости перевесило. Никакого отпечатка этот эпизод на мою жизнь не наложил. Разве что весной меня очень волнует запах одуванчиков.:-)

И еще: когда мне хочется посмеяться, я воображаю, что мы с мужем проводим этакий секс-эксперимент на поляне. Представляете, взрослые дядька и тетка, голые, обихаживают друг друга одуванами.:-))) Но мужу я даже в шутку об этом не говорю. Не поймет. Он у меня мужчина серьезный.:-)

2. franku, 21 < 1 >.

Первые сексуальные ощущения у меня возникли, когда мне было около 7 лет.

Все началось с того, что мне в отличие от многих других родители не запрещали смотреть самые откровенные фильмы. Поначалу, конечно, было немного стыдно, но приятное неизведанное чувство не позволяло оторвать взгляд от экрана.

После просмотра всегда хотелось поделиться впечатлениями! А с кем это сделать, как не с лучшей подругой?! Но, к моему сожалению, ей не доставляло удовольствия обсуждать сцены из порнофильмов. Еще больше она сопротивлялась при моем желании эти сцены проиграть с ней.

Мне приходилось прибегать к самым изощренным способам, чтобы добиться своего, например, предложить поиграть в доктора, в семью (конечно же, мужем была я) и т. д. Но это стоило того! Такого оргазма, как с ней, я больше никогда не испытывала. Наши сексуальные игры продолжались недолго — меня постоянно мучило чувство вины и страх, что узнают родители.

3. __,__1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Мне было лет 14. Парень был очень красив и сексуален. Но, как ни странно, этим и раздражал. И не потому, что был равнодушен. Напротив, из всей компании замечал только меня. Садился рядом и будто невольно, случайно касался меня. Это приводило в состояние дрожи.

В воздухе витало сексуальное напряжение. Все мои подруги хотели его, и не потому что они были испорченными, просто шли от него какие-то флюиды, что ли. А он просто смотрел. Смотрел на меня и никого не замечал вокруг.

И это жутко возбуждало. А я убеждала себя, что ненавижу его. Хотела уйти от этих преследующих ощущений. Чувствовала злость на себя за собственное бессилие, что-то сродни ненависти к нему, как к «виновнику».

А результат — неудержимое влечение, страсть и острое сексуальное желание. И я знаю, что этот случай подтолкнул меня любить и желать запретное. В разных формах, но по-своему недоступное.

4. Diana, 39 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5.

Этот случай произошел в 1-м классе. После того как нас приняли в октябрята, классу назначили куратора из пионеров. Не помню уже, как эта «должность» тогда называлась. То ли вожатый, то ли еще как. Мальчика звали Сережа. Учился он, кажется, классе в шестом. Для нас, малышей, он был большим авторитетом. Все наперебой пытались перед ним выслужиться, а я старалась особенно, потому что была командиром звездочки. Он быстро стал нашим кумиром, и чуть что все бежали к нему: «Сережа, Сережа!..»

Однажды, играя с ребятами на перемене, я увидела, как он пробирается через толпу и направляется прямо ко мне. Я была приятно поражена и польщена, когда он отозвал меня на пару минут в сторонку — есть дело.

Дело было необычным. Нервничая и смущаясь, он попросил, чтобы я на следующем уроке отпросилась у учительницы в туалет. Но пойти я должна была не туда, а к нему, в Ленинскую комнату (не помню уже, как точно называлось сие помещение, где заседали пионеры-активисты).

Я была удивлена и заинтересована, поэтому, конечно, поступила так, как он просил. В комнате, кроме него, оказались еще трое парней. Но вовсе не активисты, а, наоборот, известные всей школе «трудные» подростки.

Страшно волнуясь, Сережа отвел меня в угол комнаты и каким-то отчаянным, заискивающим голосом попросил снять трусы. Я не понимала, почему он так волнуется, ведь для него я была готова сделать все что угодно.

Стыдливости в том возрасте у меня особой не было. Горя желанием услужить, я с готовностью стянула колготки вместе с трусиками и подняла подол платья.

Все ребята подошли ближе и окружили меня. Я почувствовала себя в центре какого-то странного внимания. Все смотрели именно туда, вниз, как будто там было что-то особенное, а не обыкновенная писька. Было заметно, что их это очень волновало. Время шло, и под пристальными взглядами я начала чувствовать себя неуютно. Они просто молчали и смотрели не отрываясь. А у меня от таких взглядов вдруг стало сводить живот и какие-то жгучие мурашки забегали прямо там, в писе. От этого я сама начала нервничать и, наконец, сердито крикнула: «Ну, все, хватит!». Натянула трусы с колготками, одернула юбку. Все продлилось, наверное, не дольше 3–4 минут.

Парни вышли за дверь, остался только Сережа, который опять заискивающим голосом стал меня умолять никому ничего не рассказывать. Я, в общем-то, и не собиралась (мне было от этого немного не по себе), наскоро пообещала и побежала на урок. В течение всего урока я не могла избавиться от нового ощущения, возникшего между ногами. Но оно, затихая, становилось менее острым, но более приятным.

Результатом было то, что у меня впервые проснулся настоящий интерес к отношениям с противоположным полом. Я поняла, что в определенных ситуациях присутствие мальчиков сопутствует получению некоторого особенного удовольствия. Правда, было не очень понятно, как конкретно можно попытаться еще раз воспроизвести приход этого чувства. Поэтому каждый раз, когда представлялась возможность пообщаться с мальчиками постарше, я ее не упускала (в подсознательной надежде — «А вдруг?»).

Сережа потом явно чувствовал себя в моем присутствии неловко, хотя я на него не сердилась и глядела, как и раньше, сияющими глазами. Если бы он пригласил меня повторно, я бы тоже пошла. Но он прятал глаза, а скоро вообще ушел от нас.

Думаю, он тогда меня «проспорил», или его взяли «на слабо», или хулиганы вынудили его это сделать угрозами. Не знаю. У них, мальчишек, свои секреты и тайны.

9. Nikita, 21 1 >> 2 >> 3 >> 5 >> 6.

Впервые я испытала нечто подобное к своему отцу. Мужчина он красивый, но что я больше всего ценю — умный и с огромным чувством юмора. Влечение было неосознанным, я просто хотела, чтобы «у меня было так же, как у мамы». Сердце билось быстрее в ожидании чего-то светлого, чистого и большого.

Мне было 16 лет. Сейчас могу сказать, что практически все, с кем я встречалась, были чем-то похожи на моего отца. И это было их главным достоинством..

13. Letti, 23 1 >> 5.

В 14 лет пришлось переночевать одну ночь у дальнего родственника.

Мужчина жил один, был старше меня на 15 лет. И сразу отнесся ко мне как-то «не по-родственному». То есть начал обращать на меня мужское внимание. Может быть, это было то, что называется «любовь с первого взгляда»?

Я услышала столько комплиментов в мой адрес, видела его глаза (они не врали, он действительно восхищался мной!). На душе было очень приятно, хотя я подумала: если станет ночью приставать — отвечу резко и грубо. И он пришел ко мне в комнату уже перед сном. И робким, умоляющим голосом попросил (не настаивая, просто, если мне не жалко) разрешить посмотреть на мою грудь. Не прикоснуться, а просто посмотреть. Я была внутренне напряжена, ожидая худшего от его визита, а тут сразу расслабилась. И — разрешила…

Было лестно — взрослый мужчина, такой уверенный и обходительный, — и вдруг так робко хочет… всего лишь посмотреть… Я легла в кровать, сняла лифчик и откинула простыню сверху до пояса. Он сел рядом на стуле и действительно просто смотрел не отрываясь… Потом я уснула. А он всю ночь сидел и на меня смотрел. Даже не тронул, как и обещал… Когда я проснулась утром, он все еще был рядом.

И я ощутила необыкновенную гордость за себя. Неужели я /такая/? Такая, что взрослый мужчина готов не спать ночь, чтобы насладиться зрелищем моей груди? Этот случай чрезвычайно повысил мою самооценку, и я очень благодарна тому мужчине, хотя мы с ним больше никогда не встречались.

14. Karina, 25 1 >> 2 >> 3 >> 5.

Я училась в 3-м классе. Со мной учился симпатичный мальчик Ренат, мы ходили вместе на продленку. Мне очень нравилось с ним общаться.

Вечерами, когда я была дома и ложилась спать, то представляла его лежащим рядом в своей постели, но тогда я еще не понимала, что это за чувство. Мне просто было хорошо.

Впоследствии для меня стало очень важным в отношениях с мужчиной именно это — делить с ним общую постель.

18. Мага, 18 1 >> 4.

Мне очень хорошо запомнился приход первого сексуального (а не любовного или романтического) чувства. При довольно необычных обстоятельствах.:)

Дело было в летнем лагере отдыха, мне было, кажется. 11 лет. Однажды совершенно случайно я подслушала разговор мальчиков из нашего отряда.

Речь они вели о том, чтобы пойти подсматривать в баню за девочками (должен был быть как раз банный день у девочек).

Они очень тщательно продумывали свой план — как раздобудут лестницу, заранее залезут на чердак, втянут лестницу за собой, плотно закроют дверь чердака и будут подглядывать через щели в потолке. Мнения у них разделились. Двое агитировали за идею очень активно, а двое других боялись, что их поймают, и приводили отговорки.

Меня они не видели, но я испугалась, что буду замечена, и постаралась потихоньку уйти. О чем я, кстати, почти сразу пожалела, когда начала думать об их разговоре. Сначала я была очень возмущена и хотела пожаловаться вожатой. Но вот какая получалась ситуация. Если я пожалуюсь, а они все-таки не решатся пойти — я стала бы предметом для насмешек как озабоченная дура. Если же они пойдут, а их поймают и накажут из-за моей жалобы — меня все станут считать ябедой и предательницей. А ребята были очень хорошие, я сама даже с ними много общалась.

Можно было бы сказать подружкам, но таких близких подруг у меня не было, а реакция других была бы такой, как у вожатой. Поэтому я и жалела, что не подслушала разговор до конца — тогда бы знала, какое решение они точно приняли.

До бани оставалось три часа, а я не находила себе места. Я не хотела, чтобы за мной подсматривали. Но что делать? Ребят не было видно. Сходить за баню, посмотреть, что там делается? А если кто увидит — как мне объяснить, для чего я хожу по этим закоулкам? Отказаться идти в баню? Но это обязательное мероприятие в лагере, нужны основания, объяснения…

Короче, через три часа, так ничего и не выяснив, я понуро шла вместе со всеми девочками в баню, как на казнь. Когда шли, мельком удалось взглянуть на дверь на чердак. Но она была на вид плотно закрытой.

Правда, так и должно было быть по их плану.

Когда вошли и разделись, я постаралась устроиться в самом дальнем уголке. Но все помещение было открытым и, конечно, сверху я могла быть видна, как и все другие. Осмотр потолка тоже ничего не прояснил. Ну, черный потолок, да, есть щели… Но никаких глаз не было видно, по потолку никто не топал… И все же поначалу я сидела на лавке, полностью зажавшись, стараясь согнуться так, чтобы никто не мог разглядеть меня сверху. Если бы я заметила что-то подозрительное, то сразу же выбежала бы в раздевалку и подняла шум. Но все было внешне, как всегда.

И постепенно обстановка стала вызывать во мне совсем другие чувства. Я смотрела на голых девчонок, которые вели себя, как обычно, раскованно: бегали, толкались, обливались водой — и понимала, что их сейчас всех могут /видеть/. И меня тоже могут видеть. То есть не обязательно, но /могут/. Я смотрела на подругу, которая лежала, раскинувшись, на лавке и понимала, что ее сейчас могут видеть — /всю/. И если раньше зрелище голой лежащей подруги меня бы не взволновало нисколько, то от сознания, что вот сейчас ее (и меня) могут видеть мальчишки (!) голыми, до самых подробностей, стало перехватывать дыхание. Но в то же время было ощущение безопасности — ведь, может, их там и не было!

Я стала успокаиваться, и мне показалось глупым продолжать сидеть и зажиматься. Я тоже начала свободно ходить по залу, набирала воду, намыливалась, вела себя естественно, но новые ощущения не проходили, а только усиливались. Мысленно глядя как бы сверху, я представляла, /что/ именно сейчас мальчишки у меня могли бы разглядеть, если бы сидели там, и стала думать, что бы они при этом чувствовали.

Неожиданно в голову стало приходить кое-что из ночных девичьих шептаний у нас в палате, которые раньше меня не очень интересовали. Я вдруг представила, как они смотрят на меня сверху и у них от этого начинают торчать их «штучки», как они их в волнении сжимают или теребят (точно я не знала, что делают, но знала, что должны при этом трогать:)), отталкивают друг друга, чтобы лучше видеть…

Каждая такая мысль волновала меня все больше и вдохновляла на новые «подвиги». Мне уже /хотелось/, чтобы меня видели тоже всю, как девчонок (опять же с условием «понарошечности» всего этого:)).

И я осмелилась — легла так же, как и подруга, на лавку, согнула в коленках ноги и слегка развела их в стороны, чтобы они могли увидеть /все/ (если они там были). Я чувствовала себя словно под острым душем из четырех пар глаз и просто нежилась в этом душе, а воображение рисовало волнующие картины, /что/ они при этом делают, глядя на меня.

В этот момент подруга неожиданно окатила меня теплой водой из тазика, и это настолько подстегнуло мои ощущения, что я как вдохнула, так и не смогла выдохнуть. Лежала, как парализованная, чувствуя, как теплые струйки воды сбегают по телу и особенно томительно ласкают — /там/…

Для меня это надолго осталось самым запоминающимся эротическим впечатлением. Может быть, именно оно определило потом мой первый оргазм…

22. Kisa, 19 1 >> 3.

Первое сексуальное чувство я ощутила в очень раннем возрасте. Мне было, если не ошибаюсь, 9 лет. Менструальный цикл у меня начался примерно за год до этого.

Однажды ночью я лежала в своей кровати и вдруг, не знаю отчего, начала сама себя ласкать. Причем сразу же довела себя до такого состояния, что в ту же ночь ощутила первый оргазм. Естественно, это вызвало желание постоянно испытывать такое чувство, и поэтому я периодически продолжала заниматься мастурбацией. Я очень боялась, что родители могут узнать, и поэтому очень тщательно скрывала все это на протяжении многих лет.

С возрастом я начала засматриваться на мужчин. Уже с 10 лет я хотела «соблазнить» какого-нибудь выбранного мной мужчину. К примеру, мне очень нравился парень, торговавший кассетами возле моего дома. Я постоянно ходила перед ним и обдумывала всяческие способы его соблазнения.

23. Юлия, 20 1 >> 3.

Это произошло в детском саду. Не знаю, сколько мне было лет, думаю около 4. Была в группе одна девочка. Звали ее Таня, мы были очень дружны.

Никто даже не догадывался, /какой/ я испытывала к ней интерес.

Каждый день, когда нас укладывали спать, мы накрывались с ней одеялом и занимались изучением наших тел. Трогали друг друга в области промежности и испытывали огромное удовольствие. При этом придумывали различные наказания, которым подвергла бы нас директриса, узнай она об этом. Мне не было стыдно тогда, да и сейчас я не считаю это постыдным.

24. Oksi, 30 1 >> 2 >> 3 >> 5.

Дело было на уроке физкультуры, во время лазания по канату (кажется, в классе с 5-го по 7-й). Чувство пришло очень острое и в самый неподходящий момент — когда я забралась уже под самый потолок. Из низа живота (а, говоря откровенно, из промежности) пошла жгуче-сладкая волна, которая почему-то вызвала онемение всего тела. Я не чувствовала ни рук, ни ног.

Голова при этом оставалась совершенно ясной. Помню, как я думала: «Только бы не упасть!». Было очень страшно, потому что рук я не ощущала, контролировать, сжаты они или разжаты, не могла, только мысленно умоляла их цепляться за канат. В паху как будто колыхалось болото из мириадов сладких мурашек. Стоило чуть-чуть сильнее сжать канат ногами, как это болото выплескивалось и новой волной разливалось по телу.

Я болталась под потолком, как огромная груша, не в силах ничего сделать.

Учительница и одноклассники решили, что у меня закружилась голова от страха высоты. Они все тоже растерялись и давали снизу какие-то советы.

Кто-то побежал за матами, чтобы уложить их на пол в том месте, где я могла упасть. А я висела и отчаянно пыталась мысленно успокоить «болото» и уловить момент, когда вновь почувствую свои руки. Когда это на минуту случилось, я осторожно ослабила хватку, и тело мое заскользило, убыстряясь, вниз.

От трения лобка по канату «болото» зафонтанировало /так/, что вниз я упала судорожно дергающейся безвольной кучкой. Может быть, это и был мой первый оргазм. Во всяком случае после этого я еще минут двадцать пролежала в уголке на матах, не в состоянии разогнуться. И еще часа два после этого ощущала сладкую ноющую боль в животе и вагине.

Этот случай оказал на меня сильнейшее влияние. Я сразу поняла, что это и есть тот самый «секс». И что все разговоры о том, как секс сладок — правда. Поэтому, хоть я и была испугана этим первым приходом сексуального чувства, тем не менее не на шутку заинтересовалась и стала искать возможность такие чувства воспроизводить.

25. Элли, 33 1 >> 2 >> 3 >> 5.

Первое возбуждение я испытала в период созревания, когда у меня начала увеличиваться грудь. Я знаю, что многие девочки в это время стесняются себя, а вот у меня стеснения не было никогда. Я нравилась себе!

У нас в ванной было большое зеркало — во всю стену. Я помню, как однажды встала голая перед ним, слегка раздвинув ноги, и любовалась собой. До чего же у меня все хорошо и правильно! Две такие нежные, налитые, округлые губки… И две маленькие упругие грудки, глядящие в разные стороны… Такие плотные, как резиновые шарики…

Я как будто глядела на себя глазами мужчины. И возбуждалась, глядя на себя, как это, наверное, делал бы мужчина…

29. Regina, 21 1 >> 4 >> 5 >> 6.

Мне было лет 17–18. К тому времени я уже год как работала на панели. Все эти козлы, которым некуда слить свое раздражение, ненависть и похоть, меня достали. Никаких приятных чувств от интима с ними я не испытывала.

Но вот подруга по несчастью в одну из ночей очень поторопилась сесть в машину к кому-то и забыла на скамье на остановке книжку. Это оказался всего лишь заурядный бульварный роман. Она ими зачитывалась — не знаю, как не сошла с ума! Днем она вела нормальную жизнь — ходила в институт, тянула на красный диплом. Но дома лежала парализованная мать — для нее самый дорогой человек на свете, а лекарства стоили кучу денег. И по ночам она работала тутой.

Короче, от нечего делать (был «неурожай») я стала листать книжку. Самое удивительное, что она меня увлекла. Слышала я от одной тетки в ментовке, что девчонки в какой-то из тюрем читали Шекспира, но не поверила. А сама вот зачиталась. Одна из постельных сцен была описана достаточно подробно, но при этом очень красиво и не пошло. Читаю я и чувствую… не знаю что. Это было желание. Ни один мужик не сумел разбудить… Думала о себе, что я — бревно…

Не скажу, что после этого я стала зачитываться любовными романами, но за пару месяцев проглотила такой объем литературы, который раньше за год в руки не брала. Читала день и ночь, забросила панель (благо сутенера не было), и улица отпустила меня без проблем и долгов. Правда, продукты покупать было опять не на что. Питалась супом из гороха и воды.

31. Sunny, 21 1 >> 3.

Даже не помню, когда это было, но думаю, что достаточно поздно, примерно лет в 17, когда совершенно случайно в душе струя попала в промежность. И вдруг — сладкое ощущение истомы, незнакомое доселе чувство! Потом захотелось повторять игры с душем.

32. UI1A, 23 1 >> 3 >> 4 >> 6.

Я помню свои эротические ощущения с того момента, как помню себя. А это где-то с 4 лет. Не могу утверждать точно, но, по-моему, они пришли сами по себе. Я не знала, что это такое, лишь понимала, что, если об этом никто не говорит, значит, это плохо. И все же в тайне от всех сжимала руками «там», действуя по принципу: если нельзя, но очень хочется, то можно.

В первый раз я просто почувствовала какое-то легкое томление в низу живота и интуитивно положила руку между ног, не снимая трусиков. Это было приятно и волнующе. Затем я стала сильнее нажимать, и почувствовала, как «приятное» усиливается. Это было лучше, чем клубничное мороженое — никакой другой ассоциации я не подобрала. Я немного прибавила темпы и вдруг «приятное» вспыхнуло и разлилось по мне.

Было очень приятно и немного стыдно.

Однако, при всей своей детской наивности, я понимала, что взрослым об этом знать не следует. Когда видела эротические сцены в кино, старалась незаметно сесть на кончик стула, чтобы острый угол попал в промежность и начинала потихоньку елозить. А боль и неудобства только усиливали ощущения. В тот момент, когда по телу разливалось сладкое и мучительно приятное чувство, я старалась улизнуть в туалет и довести там дело до конца. И лишь спустя много лет узнала, что это было…

Мои первые ощущения были определяющими. Позже я научилась вызывать их снова и снова, с помощью массы фантазий, которые порой использую и по сей день.

35. Veera, 25 < 1 >.

Мои первые эротические ощущения были очень красивыми и запомнились на всю жизнь. Мне было 9 лет и я впервые поехала с родителями на море. Была масса новых впечатлений, но самое волнующее — как мы ходили ночью купаться.

Родители выбирали уединенное место, и мы втроем купались обнаженными.

Это было какое-то необыкновенное волнующее чувство, совсем не такое, как при дневных купаниях. Было довольно темно, и я могла видеть только силуэты и уж, конечно, не различала никаких подробностей. Казалось бы, разница была невелика между дневными и ночными купаниями — только в отсутствии маленьких лоскутков материи. Но от того, что я /знала/, что сейчас на нас абсолютно ничего нет, возникало волнующее ощущение связывающей нас общей тайны.

В свои 9 лет я уже понимала разницу между полами, знала, что есть вещи запретные, доступные только взрослым (и от того, кстати, особенно интересные). И вдруг оказалось, что взрослые взяли меня в свой круг, допустили хотя бы немного к этим тайнам. От этого у меня возникало прямо-таки чувство священного трепета, переходящего в наслаждение, когда мы плескались в воде и играли.

Я точно так же, как и днем, возилась с папой или мамой, вскарабкивалась на них, обнимала и ласкалась, но чувства были совершенно другими, когда я касалась их тел, зная, что они голые! Это была сладкая нега, которая еще больше усиливалась, если, скажем, я пыталась забраться на папу или маму и крепко оплетала чью-то ногу своими ногами. Эти игры, скольжение друг по другу наших обнаженных тел создавали ощущение необыкновенной близости и родства.

Когда они потом уплывали дальше в морс (чтобы заняться любовью, как я теперь понимаю), я рыдала и чувствовала себя потерянной — ведь у них вновь появлялась отдельная от меня тайна! И как я радовалась, когда потом они возвращались ко мне и наши игры продолжались!

После этого я стала как будто взрослей. На всю жизнь у меня осталось чувство особой близости с папой и мамой, хотя больше в нашей жизни таких купаний не было. Я уже замужем и мужа своего люблю, но к родителям отношусь по-прежнему трепетно. Я чувствую свою исключительную общность с ними. Ближе у меня никого нет.

35. Vika, 36 < 1 >.

Это произошло, когда мне было 13 лет. Я гуляла с подругами в парке. Мы прошли все аттракционы, пили соки и ели мороженое. Это был настоящий праздник! И день такой прекрасный. Все было просто замечательно.

Одно только не давало мне покоя — случай, когда я заходила в туалет в дальнем конце парка. Он был деревянный, со множеством отверстий. И когда я сделала свое дело и встала, вдруг увидела, как в одном из отверстий мелькнул глаз… Я испугалась и выбежала. Но мысль об этом происшествии не отпускала меня… и это был не только страх, но и что-то другое… Когда я легла спать, то долго не могла уснуть, вспоминая…

На следующий день я встала с полностью оформившимся решением — снова пойти в парк… одной… В нижней части живота был холодок… я чувствовала совершенно новое ощущение — страх, перемешанный с этим очень приятным холодком… Подходила к туалету я на ватных, плохо слушающихся ногах.

Войдя, прежде всего посмотрела на отверстия. Там ничего не было видно. Я присела. Соседняя кабинка была пуста. После нескольких минут ожидания решила уйти, но тут услышала шаги…

Я встала и посмотрела в щель двери. По дорожке к туалету шел мужчина.

Ему было на вид лет 40–45. Он вошел в соседнюю кабину. Я уже хотела открыть защелку и уйти, но тут мой взгляд упал на большое отверстие, и я увидела там глаз… Я растерялась, ноги мои снова стали ватными… но быстро оправилась и решила посмотреть, что будет, если я сделаю кое-что… Встала напротив отверстия, боком к нему и, поглядывая искоса, стала поднимать юбку…

38. vlublennaya, 21 1 >> 3 >> 4 >> 5.

Тема секса в 10 лет была вполне открытой в моем доме, и родители, насколько могли, мне все объясняли таким образом, что я никогда не считала, что меня нашли в капусте или принес аист.

Однажды я прочла в газете историю о молодой девушке, которая, едва успев выйти замуж, стала вдовой. Она дала себе зарок никогда не изменять мужу, а когда он умер, «выходила из положения» в душе. Не знаю, как могла в мои руки попасть эта газета… но я начала пробовать… и мне понравилось…

Сначала это было интересно, потом я начала получать удовольствие. Я изучала себя — что мне нравится, что нет, какие зоны моего тела на что реагируют, что меня возбуждает… Сейчас для меня не существует проблемы «не хочу», если, конечно, партнер не безобразный (но таких и не было)…

Стыда я не испытывала никогда. Это слишком важная сфера моей жизни и единственный способ по-настоящему расслабиться. Я считаю, возможно, благодаря тому первому опыту у меня все в порядке и поныне — я могу не зависеть от мужчин (шутка).

41. Ассоль, 22 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Мне постоянно кажется, что я стала жить «взрослой жизнью» слишком рано.

Вернее, стала задумываться о ней. Отношения между мужчиной и женщиной (тогда еще мальчиками и девочками) меня волновали с самого детского сада! Мне было тогда 4 годика, а казалось, что жизнь уже наполовину прошла — такая я уже взрослая. И меня очень беспокоило то, что я до сих пор еще ни в кого не влюблена.

В общем, выбрала я себе из группы мальчика, в которого решила влюбиться и любыми способами старалась произвести впечатление.

Я отказывалась надевать трусики, которые, как мне казалось, были недостаточно красивы (надо же, такая маленькая, а уже знала, чем привлечь мужскую половину!:))

В школе я выбрала из класса в качестве следующей «жертвы» самого красивого мальчика Рому. Уж каким павлином я перед ним ходила! Но закончилось все, как во взрослой жизни, когда друзья вмешиваются и портят все отношения. Некий Сергей рассказал моему кавалеру о том, какие у меня голубые трусы (это в детском садике детки спят все вместе и ничего, а в школе у нас, если кто поднял девочке юбку да увидел трусики, — позор на всю школу!). Смешно, но после этих «откровений» и закончилась наша «любовь»…

Испытывала ли я тогда стыд и повлияло ли это на будущее? Наверное, да.

Ведь иначе как объяснить то, что до третьего курса университета я стеснялась сказать знакомым, что я моюсь в ванной? Если в это время ко мне заходили друзья, я просила маму сказать, что меня нет дома. А она не знала причины, всегда забывала и говорила правду — что я купаюсь. А мне после этого было ужасно стыдно, даже боялась встретиться потом с этим человеком — все думала, что он при словах мамы сразу же меня представлял голой в ванной…

42. Вика, 21 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5.

Первый раз я это почувствовала лет в 11, когда посмотрела по видику фильм с оральным сексом. Родителей дома не было. Я просматривала разные кассеты и случайно наткнулась на эту. Фильм был сам по себе не очень эротический, но сцена орального секса была довольно долгой и подробной.

Я ощутила сильное волнение и пересматривала эту сцену несколько раз. У меня от этого перехватывало дыхание и хотелось смотреть снова и снова.

Это было завораживающее для меня зрелище.

Особенно меня это волновало, потому что я ощутила себя на месте той женщины и поняла, что есть случай, когда женщина имеет особую власть над мужчиной. Мужчина в фильме был здоровенный, но женщина делала из него все что хотела. Он был совершенно беспомощным, только закатывал глаза и стонал от удовольствия. Я тогда немного боялась мужчин, да еще во дворе были нелады со старшими мальчиками, которые нас обижали. А тут я поняла, что из мужчин можно веревки вить. Я потом не раз смотрела эту кассету, и мне очень хотелось самой попробовать такое.

48. Лера, 33 < 1 >.

Свое первое сексуальное ощущение я испытала в 1-м классе. У родителей были какие-то трудности и меня отдали на год к бабушке в деревню. В деревне не было школы и приходилось ходить в соседний поселок несколько километров. Бабушка не могла меня водить и договорилась, что я буду ходить вместе с одним мальчиком из 7-го класса.

Дорога до школы большей частью шла краем леса вдоль колхозных полей. Я всегда очень боялась отстать от мальчика Сережи, он шел быстро, не обращал на меня внимания, а я вприпрыжку старалась поспеть за ним.

Однажды ему приспичило отойти в лес пописать. Я этого не поняла и страшно испугалась, что он уйдет совсем и бросит меня одну на дороге.

Поэтому я побежала за ним и даже вцепилась в его одежду, чтобы он никуда не делся.

А ему было неловко, он отпихивал меня, пытался спровадить хотя бы на несколько шагов, чтобы суметь отвернуться. Но я не слушала никаких уговоров, вцепилась в него, как клещ… Видимо, ему сильно хотелось, поскольку, в конце концов, он просто плюнул на все и пописал под моим взглядом.

Я чувствовала тогда просто испуг и мне было безразлично, что он там делает. Но когда я сидела на продленке и ждала его, чтобы пойти обратно домой, то почему-то в голову стали приходить об этом мысли. И когда на обратном пути он опять остановился пописать, я снова побежала за ним, но уже с любопытством смотрела на то, как он это делает.

И это превратилось у нас в какой-то ритуал. По дороге в школу и обратно он обязательно останавливался пописать, а я стояла рядом и смотрела. А потом даже сама стала присаживаться писать рядом с ним и уже он смотрел на меня, когда я снимала и надевала трусики. Меня это необъяснимым образом волновало, каждый раз пробегало какое-то волнующее сладкое чувство. При этом мы оба не произносили ни слова!

Кончилось вес так: однажды он пописал, но не стал убирать член, а еще несколько минут просто держал его в руке, искоса поглядывая на меня. И я поняла, что он мне его специально /показывает/! И как только я это поняла, то вместе с волнением и удовольствием вдруг впервые ощутила чувство /стыда/ — даже залилась краской. Отвернулась и ушла. И с тех пор больше никогда не ходила за ним в лес, всегда ждала на дороге.

Я не считаю, что этот случай как-то повлиял на мою сексуальность. Но он остался в моей памяти на всю жизнь, потому что это был день, когда я впервые по-настоящему осознала свою принадлежность к женскому полу.

49. Лиза, 16 1 >> 3 >> 4.

Самое сильное, наверное, чувство посетило меня, когда я впервые посмотрела фильм «Маска Зорро» с Антонио Бандерасом. Мне было лет 13–14, я просто смотрела на Антонио и понимала, что безумно хочу этого мужчину…

Периодически желания возникали, когда я наблюдала за одноклассниками…

Меня вообще почему-то всегда сводит с ума то, что мужчины носят брюки, джинсы… Глупо? Не знаю… Но у меня от этого всегда «уносило крышу».

Первое желание секса появилось, когда я сидела на диване с одним парнем, который мне очень нравился. Он положил мне руку на плечи, и я ощутила безумное желание… Не знаю, может быть, он задел какую-то эрогенную зону, так как даже его поцелуи не возбуждали меня настолько… Потом у меня был более опытный парень, который заводил меня одними поцелуями.

Но настоящее сексуальное возбуждение появилось лишь после того, как я лишилась девственности (с этим же, кстати, парнем)… Именно /после/ этого. Теперь для того, чтобы возбудиться, мне практически всегда достаточно всего лишь лечь рядом с ним или ощутить его прикосновение, поцелуй.

50. Наяда, 34 1 >> 3 >> 4.

Надо же, люди из больших городов даже книжки пишут о «первых сексуальных ощущениях». А я вот выросла в небольшом поселке, и у нас секс между детьми, начиная лет с 6, был обычным делом. Даже имелось специальное название «нижний поцелуйчик». То есть все было, как у взрослых — выбиралось время, место… Полностью раздеваться, конечно, не приходилось, но снимались трусики, мальчик спускал брюки до колен, ложился на девочку…

Я нигде об этом не читала, но знаю по себе, что у девочек перед плевой есть область, куда можно ввести член на 2–2.5 см без боли и без нарушения девственности. Мальчикам как раз хватало, чтобы ввести головку — самую чувствительную часть и даже подвигать ею. Девочке было главным не слишком раздвигать ноги, чтобы мальчик не «увлекся» и не проник дальше, чем следует. Вот, собственно, и вся техника.

Жителями поселка все это воспринималось как само собой разумеющееся.

Родители относились к этому спокойно-добродушно и не делали трагедии из таких вещей, даже подшучивали на эти темы (видимо, сами через это прошли). Помню, пьяный отчим спрашивал меня, когда я подросла: «Ну, что, ты уже трахаешься или все нижними поцелуями промышляешь?». Считалось, что девочке после 12–13 лет уже неприлично заниматься «нижними поцелуйчиками» — она должна либо «давать», либо хранить девственность.

Никаким секретом или «таинством» это не было. Если между мальчиком и девочкой возникала влюбленность, то рано или поздно эти отношения заканчивались в кустах «нижним поцелуйчиком». А поскольку влюбленности у детей вспыхивают и угасают быстро, то годам к 10 все мы уже знали друг друга практически наизусть. Выбор партнера тогда производился уже по другим принципам — для удовольствия (а удовольствие от этого было!).

Среди мальчиков ценились осторожные, аккуратные, те, кто держал себя в руках и не «увлекался». - т. е. с кем можно было расслабиться и не держать постоянно ноги в напряжении.

Девочки котировались по физиологическому устройству (крупные губы, глубокий вход) — в общем, по наличию места, куда мальчик мог бы «пристроить» свою головку.

Я была не красавицей, но котировалась очень высоко — у меня была именно такая физиология. Когда в 1-м классе появился первый «воздыхатель» (третьеклассник стал провожать меня до дома), я попросила более опытную подругу рассказать, как делается «нижний поцелуй» (понимала, чем дело должно закончиться). Она мне без стеснения все рассказала, даже показала на себе: сдвинула трусики и ввела большой палец примерно до первой фаланги. И однажды весной, когда стало сухо, мы с этим приятелем, не сговариваясь, отправились за сарай (было во дворе такое укромное местечко). Все, кто был в это время на улице, проводили нас понимающими взглядами. Похихикали, потерлись, поцеловались («верхним»)… А потом он стянул с меня колготы вместе с трусами, прижал к стенке сарая, спустил брюки и «поцеловал нижним»…

Я ничего не успела ни особенно разглядеть, ни почувствовать. Не было каких-то сильных сексуальных эмоций. Только ощущение удовлетворения и гордости от того, что теперь я — «как все». А потом «понеслось». Я довольно быстро стала получать удовольствие и даже наслаждение, особенно, если ситуация позволяла действовать не на скорую руку, а со «вкусом, с толком, с расстановкой».

Для этого мы уходили за поселок через поле и устраивались в лесополосе.

Шли довольно большой компанией, но все по парам и все знали, зачем. Там уже расходились кто куда. Иногда удавалось стащить из дома байковое одеяло, так что в хорошую погоду можно было, устроившись на одеяле, раздеться догола. С умелым терпеливым партнером, отключившись от всего вокруг и слившись в «нижнем поцелуйчике». можно было долго-долго лежать, наслаждаясь…

51. Я, 26 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Они появились одновременно с самоощущением, в тот момент, когда я начала себя отделять от мира. Как и у всех — игры в доктора, привязывания нас, девочек, к заборам и прочие радости детства. Не было как-то фиксации на «писе», в теле было сладким все. Интересно — в детском саду в сончас моя раскладушка стояла рядом с раскладушкой приятеля (потрясающей сексуальной школой были наши детсады), и мы страшно любили трогать друг друга, просовывая руки под одеяло. Он все тянулся в одно место, а я пыталась его «перенаправить» туда, где мне было приятнее и интереснее.

Еще, года в четыре, почему-то приятно было уговорить кого-нибудь (неважно, мальчиков или девочек) потереться попами. Сейчас я психолог, взрослая и умная тетя:), но вот понять, откуда брались именно такие приятности, не могу до сих пор. То есть, понятно, первый сексуальный опыт и все такое, но почему именно попами тереться? И, кстати, как и у многих, те впечатления очень долго присутствовали в фантазиях…

52. Ириша, 20 1 >> 3.

У нас во дворе была компания ребят и девчонок лет по 11–13. Довольно часто там заходили разговоры о сексе. Все было на довольно детском уровне, пока не появился один мальчик. Он был /очень/ просвещенный в этом плане. Он знал в подробностях буквально все. Наверное, начитался детской сексуальной энциклопедии, а может, и чего покруче.

Так вот, когда он начинал рассказывать, все замирали. Все слушали, затаив дыхание, и я тоже. Но эти рассказы здорово заводили! Все представлялось, словно наяву. От этого поднималось волнение и в щелочке как будто начинал шевелиться какой-то червячок, не дававший покоя.

Страшно хотелось там почесать, но при всех было неудобно.

А одна моя подружка не выдержала и сказала ему: «Знаешь, ты так рассказываешь, что самой хочется попробовать!» А я промолчала, но была с ней абсолютно согласна.

53. Маргарита, 18 1 >> 3 >> 5.

В первый раз это чувство посетило меня в 12 лет. Была физкультура и дверь в душевую мальчиков была приоткрыта. Возникло что-то необычное — смесь стыда, испуга и удовольствия от познания запретного плода… Это в корне изменило мою жизнь… С того самого момента мне захотелось испытывать такие чувства постоянно. Одноклассники стали для меня потенциальными «жертвами»… По-настоящему все началось в классе 9-м, я даже не скрывала своих желаний, и мальчикам это нравилось. Короткая юбка открывала дорогу к любому объекту мужского пола.

59. Магия, 27 1 >> 2 >> 4.

Первые воспоминания о сексуальном чувстве у меня относятся годам к восьми-девяти. Тогда я мылась в ванне и вдруг зашел отец. Это было в порядке вещей, меня даже мыли попеременно то он, то мама. Но в этот раз неожиданно возникло непреодолимое желание спрятаться. Странно свело живот, я сама собой свернулась калачиком, плотно сжав ноги, и отвернулась к стенке. И до тех пор, пока он не вышел, чувствовала смущение и давление в паху. После этого я сказала родителям, что отныне буду мыться сама.

66. Ольга, 24 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 «.

Когда мне было десять лет, родители отправили меня отдыхать на море к своим друзьям, у которых была тринадцатилетняя дочь. Однажды она предложила мне поиграть в папу и маму и, когда дело дошло до сна, заявила: «А мой папа всегда держит маму за грудь…» И неуверенно стала трогать мою грудь (если это можно было назвать грудью). Потом мы стали изучать тела друг друга.

Именно в эти минуты я почувствовала что-то, чего раньше не знала. Сейчас я, конечно, понимаю, что это и были первые сексуальные ощущения. После этого мы очень часто прятались под одеялом и ласкали друг друга. Наши игры продолжались всего две недели, пока я жила у них. Потом я уехала, и мы больше никогда не встречались.

67. Осень, 48 < 1 >.

Этот случай произошел со мной лет в 14 и запомнился как самое первое сексуальное ощущение. Я ехала в автобусе на задней площадке. Была страшная давка. Лето, жара, все спрессованы, обливаются потом и думают только о том, как бы скорее доехать.

И тут случилось нечто неожиданное. Я стояла на задней площадке лицом к стеклу. И в один из моментов почувствовала, что на меня надавили не так, как раньше. Новый сосед был мужчина, очевидно, невысокого роста — я чувствовала его дыхание на своей шее. Но главное я почувствовала снизу.

Он плотно и тесно прижался к моей попе всем передом. Сквозь летнее платье и тонкие трусики я совершенно четко различала три подробности: его ноги, прижатые к моим ягодицам, а посередине — большую твердую горячую «палку», которая пристроилась точно между двумя моими половинками.

Боюсь, что не смогу описать все свои чувства тогда. Я, конечно, сразу поняла, что это такое, хотя знала только понаслышке. Мне никогда до этого не приходилось сталкиваться ни с «автобусными онанистами», ни вообще с наглыми приставаниями мужчин. Я росла очень скромной девочкой.

И вот эта бесстыжая «палка» между ягодиц пришпилила меня к месту, как бабочку на булавке.

Я как будто окаменела — не могла даже пошевелиться. С одной стороны, я чувствовала отвращение. Но в то же время по всему телу забегали миллионы мурашек, низ живота и ноги свела какая-то незнакомая тягучая судорога.

Казалось, если я пошевельнусь, то эти чувства усилятся многократно. Но, поскольку эти чувства пришли против моей воли, я этого яростно не хотела. Я стеснялась его оттолкнуть или обругать — все-таки это был мужчина в возрасте (я видела его руки, лежащие на поручне автобуса).

Вывернуться из-под его напора тоже не могла — просто не было сил пошевелиться от нахлынувшей слабости. Единственное, что я смогла сделать. — это изо всей силы сжать ягодицы, но моментально почувствовала, как от этого все ощущения резко усилились. Я расслабила ягодицы и тут же ощутила, как «палка» напористо раздвинула их и вползла гораздо глубже. Я рефлекторно сжалась, выталкивая ненавистный предмет и…все повторилось… не раз и не два…

Наверное, я доставляла ему этими движениями колоссальное удовольствие.

Видя, что я практически не сопротивляюсь, он осмелел и нагло исследовал всю мою попу своим членом, при каждом толчке автобуса перемещая его с одной ягодицы на другую и вновь возвращая в ложбинку. А во мне в это время продолжало переливаться, обездвиживая и сводя живот, вот это мерзостно-сладостно-болезненное ощущение. Я не могла пошевелиться и только молитвенно отсчитывала секунды до остановки «Рынок» — знала, что там выйдет пол-автобуса. И, когда это произошло, я почувствовала, что он меня отпустил, но даже не посмела обернуться.

Не знаю, вышел ли он вместе со всеми или остался дальше ехать в автобусе. Мерзкое чувство, затихая, не отпускало меня еще часа полтора, иногда всплывало и потом, в воспоминаниях. Этот случай имел двоякие последствия. Когда я уже была на лет старше, ко мне снова попытался пристроиться в автобусе онанист и получил /так/, что забрызгал кровью пол-автобуса (да еще и парни, ссадив на остановку, добавили).

С другой стороны, чем старше я становилась, тем сильнее мне хотелось вновь испытать такое чувство. Как ни странно. В моей жизни было много разнообразного секса, но такого острого ощущения не возникало ни разу.

Все было намного проще. Только изредка, «по старой памяти», возникало что-то похожее, когда мужчина во время ласк прижимался ко мне сзади в положении стоя.

Кажется необъяснимым, но я бы очень хотела сейчас пройти по /этому/ пути, чтобы узнать, куда бы он в конечном итоге мог меня привести. И если бы я теперь оказалась на месте себя 14-летней, я бы, наверное, как говорится, «расслабилась и попыталась получить удовольствие»…

68. Анжела, 24 1 >> 2 >> 3 >> 4.

Когда мне было лет 9-10, я спала в комнате родителей. У меня был «режим», т. е. они укладывали меня часов в 8, а сами ложились спать гораздо позже. Я часто не могла заснуть так рано. Притворялась, что сплю. И была свидетелем того, как мои родители занимались любовью.

Я чувствовала их возбуждение и сильно возбуждалась сама. Начинала трогать себя в разных местах… и осознавать, что это приятно. В том возрасте я переживала, что со мной что-то не так, что я делаю что-то противоестественное. Но, взрослея и читая определенную литературу, поняла, что это нормально, что это делают многие девушки, женщины.

74. Эля, 17 1 >> 2.

Первое чувство я испытала в 13 лет. Было так: я мылась в ванной и вдруг мне неожиданно очень захотелось в туалет. По «большому». Уж простите за физиологические подробности, но это важно.:)) Делать было нечего, я была вся мокрая, поэтому одеться не могла, да и времени на это как бы не оставалось.:))

Поэтому я быстренько обернула вокруг себя полотенце и выскочила в коридор (санузел у нас раздельный). И неожиданно лицом к лицу столкнулась с отчимом! Не подумайте плохого, он не подсматривал. Это очень положительный человек, я его уважаю, просто он мимо проходил по коридору.

Тут полотенце зацепилось за какой-то гвоздик и, когда я быстро рванула в туалет, край выскользнул у меня из рук и оно слетело с меня совсем. Я оказалась перед ним совершенно голая! Потребовалось еще секунды три, чтобы обернуться, нагнуться, подхватить с пола полотенце и юркнуть в сортир. Но за эти секунды он увидел меня совершенно голую во всех видах — и спереди, и сзади, и наклонившейся!

И в туалете /такое/ началось! Когда сильно хочется — то уже живот сводят какие-то спазмы, а тут еще эта ситуация! Я сидела на унитазе, но не думала о том, за чем пришла, потому что мне сжимали живот необычные, страшащие, но волнующие и приятные ощущения! Дыхание захватило, и я не могла выдохнуть, вспоминая, /какой/ он меня увидел! Только минут через десять меня «отпустило» и я смогла вернуться обратно в ванную. Но и сидя там, я продолжала вспоминать и переживать. И потом тоже много думала об этом.

Я как-то очень ясно осознала «сексуальность» этих ощущений, чувствовала, откуда они идут. У меня, наверное, сразу произошел переход к «осознанной сексуальности», потому что с того случая я стала постоянно думать об этом. Мне очень хотелось вызвать вновь эти ощущения. Но они больше не приходили. Хотя я нарочно пыталась сосредоточиться и подробно вспоминала об этом дне, даже попробовала мастурбировать. Это было приятно, но это было «не то». Только где-то через год я поняла, каким образом надо этого добиваться.

77. BettyBoop, 25 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Когда мне было лет 7–8, я, как и все дети, с удовольствием и подолгу гуляла и часто заигрывалась до состояния «невтерпеж». Конечно, можно было зайти за куст или в подъезд, но «воспитание не позволяло». И тогда я нашла чудесный способ для удержания: присев на корточки надо подставить пятку под клитор, а еще лучше и поелозить — и приятно, и писать не так хочется.

Я, конечно, не понимала, что происходит, поэтому никакого стеснения не было, даже подружкам советовала. Оказалось, это не только мое «секретное оружие». Не знаю, как другие девочки, а я пользовалась этим способам даже тогда, когда писать совсем не хотелось.:-)

81. Смелая, 24 1 >> 2 >> 4.

Первый такой случай произошел со мной в 3-м классе. В нашей школе у мальчиков было странное занятие — «проверять» у девочек трусики.

Мальчишки очень любили на перемене неожиданно подойти к девочке и задрать ей подол юбки. И, если трусики были не в порядке — ветхие, линялые или плохо постиранные, то такую девочку начинали высмеивать.

Конечно, мы были настороже и давали отпор нахалам, но опасность «проверки» всегда сохранялась.

Однажды у меня случилась страшная беда — все мои трусики с утра оказались в стирке, а мама сказала: «Ничего, пойдешь так». Как я ни упиралась, но «так» и пришлось идти в школу. Я очень боялась «проверки» — ведь даже представить себе невозможно, как бы меня засмеяли, если бы мальчишки увидели, что я вообще без трусиков. Помню свое волнение и почти отчаяние по пути в школу. Ощущение беззащитности — и вместе с тем какое-то особое новое чувство, когда прохладный ветерок овевал голое тело /там/…

Спасало положение только то, что в этот день я была дежурной по классу и поэтому у меня был предлог не выходить на перемену. Я оставалась в классе одна (обычно учительница выставляла всех в коридор). Меня это как нельзя больше устраивало. Поскольку все шло без проблем, я постепенно успокоилась и потеряла бдительность.

На второй перемене я вытирала доску, отвернулась посмотреть на какое-то движение в окне и «прозевала», как ко мне с другой стороны подкрался мальчик Саша. Он резким движением задрал мне юбку и… остолбенел. А меня вдруг пронзила странная, лишающая воли, томительная слабость. Я хотела хлестнуть его тряпкой, но рука отказывалась делать движение. Мы застыли в таком положении на несколько секунд. Он жадно разглядывал меня — без трусиков, а я… не могла пошевелиться… было чувство беззащитности, обнаженности, стыда и… чего-то еще, непонятного… На глаза стали наворачиваться слезы…. и тут я смогла выдохнуть и резко, со всей силы, ударила его тряпкой по лицу.

Он выбежал в коридор, а я в ужасе ожидала, что с минуты на минуту в класс ворвется ватага одноклассников… задерут юбку, будут рассматривать, может быть, даже трогать, смеяться… Я быстро села за парту и сжалась, как могла. Но ничего не произошло! Я поняла, что Саша меня не выдал (хотя мог и даже должен был, по понятиям наших мальчишек), и у меня возникло к нему такое чувство благодарности!

На следующей перемене я была начеку, понимая, что он придет опять. Так и было, он не раз появлялся в дверном проеме, но я тут же делала угрожающее движение тряпкой. Он так и не сказал ничего своим приятелям.

С тех пор у меня впервые появилось какое-то особое чувство к мальчику, похожее на влюбленность.

И с этого момента меня стали посещать всякие фантазии. Я часто вспоминала этот эпизод и мысленно переносила его на другие обстоятельства — те, при которых мы были бы вместе и только вдвоем. В таких «обстоятельствах» мы оба постепенно раздевались догола и смотрели друг на друга (на большее фантазии не хватало). При этом я уже не испытывала стыда, а только удовольствие. Часто в этих мыслях я сама проявляла инициативу, первой раздевалась перед ним, соблазняя его…

Пожалуй, мое чувство к нему в какой-то степени напоминало отношение жены к мужу. Я беспрекословно давала ему списывать все уроки, «кормила его обедом», покупая в буфете булочки… По моим тогдашним представлениям, видеть друг друга голыми могли только муж и жена, а он /видел/ меня и никому не сказал, сохранив эту тайну между нами. И стал для меня как бы «мужем»…:) Что он ко мне чувствовал, я не знаю.

84. Хельга, 28 1 >> 2 >> 3 >> 5.

В этом не признаешься никому — ни подруге, ни любовнику. Ни даже врачу, будь он хоть именитым сексопатологом. Но с этим приходится жить, это как изъян, которого не видно, но который всегда с тобой, как твоя тень.

В слова облекаю это в первый раз (дрожа и краснея) — с самого раннего возраста, с какого я себя помню, я всегда делала /это/… Я мастурбировала. Не скажу точно, когда это началось: с 4 или 5 лет. И не знаю, почему. Никто и никогда мне не показывал и не рассказывал. Просто я знала, и все.

Самое неприятное не в этом. И даже не в том, что я не могу испытать оргазм по-другому (собственно, оргазм ли это — ведь ощущения остались те же, что были в пять лет, а может ли пятилетний ребенок испытать оргазм?

Так, временное облегчение от непонятного томления).

Неприятное в том, что я боюсь признаться себе, что у меня проблема, и начать искать выход. Гораздо проще, на радость партнеру, громко кричать и изображать, что мне с ним хорошо. Сколько ты хочешь, милый? Три раза, четыре должна кончить твоя партнерша? Ну, давай, еще разок, напоследок…

А потом с отвращением смотреть на себя в зеркало, понимая, что это тупик, и раз уж не хватило духу сразу признаться, то сама виновата и продолжай притворяться дальше.

Он не виноват. И, даже если он очень внимательный и нежный, он все равно не сможет ничего сделать, потому что у меня за спиной всегда стоит /это/. Как посторонний человек в комнате, где двое. Но вижу его только я, и мне плохо.

Когда-то в одной книге (совсем не по данной теме, это был низкопробный детектив) я прочитала о дальнейшей судьбе детей, подвергшихся сексуальному насилию. Я не психолог, не интересовалась такой проблемой подробно, и мне сложно оценить, правда ли там написана. Но я с ужасом узнавала свою судьбу, хотя не помню никаких признаков насилия в детстве.

Так вот. Эти дети рано начинали мастурбировать, у многих возникало крайнее отвращение к себе, своему телу и они толстели, как будто хотели, чтобы и окружающие относились к ним с такой же неприязнью. В дальнейшем складывалась личность с явными признаками неблагополучия, низкой самооценкой и комплексом самовредительства — выбирать всегда худшее для себя.

Остается к этой картине добавить, что я всегда патологически боялась мужчин (учителей, родственников, просто прохожих) — до такой степени, что мой первый интимный опыт с партнером состоялся, только когда мне было 25 лет, при очень рациональном подходе: «ну что, уже пора». Никакой болезненной дефлорации со всеми неэстетичными деталями не было. Он даже спросил: «Так сколько же на самом деле у тебя было мужчин?».

Мне страшно. Я боюсь думать об этом. Я жалею, что не родилась мужчиной: ведь у них все так просто…

87. Amanda, 18 1 >> 2.

Первые сексуальные ощущения я испытала года в 4… Хотя, может, и раньше.

Все как-то само собой получилось. Мне стоило лишь скрестить ноги и сжать их, как я чувствовала что-то доселе неизвестное, но очень приятное… Но я не знала, что это такое. Потом родители заметили и запретили мне этим заниматься, сказав, что «у меня отпадут ножки».

Но мне так нравилось, что я продолжала это делать, несмотря на угрозы родителей. Я старалась где-нибудь спрятаться и предавалась своему занятию. В 8 или 9 лет мама опять меня застукала, и разговор был уже серьезный. Она допытывалась, кто же все-таки научил меня (откуда мне было знать?) и зачем я этим занимаюсь… Я лишь молчала.

На какое-то время я действительно перестала заниматься самоудовлетворением (уж слишком серьезным был разговор). Я поняла, что слишком мала для такого рода занятий. Но в какой-то момент не сдержалась, и все стало повторяться опять…

Намного позже я, наконец, узнала, что это была всего лишь мастурбация. Я прочитала о ней в Медицинской Энциклопедии. Ну, а сейчас я до сих пор занимаюсь этим в свободное время. Любопытно — сколько бы я ни читала во всевозможных журналах и газетах, что это можно делать еще руками или различными предметами, нужных ощущений у меня почему-то никогда не получалось.

89. Astarta, 25 < 1 >.

Очень часто приходится читать в различных интим-изданиях о зловредных отчимах, насилующих беззащитных падчериц. Все эти рассказы выглядят одинаковыми, написанными, как под копирку, и такое впечатление, что их пишут сами журналисты с целью преподнести публике мораль. Поэтому я хочу рассказать о своем случае. У меня были сексуальные отношения с отчимом, но такие, что мне, как я считаю, это пошло только на пользу.

Отца своего я не видела и не помню. По этому поводу я с малых лет очень переживала — ведь у всех других детей были папы или «дяди». Я переживала, что мы с мамой какие-то неполноценные. Поэтому, когда в нашем доме появился, наконец, «свой» мужчина, я была в восторге.

Андрей (я звала его по имени) пришелся мне по душе, он принял меня как свою, с одинаковой любовью относился и ко мне и к маме — я это видела.

Мы втроем постоянно были вместе, по выходным ходили в парк, в кино. Для меня, семилетней девочки, он тоже быстро стал «своим» мужчиной.

Единственное, что омрачало мою радость, это то, что, после того как меня укладывали спать, в доме начиналась особая, «ночная» жизнь, в которой мне не было места. Мы жили в однокомнатной квартире и часто, не успев заснуть, я видела довольно откровенные интимные сцены с участием мамы и Андрея. Не могу сказать, что это повергало меня в шок (как многих детей), наоборот — некоторые казались мне красивыми и волнующими.

Например, когда мама принимала позу всадницы, я, затаив дыхание, смотрела на ритмичные движения ее красивого тела, на запрокинутую голову с распущенными волосами…

Смысл этих занятий мне был не очень понятен, но налицо была несправедливость, которая меня возмущала. Днем мы все были вместе на равных условиях, и этот Мужчина принадлежал поровну каждой из нас. Но ночью меня отставляли в сторону и он принадлежал только маме! Я решила предъявить свои права.

Андрей часто оставался по утрам дома, отсыпаясь после ночного дежурства, а мама уходила на работу. Выбрав один из таких дней, я перебралась в кровать к Андрею, стала к нему ласкаться и тормошить. Когда он проснулся, я стянула трусики, уселась на него в той же самой позе всадницы и начала повторять те же движения, что видела у мамы. Он спал обнаженным, поэтому все получалось, как на самом деле! Однако он не захотел играть со мной в эту игру и довольно грубо сбросил меня. От обиды я чуть не заплакала, но снова упрямо полезла на него. Он еще более резко меня отбросил, и тут я разрыдалась по-настоящему. Он смотрел на меня с гневом и недоумением, и я, сквозь слезы, стала выкрикивать свои претензии.

Надо отдать ему должное, он все это понял и лицо его смягчилось. Я чувствовала, что он ищет выход из этой ситуации. И он нашел этот выход!

Во-первых, он сказал, что теперь у нас с ним тоже будет тайна, о которой никто не должен знать, даже мама. Это уже наполовину примирило меня с действительностью.:-) Потом он провел со мной обстоятельный разговор на тему «откуда берутся дети». И не только рассказал, но и подробно показал — на себе и на мне.

Он разрешил мне рассмотреть и потрогать все его мужские особенности, показал, какая часть моего тела должна будет в свое время принимать мужчину. Объяснил, что у каждой женщины должен быть свой мужчина и что он принадлежит только маме, а у меня будет собственный. Под конец, по моей просьбе, мы с ним изобразили половой акт во всех подробностях, кроме проникновения — и я смогла увидеть эрекцию и выделение спермы.

После этого все как-то встало на свои места. У меня больше не было обид.

Во-первых, у меня была Тайна. Во-вторых, я теперь четко понимала: что делается, с какой целью, каким способом и почему я не могу принимать в этом участия. Что это для меня не обидное, а просто — «не мое».

С тех пор я стала спокойно засыпать, не особо прислушиваясь к тому, что делается по ночам. А когда мы переехали в новую квартиру, где у меня была своя комната, я и вовсе перестала об этом вспоминать, посвящая время перед сном изучению собственного тела..-)

Надо сказать, этот опыт очень помог мне в жизни. В то время, как мои подружки возбуждали друг друга рассказами об /этом/ (наполовину состоящими из небылиц), мне было просто смешно. Они навязывались первым попавшимся парням, чтобы «испытать» это в каком-нибудь грязном подвале, а я никуда не торопилась. Потому, что ничего мне не хотелось «испытать» — я все уже доподлинно /знала/. Моя недоступность только разжигала парней — они сами стремились показать себя с лучшей стороны, а я могла из них выбирать. И выбрала, в конце концов. Самого замечательного.:-)

И я очень благодарна Андрею. Считаю, что моя нынешняя благополучная семейная жизнь — во многом его заслуга. Он был и остается одним из самых близких мне людей.

91. Котик, 19 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Впервые я узнала о слове «секс» от своей старшей сестры. Было описано все вполне подробно и, несмотря на достаточно юный возраст (мне было 9 лет), я почерпнула все то, что казалось мне наиболее важным. Мне, определенно, была интересна эта тема, т. к. я всегда считалась неким ребенком, «растущим не по годам».

Далее я занялась первой в своей жизни мастурбацией, не зная, конечно, тогда определения этого феноменального слова. Это было ни с чем не сравнимо… Была, правда, одна «загвоздочка» в моем понимании этих вещей — для удовлетворения женщины в нее должно что-то входить. Я же удовлетворяла себя снаружи… Как потом выяснилась, это был клитор, а я считала, что делаю не то, что надо…

Однажды, лет в 10, когда я принимала ванну и удовлетворяла себя душем (что особо мне нравилось в том возрасте), зашла мама и увидела… Она спросила меня осуждающим тоном — неужели мне это нравится?? Я немного испугалась и сказала, что болит животик, а струйки успокаивают. Мы не поняли друг друга, но я ее за это не виню.

92. fit», 34 1 >> 3.

Первые сексуальные чувства появились в 10 лет. Занимаясь самоудовлетворением, я получала новые ощущения. Это нравилось, но я быстро от этого отвлеклась. Меня больше привлекали чувственные ощущения — от влюбленности, романтических отношений и пр. Я думаю, что в какой-то мере это сказалось на том, что я не умею удовлетворить сама себя, как это делают другие. Мне это кажется неестественным.

96. Анна, 18 1 >> 3 >> 4 >> 5.

Впервые это чувство посетило меня, когда мне было 13 лет. Тогда мне нравился один очень красивый парень. О нем ходили разные слухи, но никто не знал его близко. Говорили, что девушки его интересуют только избранные. Каждая из моих подруг мечтала, чтобы он одарил ее хотя бы взглядом.

Однажды на дискотеке я заметила, что он пристально смотрит на меня.

Началась медленная музыка. Мое сердце готово было вырваться из груди. Он пригласил меня на танец. Я думала, что умру, когда его рука дотронулась до моей талии. Это было сильнейшее ощущение.

97. Альбина, 27 1 >> 2 >> 3.

Лет в 12–13 был такой случай. Наша семья жила в частном доме без горячей воды, поэтому мыться ходили в городскую баню, точнее, в душевое отделение. Ходили обычно всей семьей. Душевых отделений было два — отдельно для мужчин и для женщин. В то лето женское отделение было закрыто на ремонт и всем посетителям приходилось мыться в мужском отделении (но, разумеется, у каждого была отдельная кабинка). Из-за этого была очередь и, когда она подошла, родители отправили меня первую.

Я вошла в кабинку и стала раздеваться. При этом я чувствовала какое-то странное смущение. Ведь это было /мужское/ отделение! Место, которое раньше было для меня запретным. Хотя, ничего особенного там не было.

Разве что значительно более грязно, чем в женском. Кабинки изнутри выглядели совсем обшарпанными. Кафель местами поотваливался, вместо замазки кое-где между плитками была налеплена жеваная бумага. И тем не менее казалось, что какой-то «мужской дух» витает здесь и внимательно рассматривает меня.

Я встала под душ и включила воду. Немного поплескалась, вымыла голову.

Вдруг краем глаза я заметила какое-то движение на стене со стороны соседней кабинки — на уровне моего пояса. Происходило что-то странное: жеваная бумага какими-то рывками, как будто сама по себе, выползала из щели. Наконец, она резко выскочила, так, словно ее выпихнули спицей.

Стало видно отверстие, уходящее глубоко в стену, на дальнем конце его мелькал свет. Потом свет исчез.

Я не сразу сообразила, в чем дело. Сначала подумала, что это струйки воды из душа вымыли бумажку. Но потом явная искусственность перемещений бумажки дошла до сознания, и меня как ведром холодной воды окатило: «Подсматривают!». Но я не могла быть в этом полностью уверена. Может быть, показалось?

Сейчас в отверстии было темно. Что это могло значить? Что оно закрыто чьим-то любопытствующим глазом? Или — ничего подобного, просто мне почудилось сначала, что там мелькал свет, а отверстие на самом деле не сквозное? И если подсматривает, то кто? Мужчина или женщина? Куча таких вопросов крутилась в моей голове. Я не знала, что делать. Выбегать из душа или домыться до конца?

В конце концов, я убедила себя, что все в порядке, мне показалось. Но домывалась я кое-как, стараясь держаться к отверстию боком, — мне все время чудился обжигающий мужской взгляд. От этого, несмотря на теплый душ, по коже поползли мурашки и как-то странно захолодело в низу живота.

Моясь, я все время косилась на отверстие, но никакого движения там не было. Поэтому под конец я немного успокоилась.

Настолько, что на прощание захотелось посмеяться над своими страхами, созорничать. Я нахально повернулась лицом к отверстию, расположилась перед ним, как на витрине, и, расставив ноги, стала не торопясь намыливать и мыть /там/. Ничего не происходило. Домывшись и ополоснувшись, я вышла из-под душа. Напоследок бросила торжествующий взгляд на так испугавшее меня отверстие… На дальнем его конце был виден яркий свет!!!

Меня опять словно обдало ушатом холодной воды. Отчаянно ругая себя дурой, я выскочила в раздевалку кабинки, наскоро вытерлась, торопливо напялила одежду… Мне везде теперь мерещились такие щели, а в них глаза…

Одевшись, быстро выбежала в зал ожидания, села на деревянную скамейку.

Сердце страшно колотилось.

Отца с матерью еще не было, я вышла первая. Было время успокоиться и высушить голову. Я решила так и сделать, но больше всего прочего мне хотелось узнать кто это был??? Я специально села на скамейку, находящуюся как раз напротив двери, ведущей в душевое отделение. Из нее отлично просматривался ряд душевых кабин, в том числе та самая, соседняя. Дверь была закрыта, но минут через 15 она распахнулась, и из нее вышел распаренный и довольный… мой отец…

Как вам сказать… Наверное, не все меня поймут… Первым чувством, конечно, было возмущение и негодование. Но потом, когда мы шли домой и я посматривала на его невозмутимую, довольную физиономию, меня стало разбирать другое чувство. Этакая смесь женского ехидства и, как ни странно, женской гордости: «Он не отрываясь смотрел на меня, наверное, целых 30 минут! Значит, было на что смотреть! Значит, я ему интересна, как женщина!» Это было впервые, когда мужчина (пусть даже отец) проявил ко мне /такой/ интерес. И я стала чувствовать себя… довольной. Даже шла и тихонько улыбалась.

А ночью, когда уже почти заснула, пришло и третье чувство… Почему-то мне причудилось, как бы выглядела эта картина с другой стороны стенки.

Смотрела я как будто сверху. Как он, голый, согнувшись, приник к отверстию и жадно, не отрываясь, глядит… И от этой мысли весь сон, как рукой сняло, потому что на смену ему пришло острейшее сексуальное ощущение, от которого я впервые «промокла»… И с тех пор такие видения посещали меня неоднократно, принося… нет, не стыд. Жар и удовольствие во всем теле…

С тех пор прошло много лет, но одного не могу понять до сих пор — для чего мужчины в своем душевом отделении проковыряли эти дырки? Ведь для этого нужно было очень постараться, потратить много времени и сил…

Неужели им так приятно смотреть друг на друга???

99. Olga, 42 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Впервые это было в 12–13 лет. Я сидела за одной партой с симпатичным мальчиком, и с какого-то времени стало ясно, что он мне нравится. Это выражалось в том, что я заметно краснела, терялась в разговоре. Иногда мне становилось стыдно, но я старалась спрятать стыд глубоко внутри и изо всех сил пыталась скрыть, что он мне нравится.

В общем, смесь стыда, какого-то необычного чувства (кстати, потом оно прошло) и желание чего-то нового.

100. goSdenlady, 20 1 >> 2 >> 3 >> 5.

Чувство эротичности впервые меня посетило в 12 лет. Вели говорить о реакции, то, скорее всего, это были не испуг и стыд, а напротив — желание вперемешку с удовольствием и приятной болью. Как я к этому отнеслась? Просто подумала: вот и оканчивается детство, начинается новый и неизведанный этап в моем уже не детском возрасте.

А при каких обстоятельствах… точно не помню, но кажется, в медленном танце. Повлияло ли это событие на мою сексуальность в последующем? Ну, конечно. Я, хоть и не была женщиной, но и перестала ощущать себя просто девчонкой.

101. __, 16 1 >> 2.

Я л о почувствовала впервые, как ни странно, еще в детском саду. Во время сончаса лежала и представляла себя с разными взрослыми мужчинами — которых видела по телевизору, которых встретила на улице и т. д. Никакого испуга не было, все воспринималось очень естественно. Единственным опасением было — чтобы об этом не узнали родители.

103. Marlen, 26 1 >> 2 >> 3 >> 4.

В детстве, лет, наверное, в 7–8, со мной стали происходить странные случаи. Лето, жаркие ночи. Я ложилась спать только в трусиках. А просыпалась уже без них, совсем голая (трусики потом обнаруживались где-то среди сбившихся простыней). Я не помню, как я их снимала.

Специально я этого не делала. Никаких сексуальных ощущений у меня не было. Может быть, просто от жары.

Но реакция моей мамы была неадекватна. Она это заметила и стала каждый раз меня стыдить. Первым делом, подходя утром к моей кровати, она проверяла, в трусах я или без них. Бывало, я даже просыпалась от её ора: «Ты… такая… сякая… разэтакая… ОПЯТЬ!!!» Слова были очень нелицеприятные.

Ее подозрительность дошла до того, что она даже несколько раз тихонько приходила по ночам и резко срывала одеяло: надеялась застукать меня в момент, когда я занимаюсь чем-нибудь нехорошим. Я помню это сквозь сон, но, кажется, удача ей не улыбнулась, потому что ночью скандалов не было.

Все это действовало на меня очень сильно, причем двояким образом. Я чувствовала себя виноватой, но не понимала в чем. Очень хотела бы исправиться и снова стать «хорошей», но как? А с другой стороны, возник смутный и волнующий интерес к тому, что находится под трусиками. Все дети очень сильно реагируют на «нельзя», если не понимают, /почему/ нельзя. Из чувства противоречия хочется сделать наоборот.

И однажды, когда мама пылесосила коридор, а я сидела в комнате за закрытой дверью, я так и поступила. Из какого-то чувства протеста подошла к самой двери и осознанно, нарочно стянула трусики — нате, мол, смотрите. Если бы мама в этот момент вошла, наказание было бы ужасным. И от осознания этого низ живота перехватило, как при сильном испуге, но это чувство было вдобавок удивительно сладким и томительным. И одновременно стыдным. Настолько, что я без всяких нравоучений поняла, /почему/ меня ругали.

Я чувствовала источник, точку, откуда разливается по телу это чувство.

Оно шло именно оттуда, из письки. Но осознание этого вызвало только желание продолжать «секретные эксперименты». И с того дня для меня в неразрывной связи — обнаженность, наслаждение, риск, стыд, наказание.

112. Нэтали, 25 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Когда я была совсем маленькой, то однажды подошла к родителям и спросила: «Откуда я взялась?». Последовал ответ: «Из капусты» — и на этом мои расспросы были закончены.

Позднее, лет в 10–11, играя с подружкой в куклы, мы начали играть по ролям — кукла-мальчик (я) и кукла-девочка (моя подруга). Она была постарше меня и говорила, что у мужчины есть палец (в моем тогдашнем представлении — на руке), который он направляет в дырочку у женщины. Да, я чувствовала удовольствие, не зная от чего — от игры, от слов… Стыда я не испытывала, она ведь тоже девочка, чего стыдиться.

Я стала тоже изучать себя с помощью своих пальцев, было интересно, неловко, но очень приятно. На мою сексуальность это повлияло только с одной стороны — я просто сама себе помогаю достичь того удовольствия, после которого мир просто переворачивается с ног на голову, потому что никто не знает так хорошо свое тело, как ты сам!

117. Ирэна, 18 < 1 >.

В 13 лет я обнаружила в шкафу у матери вибратор. До этого события я интересовалась сексом постольку-поскольку (в основном собирала фотографии актеров и постеры «мальчуковых» групп). А тут… Я практически увидела мужской член. Меня это потрясло. Назначение этого предмета я поняла сразу (была уже не маленькая). Чувство поначалу возникло очень неприятное: моя мама — и /таким/ занимается!

Хотя мы с ней жили одни, но тогда я не понимала, что одинокой женщине тоже нужна разрядка. Не знаю, о чем она думала, когда оставляла в шкафу эту штуку. Что дети не лазают по шкафам? Или сделала это нарочно? Но с какой целью?

Когда я в первый раз выкопала /это/ из-под груды белья, то почти сразу же зарыла обратно, красная от смущения. Но вещь не давала мне покоя.

После того, как мое смущение и негодование улеглись, проснулся интерес.

Я много раз в последующие дни залезала в шкаф и проверяла, на месте ли он. А однажды, наконец, взяла его в руки и стала тщательно изучать.

Меня эта вещь необъяснимо волновала и притягивала — и смущала в то же время. От этого возникало щемящее чувство — наверное, вот это самое первое сексуальное ощущение. Несмотря на отталкивающий вид этого предмета, меня почему-то тянуло эту штуку погладить. Когда я, наконец, смогла сделать это, то неожиданно передо мной возник образ одного из «Иванушек» (безумно глупо звучит, но это правда).

…Я провела немало дней и часов за изучением, и с каждым разом мне это нравилось все больше и больше. Я даже рискнула нажать на кнопку — почувствовала вибрацию и услышала сильное гудение. Этот звук я часто слышала раньше — за дверью ванной, когда мама уходила мыться. Только не задумывалась о его природе. Теперь же, когда я слышала этот звук из-за двери, то сердце мое уходило в пятки и я задыхалась от волнения, поскольку /знала/, что сейчас происходит в ванной и мысленно представляла себе, /как/ это происходит. При этом чувство было довольно неприятным. Я как будто ревновала этот вибратор!:-) Или маму… Не знаю.

Несмотря на массу колебаний, все же наступил день, когда я решилась попробовать сама. Откровенно говоря, мне уже хотелось попробовать. В первый раз я сделала это, сидя на мягком стуле, не снимая трусиков, просто прижав конец прибора писой к стулу. Включив вибратор, я не сразу почувствовала удовольствие, но через несколько минут пошли волны наслаждения, которые меня поначалу испугали. Я выключила и несколько дней даже не рисковала прикоснуться к прибору.

Но потом не выдержала и снова провела эксперимент… И «продержалась» дольше… Потом был эксперимент без трусиков. Потом были другие эксперименты — стоя, лежа — по-всякому… Скоро я уже обращалась с этим предметом без всякого стеснения, научилась добавлять к вибрации дополнительный ритм. Какое-то время я не переходила определенной границы в удовольствии — меня пугало слишком стремительное нарастание чувств. Я не представляла, что находится за этой границей, и боялась.

Дойдя до определенной точки возбуждения, я выключала вибратор и давала себе передышку, а затем включала снова… Но однажды любопытство пересилило, и я решилась эту границу пересечь — что бы ни случилось… Я ощущала, что это должно чем-то закончиться. Не может же быть, чтобы чувства возрастали беспредельно? Я дала себе слово терпеть до конца — и не прогадала. За этой границей меня ожидал первый оргазм, который поначалу напутал меня до безумия и который потом тоже захотелось повторить… Почему-то у меня все развивалось так, что после первоначального испуга потом всегда тянуло на повтор.:-)

Года три мы с мамой делили этого «любовника» на двоих. Но ни разу я не дала ей повода в чем-то меня заподозрить. Я даже подумывала — уж не лишиться ли мне девственности с помощью этого «механического друга» (были состояния, когда в преддверии оргазма наступало неудержимое желание продвинуть его внутрь). По тут подвернулся симпатичный молодой человек, который взял на себя этот труд.:-) В общем-то, этот молодой человек и освободил меня от «виброзависимости».

Он оказался очень умелым любовником, а во мне (благодаря трехлетнему опыту самостоятельных сексуальных экспериментов) нашел восприимчивую и заинтересованную ученицу и научил меня стольким интересным вещам, что живой секс затмил прежние удовольствия…

Но я считаю, что этот мой первый сексуальный опыт оказал большое и положительное влияние. Не будь такого опыта, не будь у меня предварительных знаний в области секса, умения и желания достигать оргазма, кто знает, смогла ли бы я с моим осторожным характером так легко адаптироваться к нормальной сексуальной жизни и чувствовать себя счастливой. Такой, как сейчас.:-)

118. akvamurinchik. 21 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

В 16 лет я впервые поняла, что такое влечение и возникновение сексуального желания, потому что рядом был любимый мною до безумия человек. Мне ужасно хотелось попробовать с ним, так сказать, взрослой жизни. Я даже не могу припомнить сейчас всего того, что я испытывала, потому что прошло уже немало времени.

Наверное, был стыд, некий испуг тоже имел место, а вообще-то основным было невероятное желание узнать, что же /это/ такое — подробнее и как можно скорее.

121. Стрелка, 19 1 >> 3 >> 4.

В возрасте 10 лет родители отправили меня на каникулы к моей двоюродной сестре Гале. Их семья жила в небольшом городке на юге России. Сестра была старше меня на год и отношения поначалу не складывались. Я познакомилась постепенно со всеми ее друзьями и подружками, но держалась от них в стороне, сама по себе.

Меня обижало, что у них есть какие-то свои интересы. Иной раз они всей компанией срывались с места и убегали куда-то, даже и не думая пригласить меня с собой. Эту ситуацию заметила тетя Таня, Галкина мама, начала стыдить и приказала, чтобы та уделяла мне больше внимания. Знала бы она…

На следующий день, когда родители ушли на работу, я проснулась и увидела, что Галки нет в нашей комнате. Я пошла по квартире и обнаружила, что она сидит в комнате у родителей и смотрит телевизор.

Увидев меня, она хихикнула и сказала: «Посмотри-ка!».

Так я впервые увидела сексфильм, который Галка смотрела по видику тайком от родителей. Не сказала бы, что это произвело на меня слишком большое впечатление поначалу, но зато лед в отношениях с сестрой был сломан — мы стали связаны одной тайной. Это дало мне «пропуск» и в ее компанию. А там, оказалось… было нечто…

В те годы в стране была какая-то «сексуальная революция». По ТВ ежедневно крутили фильмы, мало отличающиеся от порнухи. А уж о том, что было на кассетах и продавалось на каждом углу, можно вообще не говорить.

Только дурак мог думать, что дети этого не видят и не интересуются увиденным. А если интересуются, то обязательно попытаются попробовать.

Так вот, эта компания была, как сказали бы сейчас, своего рода детским свингер-клубом. Собирались они на пустыре, заросшем бурьяном в рост взрослого человека. Действие начиналось с того, что тот, кто сумел увидеть накануне «свежий» сексфильм или часть фильма, начинал рассказывать его сюжет, смакуя детали постельных сцен.

От рассказа вся компания потихоньку возбуждалась. Нередко было так, что фильм видели сразу несколько человек. Тогда те, кто видел, начинали демонстрировать это остальным… Разыгрывалась настоящая любовная сцена с постепенным раздеванием, поцелуями, взаимными ласками — и, наконец, с совокуплением. От этого зрелища окончательно «заводились» остальные, каждый выбирал себе пару и повторял вслед за первыми. В результате на пустыре в скором времени стояло и лежало 4–5 совокупляющихся пар.

Единственное, чем это отличалось от настоящего секса, это тем, что половой акт только имитировался тесным соприкосновением половых органов и трением без проникновения. Оральный же секс был обычным делом. Когда я впервые была допущена на этот пустырь, тогда я и почувствовала свои первые сексуальные ощущения — земля просто стала уходить у меня из-под ног.

Это было совсем не то, что смотреть фильм со взрослыми дядьками и тетками. Это было нечто такое, от чего перехватывало дыхание, и я не знала, за что хвататься — за живот или за голову. Заводилами в этой компании были один из старших мальчиков и моя сестра Галка. В первый раз они стали разыгрывать сцену соблазнения мужчины женщиной из фильма, который мы с ней смотрели. Я была потрясена, увидев, как Галка постепенно раздевается догола на виду у всех, расстегивает мальчику брюки, снимает их, трогает и гладит его, а мальчик гордо выставляет перед всеми свое окрепшее «достоинство»…

Поначалу я не принимала участия в этих играх (все таки считалась новенькой), да и для самой это еще был шок. Но, надо сказать, такие вещи очень затягивают, и к третьему разу, я уже мечтала, чтобы меня выбрали.

Когда почувствовала, как сзади ко мне прижался один из мальчиков, то откинулась назад, обвила руками его шею и стала целовать… В это время другой мальчик, оставшийся без пары, подошел спереди и снял с меня трусики.

Затем оба стали снимать остальную одежду, потом разделись сами и прижались- один спереди, другой сзади…. Они ритмично терлись о меня своими телами, и это было очень приятно. Через несколько дней я уже «перепробовала» всех мальчиков и вошла во вкус. Скоро я уже сама смогла раздеть одного из них и, встав перед ним на колени, сделала ему минет.

Вместе с Галкой мы несколько раз изображали лесбийские сцены. Странно, но «на публике» это меня не заводило. А вот когда мы с ней приходили домой и оставались наедине, то неожиданно набрасывались друг на друга и мучили друг друга ласками…

Вернулась я домой совсем другим человеком — уже не ребенком… А через несколько месяцев мама вдруг стала меня допрашивать, сильно ли я дружила с Галкой, ходила ли я куда с ней… По этим вопросам я поняла, что случилось что-то неладное и компанию, видимо, «накрыли». Конечно, я сообразила от всего отпереться. Но на каникулы меня больше туда не посылали и сестру свою я с тех пор ни разу в жизни не видела…

Думаю, это оказало очень сильное влияние на мою сексуальность. Я замечаю за собой тягу к групповому сексу. Реально такие возможности выпадали не часто, но всякий раз, когда ситуация развивалась в этом направлении, я неосознанно (развязностью, кокетством) как бы нарочно подталкивала тех, кто был рядом, к этой мысли…

122. Штучка, 26 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5.

В 13 лет я, случайно заглянув в ванную комнату, увидела член моего отца, который мылся под душем. Когда я, охнув, быстро закрыла дверь, то покраснела, но улыбнулась… В эту же ночь мне приснился сон — как я облизываю член отца…

125. Катик, 28 1 >> 3 >> 4 >> 5.

Это случилось в 15 лет. Летом того года у меня начались месячные. И еще — совершенно неожиданно как одна из лучших учениц своего класса получила приглашение поехать в США. Там, помню, на дискотеке я позволила себе расслабиться (просто какие-то зажимы, видимо, исчезли в отдалении от родины, родителей).

Мне на дискотеке приглянулся мальчик-американец. И я ему тоже. Мы танцевали, веселились. Выпили немного пива. Он целовал меня в шею, и я очень возбудилась. Ему было 18 лет. Мне понравилось, но на следующий день я себя чувствовала неловко, когда за завтраком он подсел за мой столик. Все-таки, дети…:))

128. Елена, 18 1 >> 3.

Так получилось, что мои первые сексуальные эмоции оказались направленными не на мужской пол. Дело в том, что у меня есть брат (старше меня на 4 года), поэтому анатомию мужчин я с детства воспринимала как что-то само собой разумеющееся.

В те годы мы жили в страшной бедности, снимали квартиры, спать приходилось иногда всем вместе. В квартирах часто не было воды, а когда ее включали, мама старалась поскорее вымыть нас, детей. Поэтому мылись мы чаще всего вместе с братом, спали вместе на одном матрасе.

Разумеется, я видела все подробности, но они меня не волновали. Просто — мужчины «такие», а женщины — «такие».

Когда мне было лет 10, мы переехали на очередную квартиру. Вода там шла постоянно, поэтому мыться мы стали все порознь. Правда, душ был сломан — висел только шланг, из которого сильной струей хлестала вода. И вот однажды, когда я мылась, этот сильный поток попал мне в промежность и, видимо, точно угодил в чувствительное место. Меня как будто подбросило пружиной — от неожиданности поначалу я испугалась новых чувств, которые возникли из ниоткуда и не хотели уходить.

Но эти ощущения были и пугающими, и приятными одновременно, поэтому, когда испуг прошел, я захотела повторить опыт. Это удалось не сразу и не в тот же самый день, а только тогда, когда до меня дошло, что просто поливать пису снаружи водой недостаточно. Источник удовольствия оказался скрыт глубже, но в конечном итоге я разобралась и получила нужный результат, раскрыв двумя пальцами губки.

С тех пор для меня в ванной началась особая жизнь. Я стала бегать туда каждый день и засиживалась подолгу, проводя своп эксперименты. Я обнаружила, что гораздо приятнее сочетать напор струп с ритмичными движениями пальца. Можно было нацелить струю в «заветное местечко» и плотно зажать шланг ногами. Не менее приятно оказалось раскрыть губки и вложить туда флакон из-под шампуня, а затем крепко обхватить ногами этот флакон и, взявшись за выступающий колпачок, качать его вперед-назад.

Всевозможные игрушки тоже были мной испытаны на предмет получения удовольствия. Но самым приятным для меня всегда оставался мощный напор струи. Поэтому, когда мы переехали на следующую квартиру, я первым делом свинтила головку с душа.:-)

Естественно, эти занятия приходилось скрывать и каким-то образом оправдывать свои ежедневные многочасовые «посиделки» в ванной. Я брала с собой много игрушек («играть»), потом стала брать книжку («принимаю ванну и читаю»). А сама в это время сидела в позе лотоса.:-)

Какой отпечаток это оставило? Пожалуй, то, что долгое время я не могла понять, почему всех так волнуют сексуальные отношения между мужчиной и женщиной. Девчонки шептались, что это «та-а-акое удовольствие»… А я не могла сообразить, зачем нужен мужчина. Я представляла себе своего старшего брата и не понимала, что в нем (или в другом мужчине) может быть такого, что дало бы мне еще большее удовольствие.

129. Ksenia, 15 1 >> 6.

В раннем возрасте я была шаловливой и взбалмошной девчонкой. Я легко находила общий язык со всеми новыми знакомыми, и поэтому у меня было много друзей и подружек. Однажды мы с мамой пошли в гости к ее бывшей однокласснице, у которой были две дочки. Одна была старше меня, другая ровесница. Мне тогда было около 8 лет.

В то время, пока наши мамки попивали чаек, я уже вовсю играла с новыми знакомыми. И в один момент, когда младшая девочка вышла, старшая подозвала меня пальчиком и начала снимать майку. Я не поняла, зачем она это делает. Она встала к стене и начала тереться о нее, засунув руку в трусики. Я чувствовала, что ей приятно, и ощутила, как по моему телу прошла странная дрожь.

Затем она попросила потрогать ее уже довольно сформировавшуюся грудь. Я стала тянуться рукой и в момент прикосновения ощутила некий трепет под животом. Она сунула свою руку мне под кофту и стала ласкать и гладить меня. Во время этого она рассказывала мне об особенностях противоположного пола, о том, зачем нужна щелка между ног, и о том, как все это можно связать.

Я чувствовала себя глупо, но было чертовски приятно, когда ее рука спускалась все ниже и ниже. Когда мы вышли из комнаты, я почувствовала себя довольно странно, как-то по-другому — как будто я стала взрослее.

133. Lola, 25 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5.

Не знаю, насколько сексуальным было это чувство. Скорее, это было первое ощущение, связанное с разницей полов. Лет в 5 я случайно зашла в ванную, когда там был отец.

Он сидел по шею в воде и контуры его тела едва просматривались. Но у меня неожиданно возникло особое состояние. Это было смущение, но в смеси еще с чем-то. Раньше я вообще не обращала внимания на обнаженность тел, а тут сам факт того, что отец там, под водой, — голый — вызвал какие-то новые чувства. /От смущения я начала хихикать, «выделываться», но при этом уходить мне совсем не хотелось./ Вместо того чтобы уйти, я цеплялась за какие-то флакончики, баночки, разглядывала их, в общем, делала все, чтобы еще подольше задержаться в ванной.

138. Китти, 21 1 >> 2 >> 3 >> 5.

Первое воспоминание относится годам к 6. Детский сад, пятидневка. Раз в неделю — банный день. Мальчиков и девочек мыли отдельно. Может быть, это и вызвало интерес. Все остальное мы делали вместе — ели, спали, переодевались, ходили на горшок. А тут — почему-то отдельно.

Это создавало атмосферу нездорового любопытства, на эту тему среди нас ходило множество разговоров и все с оттенком некоторой сальности (в детском варианте, конечно). Что происходит во время купаний у нас, девочек, — нам было понятно (ничего необычного). Но вот что происходит у мальчишек? Наверное, что-то особенное, раз вместе не разрешают. И мальчишки, видимо, думали так же о нас.

И вот, в один из дней, когда мальчиков увели купаться, в игровую комнату вбежала моя лучшая подруга и в страшном волнении потащила меня за собой.

Она была настолько возбуждена, что ее волнение передалось мне.

Мы прибежали в темную бельевую кладовку, которая граничила с ванной комнатой. Подруга показала мне на окошко, которое светилось под потолком. Оно было из прозрачного стекла и через него можно было заглянуть в ванную. Но главное — вся кладовка почти до самого потолка была завалена тюками с грязным бельем. По ним легко можно было вскарабкаться наверх — к светящемуся окошку.

Мы лишь переглянулись — и решение было принято моментально. Такой шанс узнать /тайну/ нельзя было упустить. /Живот начал сжиматься, еще когда мы ползли наверх — видимо, от того, что делаем «запретное»./ И совсем его скрутило, когда я осторожно, прячась, заглянула внутрь. Собственно, ничего сногсшибательного там не было. Все знакомые мальчишки из нашей группы. Так же, как обычно, они шалили и толкались. Но все они при этом были /голые/.

Я не знаю, почему раньше вид отдельного мальчика меня оставлял равнодушной, а зрелище этой голой ватаги взволновало необычайно. Может быть, обстановка опасности повлияла. А может, просто пора пришла. Я видела, что мою подружку это зрелище волновало ничуть не меньше. Мы постоянно переглядывались и нервно хихикали. Давясь от смеха, подружка прошептала: «Смотри… письки!». Тут я волей-неволей обратила особо пристальное внимание на эти немаловажные детали.:-) И от этого захватило дух и в паху засвербило как-то уж совсем невыносимо…

Я не выдержала новых ощущений и скатилась вниз по тюкам, а следом за мной и подружка. Было немного стыдно, но в большей степени — приятно и волнительно. Стало понятно, что, хотя /тайны/ особой не было, но причины для раздельного купания действительно имелись… Пришло осознание разницы полов.

Влияние? Проснулся «особый» интерес к мужскому полу. С тех пор, если мальчик вызывал у меня интерес, то этот интерес был непременно с «оттенком». Очень часто я представляла себе понравившегося мальчика голым, и снова становилось стыдно и приятно. Эти мысли сами приходили в голову и только по отношению к тем, кто нравился. А кто не нравился, тот так одетым и ходил.:-)

139. ewe, 21 1 >> 2 >> 3 >> 4.

Первые сексуальные ощущения я испытала в 19 лет, когда парень, с которым я встречалась уже 2,5 месяца, осмелился положить мне руку на грудь.

Первой реакцией было отбросить эту руку. Да, я была достаточно скованной в этом плане девушкой, хотя поклонники были всегда.

Потом мы поговорили на тему секса, я была предельно откровенна с ним, так как он мне очень нравился. Видели бы вы его удивление, когда он понял, что я не кокетничаю, а действительно девственница, а о сексе и ласках имею в основном теоретическое представление. Это тем более странно, потому что в Израиле, где мы живем, молодежь настолько развращена, что до 19 лет девственницами доживают редко.

140. Destiny, 20 < 1 >.

Несколько раз заходила на вашу страничку, но так и не решалась написать.

А, впрочем, может, и писать-то не о чем?

Мне 20 лет, но я до сих пор девственница. Точнее, у меня ни разу не было физического контакта с мужчиной. А в остальном я давно себя девственницей не считаю: сотни раз фантазировала на тему. В первый раз настолько глубоко переживала это, что ощущала все очень реально, будто придуманное происходит на самом деле.

Все началось в раннем возрасте, еще до начала менструаций. Однажды, плескаясь в ванне, приложила ситечко душа к промежности. Ощущения мне понравились, но потом возникло острое, щемящее чувство, вызывающее легкое головокружение, переворачивающее внутренние органы и будто перекрывающее доступ кислорода.

Это был не оргазм, нет. Я просто не смогла вытерпеть переполняющих меня, таких новых и пугающих, щекочущих и доставляющих непонятное удовольствие ощущений. От испуга я отстранила душ. А вторая попытка в тот раз уже не удалась.

Потом я на какое-то время оставила эту затею, но ничего не забыла. Позже я стала постоянно экспериментировать в душе со струей воды, доставляя себе невыносимые, но прекрасные наслаждения, научилась доходить до оргазма, лаская себя рукой.

Я не берегу себя до свадьбы, но решиться на близость не могу. Многое было — и меня ласкали, и я ласкала — только вот настоящего секса до сих пор не было. Все еще впереди.

141. Аля, 30 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 6.

Мне года 4–5. Место — не помню. То ли море, то ли речка. Одним словом, пляж. Очень жарко, мама раздела меня догола, и я сижу на корточках, играю в песочек.

Неожиданно замечаю, что рядом со мной сидит мальчишка постарше и пристально смотрит. Но не в лицо, а между моих раздвинутых ног. Я дружелюбно ему улыбаюсь, но он как будто не видит. С недоумением начинаю сама глядеть себе между ног — там все в порядке, ничего особенного.

Начинаю чувствовать себя неловко и поворачиваюсь к нему боком. Но он опять заходит спереди и пялится. Я уже с раздражением поворачиваюсь спиной, но он мгновенно оказывается тут как тут. Чувство неловкости усиливается — что же у меня такое особенное там?

Взгляд мальчишки такой жадный и пристальный, что я ощущаю его как прикосновение. И это «прикосновение» вызывает совсем другие впечатления, чем прежде (раньше я от прикосновений к этому месту чувствовала только щекотку).

Ситуацию увидела мама и начала гнать мальчишку. Реакция ее необычно резкая, раньше я маму в таком раздражении не видела. И это только добавляет мне новых эмоций — кажется, и в самом деле происходит что-то не то. Однако мальчишка не уходит, все кружит и кружит вокруг нас, как назойливая муха.

Нервы у мамы не выдерживают, она приказывает мне надеть трусы. И тут я понимаю, что дело именно в том, что находится в трусах. Дело в писе. Она должна быть прикрыта, и мальчикам туда смотреть нельзя. И писа вдруг отзывается на это понимание сладким зудом…

142. Синди, 28 1 >> 2.

Жуткую бурю эмоций в моей неокрепшей девичьей душе вызвал презерватив, который попал ко мне в руки лет в 11. Всего одна штука, запечатанная в пачку.

Нашла я его в подъезде. То, что это именно презерватив, было написано на упаковке латинскими буквами. А назначение такого предмета мне было хорошо известно по рассказам подруг. И способ применения тоже.

Но это было нечто иное, нежели рассказы. Я держала в руках первый в своей жизни вещественный предмет, связанный с сексом. Реальный предмет — вот в чем была загвоздка. Глядя на эту штуковину, я отчетливо могла вообразить себе другую «штуковину», которая, по замыслу доктора Кондома, должна была находиться внутри.

Нетрудно было оценить ее диаметр и длину. А с учетом растяжимости резины размеры получались впечатляющими… Удалившись ото всех, я детально исследовала эту штуку в ванной. Развернула, наполнила теплой водой.

Получилась этакая вяленькая колбаска с пимпочкой на конце (назначение пимпочки стало понятным много позже, а тогда я приписала ее наличие специфике мужской анатомии:))).

Откровенно говоря, трудно было удержаться от того, чтобы не примерить эту «колбаску» к себе… И я примерила… Приставила к нужному месту и прихватила ногами. И немедленно в сознании возник некий /он/. Вот тогда-то меня и «проняло»… Наполненная теплой водой, эта штучка, как живая, трепетала между ногами и нежно щекотала кое-что…

При сжатии ног «пимпочка» слегка напрягалась и выдавалась вперед, так и норовя забраться между губок внутрь… В общем, воображение заработало, в голове замелькали картинки… Жаль, что потом все пришлось спустить в унитаз — хранить такую вещь мне было невозможно (в этом я уже тогда отдавала себе трезвый отчет).

О влиянии ничего сказать не могу. Скорее, этот случай просто запомнился, поскольку это было действительно первое посетившее меня сексуальное ощущение. А использовать презервативы по их настоящему назначению мне совсем не нравится.:)

143. Vendy, 32 < 1 >.

Наша семья жила в городке при военном училище. Территория городка захватывала большой массив леса. Хотя в городке была отличная спортплощадка, курсанты соорудили в лесу для себя самодельные турники, «качалки», поляны для игры в футбол и волейбол.

Вообще в этом лесу много чего случалось (и со мной потом тоже:-)), а тогда мы, детишки, бегали туда гулять и играть. И вот, когда мне было примерно 12 лет, я ранним утром пошла в этот лес за опятами и увидела совершенно голого курсанта!!

Поднявшись раньше всех в казарме, он активно занимался самостоятельной физподготовкой — навинчивал бегом круги вокруг футбольной площадки, а потом стал подтягиваться и кувыркаться на турнике. Конец сентября, холодно, а он мускулистый, горячий (только что пар не идет!) — и /голый/! Ничего себе зрелище для девочки-подростка.;-)

Я стояла в кустах, и он меня не видел. Но я видела — /все/!! Ни одной детали не упустила!! Все, что болталось при «подъеме переворогом», разглядела!!:-)) Но, если без шуток, то впечатлило не /это/.

Меня поразила красота мужского тела. Пропорции, рельеф мускулатуры, исходящая от него специфическая мужская мощь, энергия… Этот парень не зря занимался спортом!

А ощущение было вот такое… нечто вроде благоговения и священного трепета… восхищения… восторга… И — никакого стыда!

144. Johanna. 20 < 1 >.

Помню такую ситуацию, когда мне было лет 5 или 6.

Моя старшая сестра училась в классе, наверное, десятом и у нее уже был парень. Ну, тогда я не очень понимала сущность этих взаимоотношений.

Считалось, что они вместе «занимаются», т. е. делают уроки или готовятся к экзаменам. Мама моя, видимо, опасалась, что эти занятия перерастут во что-нибудь другое (сразу скажу, как в воду глядела). Поэтому, когда приходил парень, она все время отправляла меня играть в комнату сестры, чтобы те занимались «под присмотром».

Но сестра была хитрее и всегда имела для меня в запасе какой-нибудь «спикере». Взятка давалась в том случае, когда они «уставали заниматься» и садились «отдыхать». Меня просили последить, чтобы им никто не мешал, для чего отправляли к двери слушать шаги в коридоре. Парень садился на диван, а сестра клала голову к нему на колени в каком-то странном положении лицом вниз. Так они минут 15–20 «отдыхали», причем голова сестры в это время ритмично двигалась, а парень дергался и шумно дышал.

Я в это время стояла на стреме и добросовестно берегла их покой.

Слушая шаги, я от нечего делать иногда посматривала на них. И однажды, когда они устраивались, заметила некий странный предмет, который сестра неуклюже попыталась скрыть от моего взгляда. Тем самым она мгновенно возбудила мое любопытство. Я тут же подбежала к ним и с дотошностью, свойственной детям, потребовала показать, что они там делают. (Ишь, придумали, что-то от меня прятать!) Сестра мялась, а парень откровенно ржал.

Видя, что от меня не отвязаться, сестра, наконец, придумала: «Делаем слоника». Это был неудачный ход — естественно, я заинтересовалась еще сильнее (как же — слоник!). После 20 минут приставаний «покажите слоника» они, наконец, сдались Мне было велено встать у двери, сестра подвела своего дружка ближе ко мне и вытащила из брюк «хобот» Потом встала перед ним на колени и обхватила кончик губами. Скоро я увидела, как «хобот» стал увеличиваться в размерах.

Сестра оторвалась от своего занятия и спросила меня: «Ну, что, поняла'?»

Я кивнула головой в недоумении. Никакого впечатления на меня этот фокус не произвел. Забавно, я долгое время была в уверенности, что сестра надувала эту штуку ртом — так, как надувают воздушный шарик. Но по сравнению с настоящим шариком результат казался мизерным. Они пересели на диван и продолжили дело. Я больше не встревала. Занятие это казалось странным, особенно секретность вокруг него, но если людям нравится… а при этом дают шоколадку… пусть… После этого они перестали от меня прятаться и делали своего «слоника» при каждой встрече.

И вот однажды произошло то, что по-настоящему произвело на меня впечатление. Обычно я даже не смотрела на них с той поры, как мне все показали, — неинтересно. Стояла у двери, прислушиваясь к звукам из коридора, и жевала свою конфету. А тут услышала с их стороны какой-то необычный шорох и обернулась. Сестра моя лежала на диване на животе, положив руки и голову на валик, при этом юбка ее была завернута на спину и у нее была совершенно голая попка! Парень стоял сзади на коленях, брюки были расстегнуты и «хобот» торчал во всей красе.

От этого зрелища у меня внезапно пересохло во рту и поползли мурашки по всему телу. Потом он быстро лег на сестру, немного повозился и стал «толкать» ее сзади. Я бросилась было к сестре (мне показалось, что надо ее защитить), но остановилась, увидев выражение ее лица. Оно не было испуганным, на нем была смесь какой-то лихой бесшабашности и в то же время непонятной мне муки. Она умоляюще смотрела на меня и поднесла палец ко рту: молчи! И чем активнее ее «пихал» сзади парень, тем явственнее становилось выражение мучения — закатывались глаза, губы вытягивались трубочкой…

Но при этом было понятно, что защищать ее не нужно. Очень похожее выражение было на лице и у парня — он мучился так же, как и она, закатив глаза и тяжело дыша. Они делали «нечто», нужное им обоим, очень боялись, но не могли этого не делать. Казалось, ими управляет какая-то внешняя, не подвластная разуму, сила.

Это их состояние внезапно передалось мне — к миллионам мурашек добавилась тянущая сладкая боль внизу. Я не знала, что делать, металась от двери к дивану, хваталась за живот и умоляла их: «Не надо, не надо…»

А потом, не отдавая себе отчета, как будто мной тоже кто-то управлял, вдруг бросилась к дивану, легла рядом с сестрой, сняла трусики и задрала юбку… Как будто таким вот способом пыталась ей помочь, разделить ее участь… Но они не обращали на меня внимания.

Когда у них все кончилось, я стала плакать… Выбежала из комнаты, помчалась к маме, но опомнилась и никому ничего не сказала… Сестра потом ходила, как побитая собака, озираясь на меня и на маму, но, поняв, что я ее не выдала, успокоилась. Даже задобрила меня очередным гостинцем.

Больше таких экспериментов они при мне не проводили.

Повлияло ли это на мою сексуальность? Трудно сказать. Впрямую, наверное, нет. Но до сих пор образ одетой женщины, лежащей на животе с голой попой — одна из моих излюбленных эротических фантазий. Если я вижу нечто подобное в кино, то «завожусь» до состояния, близкого к оргазму.

А однажды и впрямь испытала оргазм, будучи еще девственницей — когда к моей соседке по институтскому общежитию пришел парень и они занялись сексом, думая, что я уснула.

В то же время, я на этом вовсе не зациклена — моя сексуальная жизнь интересна и разнообразна…

146. Алиса, 34 1 >> 6.

Это было в один из дней январских каникул в 9-м классе. Мальчик, которого я знала уже лет пять, приходил ко мне домой сразу после школы, когда родители были на работе. Мы забирались с ним на кровать, прижимались спинами к стеночке и болтали, болтали. Он рассказывал мне обо всех мыслимых и немыслимых мушкетерах, о книгах Мопассана и об «Анжелике».

Он не прикасался и не ласкал меня, только я с каждым днем ощущала, как растворяюсь в нем и в его романтизме. И вот, как обычно, в 16 часов мы стали прощаться в нашей маленькой прихожей. Артем надел большой мохнатый полушубок из искусственного меха (тогда только появилась эта роскошь), хотел застегнуть пуговицы, потом на минуту задумался, взял меня нежно, но настойчиво, за плечи и уверенно притянул к себе.

Я почувствовала, как стало уютно в его объятиях, голова закружилась, руки похолодели. Мой добрый мальчик неторопливо смотрел мне в глаза, тянулась вечность. Затем Артем, удостоверившись, что я этого тоже и жду и боюсь, стал целовать меня. Мне же казалось, что земля уходит из-под ног. А когда он ушел, я подошла к зеркалу и вглядывалась в ту — новую — девочку. У этой девочки теперь была тайна — она была влюблена…

С тех пор девочка выросла, но всех своих мужчин она выбирала для себя только по поцелую. А однажды снова встретила Артема — уже взрослым мужчиной лет 30. И поняла, как ей не хватало его всю жизнь, как хотелось просто лечь с ним в постель и отдаться по-бесстыдному. Испытать его страсть и показать, что девочка превратилась в страстную женщину, которая благодарна ему за те поцелуи…

Но рядом был муж, очень проницательный человек, который с полувзгляда догадался обо всем, что творилось в моей душе. Дома был скандал.

147. veronika, 25 < 1 >.

Я жила в небольшой семье, мама жила с отчимом. Бывало, они часто выпивали и ругались. Так как у нас было две квартиры, мама во время ссор уходила на другую квартиру. Мы, дети, обычно в это время спали.

Как-то в одну из таких ночей случилось вот что: я проснулась от того, что мне ужасно приятно. Кто-то нежно ласкал меня между ног. В это время мне было всего 13 лет, и, естественно, я была девочкой. Проснувшись, я не подала виду — до того было приятно, и очень сильно чего-то хотелось, но чего — я не понимала.

Тут постепенно до меня стало доходить, что это делает отчим. Я растерялась и не знала, как мне поступить — ведь нравится самой эта нежность, но, с другой стороны, понимаю, что нельзя.

Это повторялось потом много раз. Он не собирался иметь меня, как я сейчас понимаю. Он наслаждался тем, что ласкал меня, а мне это нравилось и я не сопротивлялась. Когда он заканчивал, то я начинала ненавидеть его (и такое бывало не раз). Хотелось как-то прекратить это, но каждый раз я не могла отказаться от наслаждения и делала вид, что сплю. А затем опять ненавидела, но никому об этом не рассказывала.

Это случалось не так часто, но достаточно. Как-то раз, он попытался поговорить на тему секса напрямую, но я сделала вид, что не понимаю о чем речь (мол, опять напился и несет чепуху). Бывало, хотелось отдаться ему (имею в виду — «проснуться» и тоже активно поучаствовать), но я не решалась. Иногда он почему-то спрашивал — не болит ли у меня низ живота.

В ответ я говорила — какое твое дело до моего живота. В те ночи он почему-то тихо шептал, и я слышала (хотя делала вид, что сплю), что у меня между ног — золото, что я должна беречь себя и т. п.

В 14 лет я начала серьезно одумываться об этих «отношениях» и сказала себе: хватит.

Я его ненавижу, но почему-то иногда вижу это во сне… Мне стыдно за те времена, однако я рада, что отчим сдерживал себя и, главное, что не случилось непоправимое.

Сейчас у меня есть парень (уже не первый, а третий), он очень темпераментный и часто хочет секса, но я не такая девушка, чтобы в месяц 10 или 20 раз бывать с ним. Поэтому обычно веду себя холодно, чтобы он чересчур не возбуждался. Если честно, то мне вполне хватит одного или двух раз в месяц — вот это действительно секс.

А еще в постели я иногда говорю: «Давай я сделаю вид, что сплю, а ты в это время поласкай меня — потихоньку, чтобы я не проснулась…» И это — самое сладкое…

Спасибо за внимание. Вы первые, кому я об этом рассказала.

148. Роза, 18 < 1 >.

Сексуальные ощущения я узнала позже, чем лишилась девственности. В 14 лет меня и мою подругу изнасиловали. Все случилось из-за нашей глупости.

Мы тогда почувствовали себя взрослыми, начали заигрывать с парнями и за это поплатились. Нам нравилось общаться с ними, смотреть, как они заводятся из-за нас и чуть ли не дерутся из-за нашего внимания. А потом мы находили возможность тихо «слинять».

Однажды нам попалась компания крутых, а мы изображали из себя все повидавших и здорово их завели. Мы выпивали с ними в парке, в шашлычной и рассчитывали, как обычно, пококетничать и улизнуть. Но в тот раз не получилось. Обычно мы говорили, что нам надо отойти пописать в кусты, парни проявляли деликатность, а мы в это время сматывались. А тут за нами сразу увязались 4 или 5 парней под предлогом того, что в парке темно и они должны нас охранять.

Мы пытались от них отделаться, говорили, что при них не можем. Отходили все дальше, а они не отставали. И в самом глухом месте они к нам пристали уже конкретно. Мы пытались их уговорить, образумить, говорили, что мы девственницы и несовершеннолетние. Но они были пьяны и только сильнее разозлились. Сказали, что за базар надо отвечать.

Что было дальше, я рассказывать не буду. Это было как в страшном сне.

Каждый из них сделал все, что захотел, и не один раз. Я с того времени просто шарахалась от всех парней, даже говорить ни с кем не могла, не то что кокетничать. И никаких сексуальных чувств у меня не просыпалось.

Наоборот, если что-то подобное вдруг всплывало, то тут же с этим ассоциировались сцены в парке, и я гнала от себя такие мысли.

Но на 16-летие мне подарили компьютер, и я нашла для себя «отдушину» в Интернете. Я стала общаться в чатах, поставила себе Аську и Одиго. В Инете я совсем не такая, как в жизни. Не видя собеседника, я снова могу кокетничать, вольно шутить на сексуальные темы, заводить отношения с мужчинами. Я знаю, что никогда не встречусь с ними лицом к лицу, поэтому могу делать все что хочу.

В одном из любовных чатов случилась такая история. Зашел парень, который стал рассказывать, что именно в данный момент он имеет женщину. С самого начала он рассказывал все в мельчайших подробностях: вот он голый сидит в кресле, вот к нему подходит его подруга и начинает делать минет, вот она оттягивает его член и садится сверху, и т. д. А он в это время посылает сообщения в чат.

Не знаю, почему, но от этого я впервые в жизни почувствовала сексуальное возбуждение. Да еще такое, что трудно стало сидеть в кресле. Было такое ощущение, что я вместе с ним и с ней переживаю эту сцену, которая происходила прямо сейчас, в реальном времени.

Они закончили свой секс, но парень из чата не вышел. Я не удержалась и послала ему приватное сообщение. Так, ни о чем, просто попросила не ругаться матом (он употреблял эти выражения, когда говорил о том, что делает). Парень ответил, извинился, сказал, что увлекся во время секса и плохо себя контролировал.

Слово за слово мы поговорили еще, потом он постучался ко мне в Одиго.

Разговоры были о сексе, он предложил мне заняться этим виртуально. Я призналась, что ничего в сексе не понимаю и как это сделать виртуально тоже не знаю. Тогда он предложил мне обучиться кое-чему на расстоянии.

Я согласилась, потому что возбуждение разгоралось все сильней. Была ночь, я закрыла дверь в спальню на замок (от родителей) и, по его просьбе, разделась. Затем он стал обучать меня технике мастурбации — что надо раздвинуть, куда поставить пальчик, какие сделать движения. Я стала повторять все за ним и ощутила, как возбуждение переходит в удовольствие. Потом я почувствовала, что стиль его сообщений изменился.

Я спросила, в чем дело, и оказалось, что мне дает советы уже его девушка, с которой он только что имел секс. Это возбудило меня еще больше. В ту ночь я не достигла оргазма, но состояние сексуального возбуждения мне безумно понравилось.

Я стала встречаться с этой парой в Одиго, и мы постоянно занимались виртуальным сексом. Особенно меня заводило, когда они начинали при мне трахаться. Похоже, им тоже для кайфа нужны были слушатели или свидетели.

Я часто испытывала оргазмы и уже не только от мастурбации. Лена (та девушка) посоветовала мне, какие бытовые предметы можно использовать в качестве фаллоимитатора.

Много раз обсуждался вопрос о том, чтобы встретиться в реале и устроить секс втроем. Но живем мы в разных городах. Может быть, когда-то это удастся. Во всяком случае, я не испытываю страха и отвращения при мыслях об этом.

149. Татьяна, 23 1 >> 3.

Как ни странно, впервые какие-то сексуальные ощущения я испытала в очень раннем детстве. Я, конечно, не осознавала, отчего это после некоторых действий (сжимания ног) мне вдруг становилось так хорошо. Один раз я рассказала об этом маме, но ее реакцию не помню. По-моему, я ее сильно озадачила.

Позже я открыла для себя весь спектр ощущений от прикосновений к своему телу. Что я при этом чувствовала? Даже не знаю. Я многого не понимала тогда и не догадывалась, чем я занимаюсь. Естественно, все приходилось скрывать от окружающих, ведь это довольно интимный процесс.

152. Алекс, 19 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Ранее чем в 12 лет — при прочтении книги «Тысяча и одна ночь» (при описании сосания любовниками языков друг друга). Затем был явный интерес к эротическим сценам в фильмах.

Как результат — мастурбировать начала примерно с 12 лет. Сначала просто вводила различные предметы во влагалище, но примерно год спустя начала замечать какие-то приятные ощущения (при надавливании на определенные точки внутри фаллическими предметами). Так я открыла для себя таинственную точку «G». До этого испытывала лишь эмоциональное возбуждение при мысли о том, что делаю что-то запретное и манящее.

Опыт первых мастурбаций, несомненно, положительно повлиял на мою половую жизнь в дальнейшем — это помогло лучше понять себя и помочь в этом понимании партнеру.

153. Gella, 25 1 >> 2 >> 3.

Помню, был такой период лет в 10–11, когда очень сильно стали вдруг интересовать вопросы, связанные с деторождением и отношениями между полами. Информация об этом доходила от таких же, как я, детей, поэтому некоторые наши представления были, конечно, очень забавными.

Но тем не менее один из таких рассказов и вызвал во мне первые сексуальные эмоции. Одна подружка объяснила нам, всем остальным, что дети рождаются в том случае, «если мальчик пописает в девочку».

Почему-то мне необыкновенно выразительно представилась эта картина, причем так, как будто это происходит именно со мной.

Писающих мальчиков мне видеть приходилось. А теперь я представила, как мы с мальчиком стоим, сняв трусы, близко друг к другу, и он пускает свою струйку прямо мне в пису. Возникало прямо-таки физическое ощущение горячей струйки, бьющей внутрь и щекочущей мне между ног. Причем это была не обычная щекотка, от которой только хочется хихикать, а какая-то особенная, очень приятная и сладкая — от нее захватывало дух.

Несколько дней я «крутила» в голове эту картину, дополняя ее разными деталями, и с новым интересом поглядывала на знакомых мальчиков, как бы «примеряя» их к этой ситуации.

156. Ирина, 24 1 >> 2 >> 3.

Почему-то вопросы секса с детства волновали мою маленькую темноволосую кудрявую головку. Надо сказать, что в нашей семье это было запретной темой, мама со мной «об этом» никогда не говорила. Ее неудачный сексуальный опыт, в результате которого я появилась на свет, призывал рисовать секс в черных красках и предписывал сохранять девственность как можно дольше и только для Него.

Но несмотря на это в моем мозгу копошилась одна мысль: почему же люди занимаются «этим», если это так плохо и неприятно? Более того, примерно лет с 12 началось и мое половое созревание.

Сексуальность была разбужена, скорее всего, игрой в «доктора» с подругами. Мы занимались этим днем, когда родители были на работе. Чаще всего почему-то пациенткой выступала я. Наверное, потому, что подруги были взрослее. Наиболее часто мне приходилось проходить осмотр «гинеколога». Меня разглядывали, трогали руками, а иногда даже в качестве «инструмента» выступал карандаш.

Но наибольшие эротические ощущения я испытывала уже потом, лежа вечером в постели. В основном мои фантазии развивались по одному и тому же сценарию. Меня похищают, привозят в какую-то пещеру и начинают пытать (само собой разумеется, сексуально). Причем, что самое поразительное, в этих фантазиях всегда присутствовали крупные звери с большими гениталиями. Чаще всего меня насиловал слон.

Тогда, в моем детском сознании, понятия оргазма не существовало, но было очень приятное, возбужденное состояние. Мне не было стыдно, я не боялась, но получала удовольствие и никому об этом не рассказывала.

Чуть позднее я стала дополнительно ласкать себя рукой. Надо сказать также, что лет в 15 аналогичные ощущения возникали при прочтении эротических книг. Конечно же, это была запретная «Анжелика», тома которой я искала везде и проглатывала, перечитывая по нескольку раз самые пикантные сцены.

158. Малыш, 22 1 >> 3 >> 4 >> 6.

Не могу сказать, когда точно это было. Однако мне запомнился один эпизод. Мне было лет 14. Урок. В соседнем ряду сидит одноклассник, в которого я безумно влюблена. Он наклоняется завязать шнурки, и я вижу его волосы, спадающие вперед. Жгучее желание погладить его по волосам.

Следующий эпизод- около 16 лет. Журналы, фильмы, рассказы подруг и книги. Хотелось ощутить то же самое. Однажды прочла в газете о том, как женщина получала удовольствие, направляя струю воды «туда». Я попробовала — понравилось. Потом еще кое-что добавляла.

Конечно, все делалось в тайне от всех. Единственный человек, который об этом знает, — мой парень. Повлияло ли это на мою дальнейшую сексуальную жизнь? Думаю, мне это помогло не переспать «с кем попало» и развить свою чувственность. Я получаю удовольствие в полном объеме (а может быть, просто мой любимый — прекрасный любовник).

159. Евгения, 40 1 >> 4.

Первое по-настоящему серьезное сексуальное впечатление относится годам к 15. По дороге в школу и обратно мне приходилось проходить мимо небольшого городского пруда. На обратном пути я частенько задерживалась около воды — покормить уток, посмотреть, как удят рыбу, или просто посидеть после уроков на скамейке, погреться на солнышке.

Еще этот пруд был для меня интересен тем, что около него часто появлялись наши местные городские художники- рисовали натуру. Если они разрешали, я смотрела, как они работают. Как-то раз я подошла к одному из таких художников и увидела необычный рисунок. Художник не просто рисовал пруд с натуры. На его картине был изображен мрачноватый, но очень красивый лесной пейзаж с высокими елями, и в эту картину он как бы «вписывал» вот этот самый прудик. Получалась замечательная романтическая картина.

Я выразила свое восхищение и получила разрешение понаблюдать за работой.

Художник оказался доброжелательным и даже время от времени обменивался со мной дружелюбными, чуть ироничными замечаниями, хотя был очень увлечен своей работой. Закончив пейзаж, он поглядел на меня чуть насмешливо и принялся рисовать человеческую фигуру.

Через несколько минут меня бросило в жар, потому что это была фигура обнаженной женщины. Было нечто непристойное в том, что мужчина на моих глазах рисовал обнаженную женщину, но… я не могла оторвать глаз, настолько это было красиво. Купальщица на картине была совершенно раздетой, но в ней не ощущалось ни тени робости или стыда. Она не скрывала ни одной детали своего прекрасного тела, даже, наоборот, как будто гордо выставляла его напоказ.

Для меня, воспитанной очень строго, было немыслимо не стесняться своей наготы, я всегда с ужасом думала о том, что меня кто-нибудь может увидеть голой. Но в этой женщине чувствовалась такая внутренняя сила и уверенность в себе, что я впервые как будто усомнилась в своих страхах и даже… мысленно перенесла себя на ее место.

От этой мысли — что я могла бы стоять одна, обнаженная, в дремучем лесу на берегу озера и смело выставлять напоказ свою наготу — меня начало бросать то в жар, то в холод. Художник, между тем, продолжал разговаривать со мной, как ни в чем не бывало. А я почти уже не могла ему отвечать — было такое чувство, что голос мой сейчас задрожит и сорвется.

Кажется, он понимал, что со мной происходит, и тихонько веселился. Он все чаще бросал в мою сторону внимательные и очень лукавые взгляды.

Покончив с первой фигурой, он принялся за вторую. Это была совсем молодая девушка. Она тоже была обнажена, но, в отличие от первой купальщицы, явно стеснялась своей наготы. Она не прикрывала ни свою юную грудь, ни едва опушенный лобок, но, казалось, — хрустни в лесу ветка и она тотчас же прикроется, убежит, спрячется. Что-то до боли знакомое чудилось мне в этой фигуре…

И когда художник стал прорисовывать лицо, с каждым мазком становилось все более очевидным, что это… БЫЛА Я!!! Я была и возмущена нахальством живописца, и готова провалиться сквозь землю от стыда, но не могла не смотреть на /это/… Мой взгляд, как магнитом тянуло к холсту, на котором художник (мужчина!) бесцеремонно раздевал меня и выставлял напоказ — голую! И — удивительно — он почти точно угадал все интимные детали моего телосложения!

Я стояла пунцовая, с трудом хватая воздух, и почему-то только судорожно сжимала вместе ноги, как эта девочка- купальщица на картине. Художник посмотрел на меня с добродушной насмешкой, как будто наслаждаясь моим смущением… Наши взгляды встретились, и я непроизвольно поднесла руку к груди, как будто прикрывая ее… Поздно. Это был первый мужчина, который меня раздел.

Потом он улыбнулся и слегка потер пальцем невысохшую краску. Мое лицо исчезло. Осталась просто фигура. Художник стал складывать свои кисти и краски, а я поняла, что на сегодня работа закончена. Дрожащим голосом поблагодарив его, я попрощалась. Домой шла под огромным впечатлением и еще долгое время вспоминала о случившемся.

Эта история, конечно, оказала влияние на мою сексуальность. Главным результатом было даже не проявление первого сексуального чувства, а то, что пошли прахом долгие годы строгого родительского воспитания. Мои представления, как будто, перевернулись. Если раньше я гнала от себя мысли о «запретном», то теперь с удовольствием и волнением воображала себя обнаженной и находящейся рядом с мужчиной.

Наверное, то, что произошло, было к счастью. Иначе трудно представить, как бы я могла вообще начать половую жизнь с вбитыми в меня воспитанием комплексами. Непосредственного, «прямого» влияния этот случай, думаю, на меня не оказал. То есть, я не стала эксгибиционисткой. Только, возможно, однажды проявилась прямая связь — при моем первом оргазме. Значит, и эту историю тоже придется здесь рассказать.

160. Ирочка, 17 1 >> 2.

Впервые я почувствовала, что меня тянет к мужчинам, в детском саду.

Смешно? Но, на самом деле, чего мы там только не вытворяли… Помнится, был и стриптиз, и рассматривания интимных мест друг друга.

Вот тогда меня в первый раз и повлекло по-настоящему к мальчику. Не удивляйтесь, но у нас был детский оральный секс! Он, правда, заключался в том, что мы целовали друг другу интимные места, но мне было приятно.

Самое забавное, что нас за этим занятием застукала воспитательница! Я даже представить не могу, что она подумала или почувствовала… Хотя, может быть, эта сцена впоследствии преследовала ее всю жизнь в виде бурных эротических фантазий — кто знает???:-))

162. Jyl, 25 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

В детсадовском возрасте мне снились эротические сны, в которых мужчины в форме рассматривали мою попку — и я просыпалась от оргазма. Я еще не знала, с чем связаны мои переживания, поэтому не могла понять (и не задумывалась), почему так происходит.

163. Жанна, 31 < 1 >.

Дело было летом, на даче. Сколько было лет, точно не помню, кажется, 11–12. У нас была девчоночья компания и одно время мы очень увлекались игрой в «детективов». Игру мы придумали сами, а заключалась она в том, что надо было незаметно следить за соседями.

Мы собирались на участке у кого-нибудь и ждали прохожих. Как только появлялся прохожий, за ним пристраивалась одна из нас и начинала слежку.

За следующим «клиентом» шла другая и так далее. Задачей было незаметно проследить передвижения своего «объекта», а потом на общем сборе рассказать об увиденном. Незатейливая игра, но она нам почему-то нравилась.

В день, о котором я хочу рассказать, мне достался «объект» — молодой парень с одной из соседних дач. Следить за ним было легко, он шел по поселку, не оборачиваясь. Но вот он вышел за забор и направился в сторону леса. Это было удивительно — в тот лесок никто не ходил, потому что грибов и ягод там не было (а зачем еще ходить в лес?). И это было очень любопытно — что за дела могут быть там у парня? Лесок этот мы знали вдоль и поперек, его можно было обежать за двадцать минут, я не боялась туда идти. Правда, найти там парня было бы непросто, но пришлось дождаться, когда он скроется, иначе я была бы обнаружена.

Следуя за ним, я быстро перебежала пространство, отделяющее поселок от леса, и принялась за поиски. Вскоре я обнаружила его по шуршанию веток — он бродил в зарослях молодых елочек, как будто искал какое-то определенное место. Я на четвереньках нырнула в те же заросли. Так было удобнее его высмотреть — снизу у елок ветки отсохли и все просматривалось довольно далеко, а он с высоты своего роста меня увидеть не мог. Я немного поползала под елками и вскоре увидела его ноги — он шел прямо на меня!

Я затаилась и, по правде говоря, даже немного испугалась. Но он остановился шагах в двух, совсем рядом, я видела его фигуру снизу до пояса. Кажется, он нашел нужное место, потому что больше никуда не стремился. Было слышно его странное нервное дыхание, и я видела, как он поминутно поглаживал себя рукой по брюкам спереди.

Потом он расстегнул молнию и брюки упали, затем он спустил плавки до колен. От увиденного я была в шоке. Сперва я подумала, что он меня обнаружил и таким образом нагло издевается (знакомые мальчишки тоже иногда на мгновение показывали кое-что, чтобы вогнать нас, девочек, в краску). Но потом я поняла, что это не так. Он был занят другим.

То, что он держал в руках, вовсе не напоминало мальчишескую «висюльку».

Эта «вещь» поразила меня не столько размерами, сколько своей мощью — агрессивным, «вздыбленным» видом. И парень обращался с этой штукой так, как будто это было отдельное от него живое существо — поглаживал, похлопывал, потряхивал. (Теперь я, кстати, понимаю, почему мужчины часто ассоциируют свой детородный орган с конем — таким же образом, наверное, хозяин поглаживает, треплет и гладит по холке своего скакуна.)

А потом началась «скачка». Рука заходила ходуном, темп все больше ускорялся, все остальное «хозяйство» тряслось в такт движениям… Парень начал тихонько стонать, охать и наконец, напрягшись, выпустил в мою сторону несколько увесистых «плевков»…

Я не могу сказать, что испытала какие-то сексуальные эмоции именно во время этого процесса. Все длилось слишком скоротечно. С самого начала я была парализована страхом, что меня могут обнаружить, а также шоком от стремительно развивающегося на моих глазах действия (аналогов которому в своей жизни я не видела).

Как стояла на коленях под елкой, так и продолжала стоять, не в силах опомниться. Только когда парень ушел, до меня стало «доходить». Не все и не сразу, но было ясно, что я столкнулась с тем самым «запретным», о чем я краем уха слышала, но о чем до сего момента не задумывалась.

Именно для совершения этого запретного действа парень ушел в лес, долго искал укромное место… Ясно было, что он не пописал, а сделал что-то другое, особенное… Потом я даже выползла из-под елки, нашла и исследовала веточкой один из «плевков». Странный вид и запах…

Обратно бежала вприпрыжку. Картина увиденного беспрерывно крутилась в голове, с языка так и рвался рассказ… Глупая, я обо всем рассказала подружкам. Конечно, хотелось похвастаться своими детективными успехами, доложить всем о случившемся со мной настоящем приключении. Да, меня выслушали с открытыми ртами, и мой рассказ имел огромный успех. В результате все захотели увидеть это своими глазами.

За парнем была организована настоящая охота и, когда он в следующий раз отправился в лесок, за ним увязалась целая орава девчонок… Естественно, он не мог не заметить такую компанию. Поэтому, просто побродил немного и ушел. А меня с тех пор некоторые стали считать врушкой, хотя я говорила чистую правду.

Безусловно, этот случай оказал на меня большое влияние. Я как будто сразу повзрослела на несколько лет. Практически ничего не зная о сексе, я теперь интуитивно понимала скрытый смысл в разговорах взрослых. Или когда парни говорили при мне грубые слова вроде «встал», «дрочить», «кончить» (думая, что я их не понимаю) — в моей голове сразу же проносились четкие ассоциации.

С того самого возраста для меня это перестало быть запретной тайной, а стало чем-то нормальным, обыденным. Мол, видели, знаем. Возможно, поэтому у меня не было больших страхов и морально-психологических проблем, когда пришлось начинать половую жизнь.

164. Мария, 17 1 >> 3 >> 5.

Вы, наверное, знаете, что в детском саду бывает тихий час. Так вот, там никого не интересует — хочет ребенок спать или нет. Я всегда была из тех, кого слова «тихий час» приводили в ужас. Что делать, когда все уснут? Именно этот вопрос постоянно крутился в моей детской голове.

Вскоре я нашла на него ответ. Я понемногу стала изучать свое тело… все ниже и ниже… Каждый раз я боялась, что меня обнаружат и будут ругать, поэтому все мои движения были очень аккуратными. Делая вид, что сплю, я тихонько снимала с себя трусики и поглаживала внизу живота. При этом я испытывала такие приятные ощущения, что не могла остановиться.

Однажды моя воспитательница решила поправить мне одеяло. Это была совсем молоденькая девушка. Когда она приподняла одеяло и увидела, что я лежу без трусиков, а мои ручки покоятся на моей писе, то посмотрела на меня с таким непониманием, что я покрылась краской стыда.

Занятий этих я не прекратила, но с тех пор осознавала, что это /очень/ плохо. Однако уже тогда я не сомневалась — /такое/ делают все!

165. Ирина, 21 1 >> 3.

Первое сексуальное переживание связано у меня с ощущением чего-то запретного и постыдного. Мне было лет 7 или 8. Мы с моим двоюродным братом играли в доктора, причем пациентом был именно он. Я помню, что меня очень волновал вид его обнаженных ягодиц, приспущенных брюк и трусов. Я понимала, что если родители увидят, чем мы занимаемся, то вряд ли похвалят нас.

Запретность и постыдность делали весь процесс еще более привлекательным.

Я много лет носила это в себе, старательно скрывая, что мне нравится смотреть или читать описание порки (но не сильной, без жестокости). Я считала это грязным — ведь я росла очень правильной девочкой. И только много лет спустя я смогла рассказать об этом любимому, который помог мне разобраться, что в этом нет ничего ужасного, а сама я вовсе не извращенка.

169. SAHARA, 18 1 >> 3.

У меня была кузина — на год младше меня. Мы вместе проводили много времени, иногда спали вместе. Однажды ночью мы придумали новую игру — лазить ручкой между ног друг у друга. Это было так захватывающе, что мы это делали каждую ночь, когда были вместе. Но хотя этот опыт можно назвать лесбийским, у меня сейчас вполне гетеросексуальная ориентация….

171. Яна, 25 1 >> 3 >> 4.

До 15 лет у меня сексуальных эмоций не возникало. А в 15 произошел вот какой случай. Дело было в конце мая перед окончанием школы.

Когда я приходила из школы и поднималась по лестнице домой, то стала замечать, что на одной из лестничных площадок постоянно дежурит соседский мальчишка (младше меня года на 1,5–2). Было видно, что при моем появлении он очень нервничает: отводит глаза, облизывает губы, странно дергается — как будто набирается духу для чего-то. Я не думала, что это может быть связано со мной, но оказалось, что так оно и есть.

Как-то раз он, наконец, решился. Я уже поднялась по ступенькам чуть выше площадки, как вдруг уловила боковым зрением стремительное движение внизу. И в тот же момент его рука скользнула сзади под юбку и вцепилась мне в промежность. Не больно, но очень крепко и плотно.

/По случаю теплой погоды я была только в трусиках, и это прикосновение оказалось очень чувствительным. Неожиданно, как будто окатили ведром воды, на меня нахлынула слабость — я не могла пошевелиться и как будто впала в столбняк./ Рефлекторно я сжалась, но от этого его рука только теснее прилипла к заветному месту и у меня от нахлынувших ощущений как будто стали подкашиваться ноги. Я ничего не могла поделать — ни ударить его, ни оттолкнуть.

А он, пользуясь счастливой возможностью, старался не терять ни секунды — пытался (быстрее, быстрее!) ощупать, потрогать все, до чего могла дотянуться его рука. Не зная, что делать, я бросила на него гневный взгляд — и увидела выражение его лица. Оно было полубезумным, отчаянным и несчастным. Такое выражение иногда можно увидеть на мордах собак — когда они вдруг ни с того ни с сего пристраиваются к ноге хозяина и начинают «любить» ее. Как будто что-то против воли заставляет их это совершать. Позже пришло на память выражение «давит сперма».

А тогда все происходило так быстро и неожиданно, что мои реакции тоже были на уровне подсознания и, возможно, оказались неадекватными. Когда я увидела это несчастное лицо, меня вдруг пронзила «бабья жалость» (не знаю, как еще можно это назвать). Гнев вдруг испарился, пришло какое-то насмешливое чувство и вместе с этим вернулось ощущение собственного тела.

Я ослабила «хватку» ног, чем он моментально воспользовался. Вторая его рука проникла под юбку спереди и встретилась с первой. Он поднялся на ступеньку ко мне вплотную и прижался передом к моей ноге, буквально оплетя мое бедро своими ногами. Руки его быстро шарили по мне спереди и сзади, жадно ощупывая лобок, промежность и попу, а сам он задергался и стал судорожно тереться о мою ногу. Точь-в-точь как собачка!

Меня это уже немного смешило, «паралич» отпустил, а прикосновения рук не были неприятными (скорее, ласковыми). Поэтому я выдержала «процедуру» до конца, а когда он отлип от меня и побежал вниз по лестнице, даже кинула вслед насмешливо: «Ну, что, доволен, герой?».

Не могу сказать, что это приключение оставило во мне очень уж большой след. Может быть, слегка облегчило мое восприятие мужчин. Для меня как-то ясно стали видны их слабости.

172. Юляшка, 18 1 >> 2 >> 3.

Мои первые сексуальные ощущения были в 16 лет, когда я начала изучать свое тело. Я много слышала об оргазме и о том, как можно его достигнуть.

И вот я решилась… Когда я начала ласкать себя, по моему телу прошла мелкая дрожь… и я ощутила желание., огромное желание… Я начала ласкать себя между ног… нежно трогала клитор… И вот мне захотелось, чтоб в меня вошли… меня желали и были во мне…

Я тогда страшно испугалась и подавила в себе желание, но в следующую ночь решила повторить. Я боялась этого нового чувства, непонятного для меня, но все равно продолжала делать это. И я достигла блаженства! Это был испуг, полное удовлетворение… но не стыд!!!:)

174. Скьява, 26 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5.

Насколько я помню, впервые это было лет в 5, но, возможно, и раньше. Я была эмоциональным и легко возбудимым ребенком. Меня всегда притягивало то, что было в моих трусиках. Я трогала свою вагину по ночам, когда никого не было в комнате. Не могу сказать об «эротическом чувстве» — только об огромном сладком удовольствии, которое я испытывала, погружая пальчик в маленькую дырочку и быстро-быстро шевеля им там.

Я была слишком маленькой, чтобы анализировать происходящее. Знала только, что этого нельзя делать, но мне не было стыдно за мои действия.

Когда мы играли в «доктора» в подъезде, я всегда была «больным» и испытывала все то же сладкое чувство, когда снимала трусики и раздвигала половые губки руками для «осмотра». Было трепетное ощущение беспомощности.

В детском саду мы играли в какую-ту игру, где девочки продевали руки в решетку забора, делая вид, что они связанные пленницы. Мальчики выбирали «жертву» и уводили куда-нибудь. Я испытывала ярчайшие эротические ощущения, стоя «связанная» у забора. Я была беспомощной жертвой, с которой могут сделать все, что захотят. Моя маленькая вагина вся горела, игра сильно возбуждала, хотя я не отдавала себе отчета.

Становясь старше, я заметила, что больше всего меня возбуждают сцены насилия над женщиной. Я представляла себя на месте жертвы. В итоге, в сексуальных играх я часто играю роль рабыни, которую унижает, дрессирует, воспитывает строгий хозяин. Но для меня это не игра.

178. Милана, 18 1 >> 3 >> 5 >> 6.

Первые мои «эротические чувства» посетили меня лет так в 12. Мне это не качалось странным. Я довольно много уже знала о сексе из разных молодежных журналов.

В то время я была жутко влюблена в одного парня, Сашу. Он был моим ровесником, но мы даже не встречались. Тем не менее, я в мыслях и снах фантазировала о нем, причем с сильным эротическим уклоном… А как-то раз даже проснулась с дикой приятной болью в низу живота. Это было некое продолжение сна.

Мне ничуть не было страшно. Я любила Сашу и готова была на все, лишь бы он стал моим полностью. Я даже согласна была не встречаться с ним, а просто переспать. Мне жутко хотелось ему принадлежать, потому что я его любила. Эта любовь длилась 6 лет, но в эти годы он так и не стал моим парнем.

180. Мира, 26 1 >> 2 >> 3 >> 5.

Точно не помню, лет в 5–6 это было, еще до школы. Подруг-девчонок у меня не было, я играла только с мальчишками в мальчишечьи игры. Все они были старше меня на полгода-год, но получалось так, что часто я ими верховодила. Для меня тогда не существовало разницы полов, самым важным было доказать свое превосходство в играх, беготне, толкотне и пр.

Помню, куда-то мы однажды очень спешили всей компанией, но тут у кого-то возникла идея пописать, которую все подхватили. Остановились у какого-то забора, мальчишки писали, естественно, стоя, а я присела рядом.

И тут услышала в свой адрес смешки. Мальчишки оборачивались на меня и хихикали. Я решила — это потому, что я /присела/ пописать, а не встала, как они (особенностями устройства мальчиков я тогда не интересовалась).

Я была уязвлена и решила доказать, что ничем не хуже, и тоже встала.

Но когда я это сделала, то поняла, что ничего у меня не получится — обмочу все трусики. Отступать не хотелось, поэтому я решительно сняла трусики совсем, задрала юбку выше пояса, расставила пошире ноги и принялась за дело.

И тут наступило всеобщее молчание. Какое-то странное молчание. Никто больше не смеялся, лица были серьезны и напряжены, взгляды всех были устремлены в одну точку — ту, откуда выбивалась струйка. До меня стало доходить, что происходит неладное, я делаю что-то не то. Вместе с тем пришло какое-то новое, странное ощущение, от которого почему-то еще сильнее хотелось писать.

Я стояла и не могла прекратить, из последних сил выжимая какие-то капли под пристальными взглядами мальчишек. Отчего-то стало вдобавок ужасно стыдно Наконец, я справилась и торопливо оделась.

Пацаны как будто разом выдохнули, а потом стали переглядываться и снова хихикать. Я не понимала, в чем дело, и было очень обидно. На какое-то время я даже потеряла уверенность в себе и уступила лидерство в компании.

Смысла происходящего я тогда не осознала, но странные ощущения запомнились. И писать я с тех пор всегда устраивалась отдельно от всех.

186. liana, 29 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5.

Мое детство прошло в мужской компании. Само по себе мужское общество с эротическими и сексуальными отношениями не ассоциировалось. Хотя изучение мужских достоинств мальчишек, поцелуи и другое баловство были, конечно. Но впечатлений не оставило.

А вот то, что можно вспомнить и чтоб от одного воспоминания почувствовать возбуждение — это было в 13 лет. Мне, наверное, повезло — я ощутила это со взрослым парнем, на 8 лет меня старше. Лето, компания, лес, костер, вино и нежные ухаживания. На самом деле — нежные, умелые, ненастойчивые, но упорные ласки и понимание моего страха. Это было супер!!!

Представьте, что вся эта идиллия происходила на фоне сумасшедших сексуальных отношений моих друзей и подруг. Как это он себя сдержал??

Ума не приложу.:-)))

188. Дина, 29 1 >> 2.

Очень смутное воспоминание из детства. 5–6 лет, дача, какие-то огороды.

Я и трое мальчишек. Мальчики снимают трусы и начинают выхваляться друг перед другом, у кого как «стоит» (у них уже стояло!). Я с ними рядом, гляжу на эти «стручки» и мне безумно хочется их потрогать.

Рука тянется самопроизвольно. Никогда ни у кого ни одну часть тела мне не хотелось потрогать. Ни нос там, ни ухо. А к /этому/ тянет, как магнитом. Я не выдерживаю и прикасаюсь к одному — ощущение непередаваемое… А он хихикает, но явно не против. Я начинаю гладить, почему-то сразу понимая, что делать это надо очень осторожно.

И чувствую, что ему нравится, да тут он и сам с удивленным придыханием говорит: «Ух ты, вот это да!». И сейчас же все остальные начинают меня просить погладить, подставляют, отталкивают друг друга… И я по очереди глажу всех. Потом в эту игру играем постоянно. Я становлюсь в этой компании самым незаменимым человеком. Кайф непередаваемый — и от ощущений и, от сознания собственной значимости.

А потом в нашей компании появляется новый мальчик — старше года на два.

Мои друзья решили подольститься к «старшему товарищу» и пригласили разделить удовольствие. Мальчик смотрит на то, чем мы занимаемся, кривится, а потом говорит в мой адрес презрительно: «Проститутка!».

Это как ушат холодной воды. Смысла слова я не понимаю, но ясно, что оно очень обидное (и, видимо, сказано по делу). Жгучий стыд и страшная обида на приятелей — зачем позвали /этого/… Я в слезах убегаю. Ссора на долгие годы…

189. Надежда, 23 < 1 >.

Первое сексуальное ощущение… Первый сексуальный опыт…. Тождественные понятия практически. Когда же это произошло? 9 лет… 10 лет… Не помню я.

Маленькая девочка, принимающая ванну, — и вдруг странные, сладостные ощущения от струи воды, направленной к низу живота… Непередаваемые ощущения, которых хотелось еще и еще… Тепло разливается по всему телу, мелкая дрожь. Так продолжается еще какое-то время… Ванна становится местом частого пребывания.

Однако все имеет свойство приедаться, хочется чего-то нового… Тогда приходит на помощь электромассажер для лица со множеством насадок.

Каждая доставляет девочке разное наслаждение… есть любимые, есть по настроению…

Затем приходит очередь пальцев. Уж они точно знают, чего хочет девочка, знают все ее чувственные местечки… Почти 10 лет продолжается эта игра…

Девочка становится женщиной, но первые радости познания собственного тела до сих пор влияют на ее восприятие мужских ласк…

Мое отношение к этому? Поначалу не было вообще никакого отношения… все воспринималось как данность. Потом как игра… Чувства стыда и неловкости не было никогда…

Занимаюсь ли я этим сейчас? ДА! При каждой удобной возможности… Способ расслабиться после рабочего дня и получить удовольствие в отсутствие мужчины… Отметила интересную вещь — мужчины очень любят смотреть, как женщина сама себя ласкает, а если она это делает умело, то просят еще и еще…

Я люблю себя и свое тело… Люблю заниматься сексом… Безумно нравится делать минет мужчине, нравится чувствовать как растет его желание, как он весь напрягается… Большего ощущения власти над мужчиной у меня никогда не возникало…

191. луна, 14 1 >> 3 >> 6.

Об отношениях между мужчиной и женщиной я начала думать довольно-таки в раннем возрасте (5–6 лет), так как была очень развитой девочкой во всех отношениях. Лет в 10 я начала мечтать о близости. Первый раз я начала мастурбировать в 11 лет.

Однажды с одним из моих близких родственников случился легкий инфаркт.

Вызвали «скорую», и все уехали в больницу. А я не очень переживала (мне до сих пор за это стыдно).

Оставшись одна, от скуки я зашла в Интернет, в приватный чат. Там я встретила человека, который сподвиг меня на разговор о сексе, потом предложил заняться виртуальным сексом. Я ему сказала, что не понимаю о чем он, а он предложил меня проинструктировать. Сделал он это умело (и, мне кажется, не без удовольствия для самого себя). А я испытала первый оргазм, это было замечательно.

Я очень этого стыдилась — мне казалось, что, когда близкому человеку плохо, мне тоже должно быть плохо. Но мне было очень хорошо.

В раздумьях я пошла к своей лучшей подруге и все ей рассказала. Она меня поддержала и уверила, что все в порядке.

Это было мое первое сексуальное приключение.

192. Зайчонок, 211 >> 3 >> 4 >> 5.

Первые сексуальные ощущения возникли у меня, пожалуй, лет в 7… Да, как раз тогда отец подарил мне на день рождения сексуальную энциклопедию для детей…

Я с интересом начала читать ее… В самом начале там рассказывалось как происходит процесс оплодотворения, как развивается плод, ну и тому подобные вещи, а вот дальше… Дальше пошел рассказ о том как люди знакомятся, влюбляются, женятся и чем они занимаются после свадьбы по ночам. И хотя все было написано вполне невинно, но когда я читала о самом половом акте, у меня в низу живота появилось какое-то странно-сладкое ощущение…

Я почему-то сразу поняла, что это как-то связано с сексом… Было очень приятно, так приятно, что я даже залезла рукой в трусики и начала гладить себя… Мне было очень приятно, но при этом возникла мысль о том, что я поступаю нехорошо… Но потом я забыла об этом, мне было просто очень приятно играть со своей «киской» и, главное, — интересно!

Я думала — неужели именно такие ощущения испытывает женщина, находясь в постели с мужчиной? После этого я стала довольно часто ласкать себя.

Правда, у меня не получалось вызывать в себе это сладкое ощущение без книжки, и, перед тем, как сделать это, я всегда читала ту энциклопедию.

193. Ranni, 22 1 >> 2 >> 3 >> 5 >> 6.

О:)), мне было лет 10, наверное. Мама одела на меня уж очень узкие брючки и шов впился, ну, сами понимаете куда… Это было приятно, маме я ничего не сказала. Но при ходьбе сама старалась вызвать эти ощущения..

Потом, ложась спать, я попробовала /это/ место рукой — ощущения вернулись…

И каждую ночь, засыпая, я устраивала свою руку /туда/. Я и сейчас так сплю, это уже как рефлекс…

194. Лена Иванова, 27 1 >> 2 >> 3 >> 4.

Первые сексуальные ощущения появились, как и положено, лет в пять- такие классические показывания друг другу писи и попы. Ничего интересной).

Хочу рассказать только маленький эпизод, который характеризует все детские сексуальные наклонности.

В одну группу детского сада вместе со мной ходила и дочка нашей воспитательницы. Естественно, для нас всех эта воспитательница была Мариванна, а для дочери это была родная мама, поэтому девочка чувствовала себя в группе намного свободней, чем все остальные.

Однажды у нас отменили какое-то занятие, и появилось «окошко» в расписании. Воспитательница спросила, чем мы хотели бы заняться. Тогда ее дочь закричала: «Будем играть в больницу!». Воспитательница согласилась и спросила, что будем лечить, что болит у ее дочери.

В тот момент я подумала: если девочка скажет, что у нее болит ножка или ручка, то она полная дура, и играть будет не во что. Я почувствовала, что вся группа буквально замерла в ожидании ответа. И тут девочка сказала: «У меня болит попа!!». Все моментально оживились и стали лечить попу, а точнее — просто смотреть на голую попу «больной».

Но настоящее сексуальное чувство посетило меня в 12 лет. Это было летом, на даче. На меня навалилось столько впечатлений сразу, что я несколько дней сходила с ума. Во-первых я читала новеллы Стефана Цвейга и страшно возбуждалась (по-детски, конечно). Во-вторых, мать моей подруги собиралась поехать в соседний город в церковь и, когда узнала, что я не крещеная, предложила мне поехать с ней и ее дочерью Мариной покреститься.

Само по себе это было страшно, потому что церковь до этого я видела только в кино, да еще Марина сказала, что, когда крестишься, нужно обязательно раздеться догола перед попом. Масла в огонь подлила Маринкина мама, сказав, что батюшка такой симпатичный и молодой — «так что ты не бойся!»

Все время днем в полуденную жару я проводила на втором этаже нашего большого дачного дома, это была настоящая «сладкая истома». Я раздевалась перед большим зеркалом, смотрела на себя, трогала груди, поворачивалась задом, раздвигала ягодицы, приставляла к зеркалу стул, садилась на него, широко расставляла ноги и трогала влагалище.

Это была просто какая-то тихая истерика — иногда я начинала визжать шепотом — до боли в горле. Я перебинтовала эластичным бинтом грудную клетку — сверху и снизу грудей. От тугой перевязки груди становились больше, соски наливались, становились красными и торчали, как у взрослой женщины.

Я трогала себя за соски и представляла, как разденусь догола, а батюшка в церкви все у меня увидит, как мне будет стыдно перед мужчиной и т. д.

Потом я представляла себя крепостной крестьянкой- как будто меня раздели при всех, разрешили всем мужчинам трогать меня за все места, а потом высекли розгами.

В низу живота я испытывала сильнейшее напряжение, похожее на желание помочиться, я клала руку на вагину, сильно сжимала ноги и валилась на кровать, постанывая от удовольствия.

Ни в какую церковь я, конечно, не поехала. Я начала читать другие книги, и сексуальное безумие быстро прошло. Но эти детские фантазии оказали влияние на фантазии нынешние. /Мне приятно представлять, как я вынужденно перед кем-то раздеваюсь, как я нахожусь в чьей-то власти (хотя я не мазохистка)./

Мне хотелось бы еще, чтобы на меня смотрели или подсматривали тайком, а также самой хотелось бы подсматривать за кем-то.

196. vesna, 16 1 >> 3.

Лет в 12–13 в летнем лагере. На дискотеке меня пригласил танцевать парень из старшего отряда, и мы весь вечер танцевали вместе. После дискотеки пошли с ним гулять, и в одной из темных аллей он стал меня целовать.

Это был первый парень, который от меня чего-то такого хотел, мне было очень приятно и лестно. Поэтому я стала ему отвечать. Тогда он стал подталкивать меня к кустам, мы зашли в темноту за кусты и там продолжили целоваться. Он стал меня гладить по всему телу, а потом задрал футболку и начал целовать каждую мою грудь, да так, что они полностью помещались у него во рту. Соски при этом он лизал языком.

Мне было так приятно, что я изо всей силы прижимала его голову к груди, только бы он продолжал это делать. Но когда он полез в трусики, я испугалась и не разрешила. Он не был настойчив и просто пошел провожать меня до палаты.

Пока мы шли, я немного успокоилась и стала даже жалеть, что все кончилось так быстро, настолько меня это возбудило и понравилось. Если бы он еще раз начал целовать мою грудь, то я теперь, наверное, разрешила бы ему залезть и в трусики. Но он просто проводил меня до палаты.

197. рыжая, 22 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Мне всегда, то есть лет с 12, очень нравились книги с эротическим подтекстом, и, соответственно, постоянно присутствовал интерес в этой области. К тому же я постоянно в кого-то влюблялась…

У меня был друг детства моего возраста, которого тоже посещал этот интерес, и, «случайно» поцеловавшись в 13 лет, мы стали исследовать друг друга…

199. Maria, 19 1 >> 3.

Первый раз я это почувствовала в 13 лет, когда каталась с парнем на мотоцикле. Нас, девчонок, сажали сзади и мы ехали, обхватив руками парня за пояс. Где-то минут через 15 приходило это ощущение. Соединялись вместе скорость, близость парня н, особенно, сильная вибрация между ногами.

Через полчаса я уже обвисала на парне, растекалась по сиденью и могла только изо всех сил прижиматься к источнику вибрации. Через час-полтора таких катаний я была готова на все.:-) Я знаю, что многие девчонки испытывали даже оргазмы. Одна подруга, которая уже жила с парнем половой жизнью, признавалась, что секс — это «жалкая пародия на мотоцикл».

200. Ivona, 36 1 >> 3 >> 4 >> 6.

Я помню, лет в 5 или 6. играя во дворе, часто слышала от взрослых и ребят постарше незнакомые словечки. Как-то интуитивно было понятно, что они относятся к чему-то необычному, не входящему в знакомый круг интересов.

Слова вызывали любопытство, поскольку при их употреблении атмосфера всегда как-то менялась — начинались хмыканья, хихиканья, «понимающие» переглядывания. При попытке употребить эти словечки дома лица взрослых вытягивались и следовали осторожные разъяснения о том, что /такое/ нельзя произносить вслух.

Но, тем не менее, постепенно смысл этих слов начинал доходить, они ассоциировались с некоторыми определенными предметами и действиями, которые, правда, уже не вызывали особого любопытства. Мир кукол, песочницы и трехколесного велосипеда был гораздо интереснее.

Но однажды мне случилось подниматься в лифте домой вместе с нашим дворовым «хулиганом» — мальчишкой лет 9. Он отчего-то стал пристально на меня смотреть, окидывая масленым взглядом с головы до ног, а затем врастяжку произнес: «А ведь я тебя вы…бу!».

Тут у меня в голове как будто щелкнул какой-то переключатель. Внезапно эти слова наполнились совершенно конкретным смыслом. Не просто кто-то с кем-то делает какую-то не очень приличную вещь. А именно ОН — именно МЕНЯ и именно ЭТО (хотя точного представления о процессе я не имела).

Описать свои чувства я, наверное, не смогу — просто не помню. Но взволновало это меня необычайно. Конечно, я начала исподволь разузнавать точное значение этого нехорошего слова и чем больше узнавала, тем в большее возбуждение приходила.

На мальчишку этого я с тех пор поглядывала с волнением и опаской — неужели это именно он, тот, кто меня вы…ет? Потом, конечно, все забылось. Однако вдруг всплыло — где-то через четверть века.

Надо сказать, я не ругаюсь матом вообще. Никогда. Просто на дух не переношу этих слов. Но однажды лет в 30. когда мы с мужем занимались любовью и я была в преддверии оргазма, из меня вдруг неожиданно для самой себя вырвался стон: «Вы…би меня!». Муж мгновенно включнлея в игру, ответив на мою просьбу серией самых грязных комментариев к своим действиям. И за этим последовал невероятной силы оргазм… Что у нас в подсознании? Как оно работает? Остается только поражаться. Но теперь мы с мужем довольно часто пользуемся этим приемом для усиления эмоций в сексе. От того, что несется в эти моменты с моего языка, пришел бы ужас портовый грузчик. Но заканчивается все под аккомпанемент просьбы-мольбы:

«Вы…би меня! Е…и! Е…и!! Е…и!!!»

202. Алена, 19 1 >> 2 >> 3.

Иногда мне кажется, что я родилась с постоянными мыслями о сексе. Первое воспоминание — это тихий час в детском саду. Я спала на кровати, вокруг которой спали только мальчики. Воспитательницы в комнате не было, и мы решили «поиграть». Помню они снимали свои трусики, а я должна была дотронуться до их писей, я трогала мизинцем, а затем мы смеялись. Еще я легла на живот, освободив свою попу, которую все целовали. Почему-то никакого стыда не было. Только интерес.

203. Лариса, 40 < 1 >.

После школы в 17 лет я пошла работать в один институт лаборанткой. Тогда я была совершенно невинной девочкой. О сексе я знала только понаслышке и краснела даже от самых невинных упоминаний об этом.

Мне выделили на работе небольшой закуток, где я сидела со своими пробирками. И вот туда ко мне стал наведываться один парень. Он был немножко «повернут» на почве секса. Как-то раз он пришел ко мне с большой пачкой фотографий. Когда он стал их мне показывать, я обомлела.

Это было порно, причем довольно жесткое.

Я никогда ничего подобного не видела. Сначала я просто налилась краской, стало жарко и стыдно. Но прогнать его не хотелось, наоборот, — хотелось смотреть и смотреть. В низу живота образовался тяжелый зудящий сладкий ком. Через несколько минут даже сидеть стало неудобно, я начала елозить на стуле. Мне было ужасно неловко, но и приятно — до дрожи.

Каждая новая фотография возбуждала все сильнее. Я все чаще откашливалась и переводила дух. Особенно подогревало ситуацию осознание того, что я смотрю на это /вдвоем с мужчиной/. И в мою голову поневоле вползала мысль — а ведь у него там, в штанах, то же самое…

Странно, но по мере просмотра стыд уходил, а вот возбуждение нарастало так, что во мне стала появляться какая-то невозможная раньше развязность. Я даже начала время от времени комментировать изображенное на снимках, причем довольно цинично высказывалась об увиденных «достоинствах» мужчин. Парень не отставал от меня и вовсю нашептывал мне в ухо свои комментарии.

Эти 20 минут похабных перешептываний «под порнушку» довели меня, невинную девочку, до совершенно безобразного, никогда не испытанного раньше похотливого состояния.

И на исходе получаса, насмотревшись самых разнообразных мужских органов, я неожиданно потребовала: «Покажи свой!» Мы сидели в моем закутке, был обеденный перерыв. В комнате никого больше не было. И он показал…:))))

204. Ирка, 16 < 1 >.

Первое ощущение пришло ко мне прошлым летом. У меня на даче есть две подруги — Света (17) и Люба (18). Они постарше и знают побольше. Так вот, в прошлом году мы с ними ходили в поля — купаться в утренней росе.

Это очень полезно для кожи.

Мы поднимались часов в 5 утра, уходили далеко в поле, раздевались догола и начинали кататься по высокой траве. У меня с первого же раза возникли при этом сексуальные ощущения — просто какой-то сладкий зуд между ног и страшное желание (не знаю чего, секса, наверное).

Очень возбуждало, что мы все втроем голые, что нас может кто-то увидеть (а, может быть, кто-то уже смотрит!). И почему-то приходила в голову мысль: а хорошо бы увидеть его, того, кто смотрит! После меня весь день преследовали фантазии об этом человеке, хотя я осознавала, что, скорее всего, никто нас не видел.

Но самым приятным было ходить голой по высокой траве. Метелки травы при ходьбе безумно нежно щекотали между ног- так, что там все щемило и сжималось от наслаждения и сладкой боли. От этого хотелось кричать, прыгнуть в траву, как в море, кататься, кататься по ней… И я бросалась в траву, каталась до изнеможения…

При этом чувство, что кто-то может увидеть… Запах травы… Легкий утренний холодок… Капли росы… Это было непередаваемо!!!

206. Неизвестная, 22 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Лет в 8–9 приехали погостить мои двоюродные братья. Один раз мы все вместе пошли в гости к одной из подруг и там разделились на пары. Мой старший брат (ему было лет 9-10) остался со мной, а младший (6 лет) подсел к другой девочке (ей было лет 7).

Мы обнимались, целовались в щечку, а потом стали изображать взрослых дядь и теть. Мальчишки легли на нас сверху и говорили всякие слова.

Впоследствии мне почему-то стало очень стыдно за тот случай и я никогда об этом не разговаривала ни с братьями, ни с подругой.

Вряд ли это как-то на меня повлияло, просто первое смутное воспоминание.

А вот то, что оставило след, случилось немного позже. Я всегда была очень впечатлительным ребенком, боялась спать в темноте, всяких страшилок и т. д.

И поэтому я спала вместе с бабушкой в одной комнате, но даже это не спасало. Когда ложилась, я зажимала руку между ногами, согревалась, успокаивалась и засыпала. (Кстати, и сейчас за собой это иногда наблюдаю.) Даже когда я с вечера клала руки под голову, утром одна из них была там, между ног.

Это как-то заметила моя бабушка и начала меня стыдить, повела в церковь на исповедь и грозила рассказать все отцу. Я этого так испугалась, что стала еще больше дергаться перед сном. Старалась засыпать раньше всех и, когда просыпалась, валялась до тех пор, пока кто-нибудь не встанет…

Ну, а больше всего я испугалась попа, когда меня водили исповедоваться.

Он сказал, что это большой грех, а бабушка сказала, что это очень плохо сказывается на здоровье…

И это, действительно, плохо сказалось на моем здоровье — у меня поздно начались месячные и они долгое время были очень болезненными. Все наладилось только после начала регулярной половой жизни.

На мою сексуальность это очень сильно повлияло — я долго не принимала свою женскую сущность, возникло очень много комплексов.

211. Jk, 17 1 >> 2 >> 3.

Впервые сексуальные ощущения меня посетили где-то в 7 лет. Мы со старшим братом (который старше меня на 5 лет) играли в «доктора», в «фотографа и модель», в «робота». Конечно, фотоаппарат был без пленки, но мне нравилось позировать, меня это очень возбуждало.

Когда родителей не было дома, мы играли в эротические игры. Раздевались и показывали друг другу интимные места. Его это сильно возбуждало и меня тоже. Еще мы играли в робота. Как будто я робот, и, чтобы меня включить, надо найти красную кнопку и нажать на нес. Брат искал эту кнопку в интимных местах, трогая там и доводя меня иногда этим до оргазма.

Часто мы, когда оставались одни, смотрели порнуху и повторяли то, что видели на экране, только его член не проникал в мое влагалище. От родителей все, конечно, скрывалось. Сейчас мы, естественно, сексуальными играми не занимаемся. У меня есть постоянный парень, которого я люблю.

212. Русалка, 17 < 1 >.

У меня не было парня до 15 лет. Мне было очень обидно — у всех есть, все гуляют, хвастаются, а у меня нет… В классе я была моложе всех на 1 год, была самой маленькой и незаметной. Девочка я не очень красивая и ноги у меня толстые.

И вот, однажды, в праздник 8 Марта. Он позвонил. Его звали Дима. Мы учились в одной школе, только он был в 9-м, а я в 10- м классе. Мы подружились и как-то получилось, что загуляли. Я затащила его в подъезд и там у меня произошел первый поцелуй. Мы встречались год, потом расстались, но через полгода он вновь меня добился. И тут началась романтика.

Как-то раз я пригласила его к себе домой и тут-то все началось. Сначала он стеснялся, но я затащила его на кровать. Он начал меня гладить, медленно расстегнул кофту и снял ее (я была без лифчика). Я очень засмущалась, видя, как он разглядывал мою грудь, мне хотелось прикрыться и к тому же я начала возбуждаться.

Он посмотрел мне в глаза и аккуратно взял меня за грудь. Я вздрогнула. И тут он ее сжал, причем сжал не очень сильно, а легонько, и я почувствовала такой прилив возбуждения, что захотелось накинуться на него. Он стал целовать меня в шею, грудь, живот и начал спускаться ниже.

Я очень испугалась и сказала ему об этом. Он остановился.

Прилив возбуждения спал и на этот раз я стала целовать его сама.

Целовала и чувствовала, как он возбуждается. Мне это нравилось. В голове сразу появились какие-то мысли, и я не заметила, как моя рука оказалась у него в штанах. Он не сопротивлялся, и я сжала Васю (так мы назвали его член). Он айкнул и громко выдохнул. Я предложила ему попробовать без штанов и без трусов. Он согласился, я очень волновалась и начинала возбуждаться.

Я стеснялась, но в низу живота все горело, а рука у меня тряслась. С закрытыми глазами я нащупала и взяла его член, получше обхватила и сжала. Дима очень громко застонал и закрыл глаза, я испугалась, что сделала ему больно. Но оказалось — наоборот! Я сжала еще раз. Вновь стон. Чем сильнее я сжимала, тем сильнее он стонал. Я испытывала огромное желание и очень сильно возбудилась.

Он сказал, чтобы я не увлекалась, иначе он меня изнасилует, но мне это нравилось. Я испытывала какое-то садистское наслаждение от его стонов и мне самой захотелось так постонать. Я стала стонать вместе с ним. Он — от удовольствия, а я от желания и возбуждения. Тут он не выдержал и забрался на меня. Я вся горела. Мне стало очень жарко от ощущения его члена на лобке, но в то же время мне было страшно. Легким движением он нашел, что искал, он это увидел по моим глазам и возбужденным стонам.

«Дашь мне?» — спросил он. «Нет, еще рано! И к тому же днем я не хочу!» — отвечала я. А глаза мои говорили: «Бери, бери меня целиком!». Он это заметил и начал вводить член. Я стала подниматься вверх и сопротивляться, но он держал мои руки и все время повторял: «Я тебя предупреждал, чтобы ты остановилась, дохваталась, дурочка». Я сопротивлялась, но горела желанием. Неужели /это/ будет сейчас? Но я боюсь, не хочу…

И тут зазвонил телефон. Я /обрадовалась/ и стала кричать: «Телефон, Дима, телефон!». Быстренько вывернулась и побежала к трубке. «Да?

Привет, Кать, как контрольная, никто не ругался, что меня не было?

Почему я не пришла в школу? Да зубы лечила…» — говорила я однокласснице, смотря в обиженные Димкины глаза.


2. ПЕРВОЕ ОСОЗНАННОЕ ЖЕЛАНИЕ СЕКСА

/Когда появилось желание постоянно вызывать в себе сексуальные ощущения?

Что послужило импульсом? Какими способами удавалось этого добиваться?

Что вы при этом чувствовали? Приходилось ли скрывать это от окружающих?

Повлияли ли выработанные привычки на дальнейшую сексуальную жизнь?/

3. __,__I «2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Когда мне было около шестнадцати лет, сверстники выглядели по всем параметрам детьми.:) Хотелось быть красивой и желанной, а не для кого.:)

Но тут я познакомилась с молодым человеком, который был старше меня на семь лет. Он не обладал никакими особенными качествами, но был очень притягательным. Вот ради него я и захотела /стать женщиной/. Увлечь собой, добиться во всех смыслах. Это была определенная борьба. Он был женат и были женщины помимо жены. Я же была совершенно неопытной девственницей. Во мне проснулись все женские качества и я начала их развивать.

Я стала для него единственной, с которой ему хотелось быть. Сама не думала, что могу стать такой бесстыдной. Манила и уходила, обещала одними глазами и видела результат…

Я «сделала» себя сексуально значимой для одного, а захотели меня очень многие. И со временем это не прошло. Мне до сих пор не надо засовывать грудь в декольте. Достаточно просто провести вечер за разговором…

Эрекция у собеседника будет впечатляющая.:)

4. Diana, 39 1 << 2 >> 3 >> 4 >> 5.

Довольно быстро мои первые сексуальные ощущения перешли в постоянный сексуальный интерес. Уже после первого класса, когда меня отдали на лето к бабушке с дедушкой в деревню. Место было очень тихое, мне была позволена довольно большая свобода.

Целыми днями мы с подружкой бегали по всей деревне, играли где хотели, даже убегали то в лес, то в поле. В то лето прошли сильные дожди и за околицей села образовалась большая лужа. Она привлекла наш живейший интерес — оказалось, в ней классно пускать кораблики из щепок или из сосновой коры. Гонимые ветерком, эти кораблики часто устремлялись к центру лужи и тогда приходилось разуваться и лезть их выручать.

Наши игры привлекли внимание одного деревенского мальчика, точнее, уже парнишки, лет 14–15. Он стал проявлять о нас «заботу». Нельзя, мол, босиком залезать в холодную воду — иначе заболеете. Мы, его, конечно, не слушались и упрямо лезли за своими корабликами. Тогда он, разувшись, стал лазить за нами сам и выносить на «берег». Вытаскивал он нас из воды своеобразно: подхватывая одной рукой под попу, а другой спереди.

В первый же раз, когда я почувствовала прикосновение его пальцев, во мне возникло то же самое острое сексуальное ощущение, как в том случае, когда на меня смотрели мальчишки в Ленинской комнате. Только теперь оно шло от прикосновения чужой руки. Естественно, как только он поставил меня на землю, я тут же опять полезла в воду. И он снова таким же образом вынес меня, а затем и мою подружку.

Она, похоже, испытывала те же ощущения, что и я. Мы при этом хихикали, что-то кричали, дразня его (как будто лезли в воду для озорства). Он в ответ бубнил нотации о вреде холодной воды. Так продолжалось изо дня в день, и заигрывались мы до какого-то полубезумного состояния.

За время короткого пути от центра лужи до берега пальцы парня лихорадочно изучали нас: щупали, мяли, теребили. И это было ни с чем не сравнимое удовольствие! Со временем отработалась даже специальная техника — как устроиться на его ладони и подставиться так, чтобы ему было удобнее щупать.

С утра, едва проснувшись, мы со всех ног бежали к луже — дожидаться своего «кавалера». Не знаю, как подруга, а я через несколько дней стала по пути забегать в кусты, снимать там трусики и прятать. Прикосновения к голому телу оказались еще более волнующими, пальцы смогли проникнуть в ложбинку, погладить и потеребить поглубже, ощущения становились необычайно острыми. Я теперь думаю, что подружка вообще не надевала трусов, потому что парень уделял нам обеим поровну внимания.

При этом никогда между всеми нами не было произнесено ни единого слова, ни одного намека на «неприличность» происходящего. Мы с подругой просто играли в кораблики, парень заботился о нас, неразумных. Внешне все выглядело совершенно благопристойно. Короткие, жадные сексуальные игры продолжалось только в то время, пока мы висели в воздухе. Но ни словом, ни действием никто из нас не акцентировал существование сексуальной подоплеки происходящего.

Только один раз, когда подругу почему-то не отпустили на улицу и мы играли в эту игру вдвоем с «кавалером», он не сдержался. После одного из «выносов тела» он не отпустил меня, а, поставив на землю, продолжал еще долго теребить, гладить и ощупывать. И хотя при этом его палец сумел попасть как раз на самую чувствительную точку в ложбинке (отчего я прямо-таки задергалась), я вырвалась, быстро прекратила игру и ушла домой. /Негласный уговор был нарушен и мне стало стыдно. Он не должен был просто так трогать мою пису!/

Эти-то «условности» и привели, в конце концов, к краху замечательной игры. Погода установилась жаркая и лужа постепенно высохла. Несколько дней мы еще прибегали на это место и стояли там втроем в состоянии растерянности. Предлога больше не было. А без предлога было нельзя. Что делать… Пришлось заняться другими играми, а об этой забыть.

С той поры обозначилось очень четкое направление моей сексуальности — преимущественная тяга к мужчинам. В отличие от многих девушек я никогда даже не пыталась мастурбировать. Зато необыкновенный прилив сексуальности возникал при общении с парнями (особенно постарше). Мне всегда нравились их прикосновения, даже откровенные грубоватые похлопывания по попе.

5. Valerija, 19 < 2 >> 3 >> 4 >> 6.

Честно говоря, точного возраста я не помню. Может быть, 12 лет. Знаю только, что я начала заниматься мастурбацией при помощи напора воды в душе. В отличие от своих подруг я не стеснялась своего сексуального желания. Разумеется, родители ни о чем не подозревали, хоть я и бегала в ванную чуть ли не каждые два часа.

6. Ксюша, 27 < 2 >.

Не помню, сколько мне было лет, но знаю, что еще в детском саду во время тихого часа зажимала подушку между ногами, приставляла обнаженные части тела и методично терлась. Первый раз увидела эротическую сцену, когда смотрела фильм «Табор уходит в небо» и испытала сильное сексуальное ощущение. Потом нашла у старшей сестры эротические рассказы и очень часто их перечитывала, обязательно зажав между ногами подушку или мягкую игрушку.

Тогда же я научилась тщательно скрывать свои привычки от окружающих, так как мама воспитывала меня в строгих правилах и все время говорила о том, что /это/ — плохо.

К сожалению, мне приходится скрываться и по сей день. Несколько раз я пыталась совместить секс с мужем и мастурбацию. Но ему не нравится, когда я сама себя ласкаю во время занятий любовью (хотя он и видит, что я испытываю очень сильный оргазм).

Так и удовлетворяю себя, когда никто об этом не подозревает, чтением каких-нибудь похабных рассказов и трением клитора о подушку.

9. Nikita, 211 << 2 >> 3 >> 5 >> 6.

Желания переспать с кем-то не возникало. Люди вокруг везде и всегда говорили об этом с грубой насмешкой (не знаю над чем); поэтому порой казалось, что секс — это что-то грязное, пошлое… Было желание сперва познать любовь, а уже через нее — интимную близость.

Подходящими кандидатурами я считала мужчин старше себя примерно лет на семь. Мне казалось, что это люди опытные, которые могут действительно дать женщине то, чего она хочет и о чем мечтает, у которых есть чему научиться.

Зная, что моих родителей это приведет в шок, я ничего о своих размышлениях не рассказывала. Они обо всем узнавали последними. Даже сейчас, если я встречаюсь с мужчиной, домой он попадет ко мне только в том случае, когда будет назначен день свадьбы и до него останется три дня.

11. Марина, 15 < 2 >.

У меня еще нет никакого опыта. Могу рассказать только о том, как я научилась мастурбировать. Это было почти год назад, прошлой весной. До этого никаких особых ощущений у меня не было. Но весной мы стали гулять компанией с ребятами и девушками. Просто ходили по улицам, болтали, прикалывались. У меня стали возникать чувства, которых никогда не было.

Я как будто жила в ожидании чего-то светлого, казалось, что вот-вот случится что-то замечательное.

Было только обидно, что никто из ребят на меня не обращал внимания. А мне уже так хотелось любви! Время шло, компания наша потихоньку разбивалась на пары, а у меня все еще никого не было. И я стала чувствовать себя одиноко. Не могла понять, чем я хуже.

Однажды совсем расстроилась, что в компании уже все болтают о своих отношениях, а меня как бы не замечают. Обиделась на всех и ушла домой.

Дома никого не было, родители работали. Я решила раздеться и посмотреть на себя в зеркало. Понять, что во мне не так.

Когда разделась, неожиданно ощутила какое-то новое состояние, холодок пробегал по всему телу и ощущалось необычное волнение. Было какое-то чувство риска. Подошла к зеркалу, стала себя разглядывать. Вроде все нормально, и грудь, и фигура, я считаю, красивые. Провела руками по телу и вдруг почувствовала удовольствие.

Я стала кончиками пальцев гладить по бедрам, по животу, по грудям и впервые испытала новые, очень неожиданные ощущения. Особенно мне понравилось сжимать руками груди, так чтобы соски скользили между пальцами, и поглаживать живот и лобок.

В этот день на этом все закончилось, потому что пришла мама. А на следующий день не пошла с ребятами, сразу отправилась из школы домой.

Разделась, легла на софу и стала себя ласкать, думая об одном мальчике.

Но скоро забыла о нем из-за нахлынувших ощущений.

В тот день я впервые попробовала погладить себя между ног, и это мне особенно понравилось. Правда, я долго не могла научиться мастурбировать по-настоящему, только гладила себя сверху по губкам. Мне казалось, что проникать глубже — это стыдно.

Но недели чере; три все получилось само собой. Я от ласк сильно намокла, и пальчик сам проскользнул между губками. Ощущение было очень сильным и резким, я даже охнула. Но это было так приятно, что я позабыла всякий стыд и стала исследовать себя глубже. И очень быстро научилась доставлять себе настоящее удовольствие.

Наверное, у меня даже были оргазмы, хотя сравнивать мне не с чем. Сейчас я мастурбирую почти каждый день и мне это /очень/ нравится.

Мне даже само это слово нравится! МАС-ТУР-БА-ЦИЯ.:-)

14. Karina, 25 1 << 2 >> 3 >> 5.

Я с подругой пришла в гости к знакомым ребятам, с которыми мы уже довольно длительное время встречались.

У них была порнушка «Екатерина и Распутин». С красными рожами мы смотрели в телевизор. Потом было уединение и страстные поцелуи. У меня в трусиках все потекло. Стало томительно. Возможно, я могла бы отдаться прямо сейчас, если бы меня попросили. Но из-за неопытности моего партнера дело закончилось лишь поцелуем.

17. Olga, 25 < 2 >> 3 >> 4 >> 5.

Наверное, уже лет в 9-10, когда осознала, насколько приятно трогать себя

/там/ руками. К ощущениям отнеслась с интересом, как к чему-то новому.

Испытывала удовольствие и считала, что так должно быть у всех (вообще была самоуверенной барышней).

Осознанное желание близости с партнером появилось уже после того, как я потеряла девственность. Какого-то особого импульса не было — просто в 17 лет (на даче дело было) поняла, что жутко этого хочу, все равно с кем, лишь бы прямо сейчас. Именно с того момента от близости я стала получать удовольствие.

21. Ольга, 20 2 >> 3.

Первое осознанное желание заняться сексом появилось достаточно рано, где-то в возрасте 13–14 лет. Но система ценностей моей семьи, весьма негативное отношение моих родителей ко всему, что связано с сексом, сыграли свою роль.

Поэтому эротические ощущения, желания подавлялись чувством вины.

Огромный страх огорчить родителей и, не дай бог, забеременеть являлись основной побудительной причиной моего воздержания.

Желание секса всегда возникало с влюбленностями. Я замечала, что по отношению к объекту моего обожания исчезало чувство брезгливости и неприятия, я хотела интимной близости и условности переставали действовать.

Но реально захотелось пережить и почувствовать, что же такое /это/ — только после первого опыта мастурбации. Он был вызван любопытством, спровоцированным публикацией в одном модном женском журнале, который читала моя сестра, и просмотром порнофильма у подруги.

Я была сексуально просвещенным ребенком и в силу достаточно раннего интеллектуального развития понимала и воспринимала все, как правило, адекватно. Но семейное воспитание и мнение родителей долго довлели надо мной. Помню, была очень изумлена, когда моя сестра, человек, которому я, в принципе, очень доверяла, отказалась ответить мне на «жизненно важные» вопросы. Так как она старше на 12 лет, я всегда надеялась, что она сможет мне помочь многое понять, но она этого не сделала… И этот разговор так и остался камнем преткновения в наших с ней взаимоотношениях…

Понадобилось время, чтобы избавиться от многих штампов, и полная отстраненность от семьи, благодаря которой произошла все-таки некоторая девальвация навязанных мне «моральных ценностей». Я все-таки обрела себя и поняла, что секс — это необходимая часть взаимоотношений мужчины и женщины.

24. Oksi, 30 1 << 2 >> 3 >> 5.

Я много раз потом пыталась вызвать в себе ощущение, подобное первому. Не часто, но время от времени, когда воспоминания вдруг становились очень отчетливыми, я делала попытки сжать что-нибудь ногами. Пробовала много чего — игрушки, бутылки, флаконы, собственную руку. Даже подползала на спине к круглой ножке стола, прижималась к ней вагиной и плотно сводила бедра. Но ничего не получалось.

Видимо, тогда, на канате, эффект был из-за какого-то особого напряжения мышц в этой позе, плюс, возможно, наложился страх высоты. Просто мастурбация? Я попробовала. Сразу тоже ничего интересного не получалось, поэтому я оставила эти попытки. Если бы я была терпеливее, то, наверное, добилась бы результата. Но мне казалось, что все должно произойти, как тогда, — мгновенно и остро.

Только года через полтора-два мне «повезло». Время от времени в разговорах девчонок (и, особенно, ребят) упоминалось слово «вибратор» — с сильным похабным подтекстом. Имелся в виду фаллоимитатор, но слово подсказало идею. В нашем доме был вибратор, точнее, вибромассажер для спины. Выглядел он, как небольшой, сантиметров 10 в высоту, прямоугольный пуфик (только металлический). Эту штуку ставили на пол и ложились на нее спиной. Обычно этот массажер оставляли в углу комнаты.

Однажды, когда родителей не было дома, а на меня вдруг опять «нашло», в памяти вдруг всплыло слово «вибратор», и я решила попробовать. Вытащила его на середину комнаты, уселась верхом и передвинула рычажок выключателя. Раздался мощный гул. Я устроилась поудобнее и сильнее прижалась к вибрирующей поверхности. Какое-то время я не ощущала ничего, кроме вибрации. А затем вдруг /это/ неожиданно «пошло». Не так резко, как на канате, но вполне ощутимо.

Чувство рождалось в точке соприкосновения с поверхностью и поднималось выше, в живот. Его можно было регулировать. Усилить, если теснее прижаться и обхватить вибратор бедрами, или ослабить, изменив позу.

Лучше всего оказалось ритмично на нем покачиваться.

Если честно, никакой стыдливости или испуга у меня не возникло. Была самая настоящая радость от того, что я, наконец, нашла то, что долго искала. Поэтому я продолжала тщательно изучать особенности и детали своего открытия и больше всего беспокоило — чтобы мне никто не помешал.

Через полчаса я привыкла к ощущениям и их силы казалось мне уже недостаточно. Поэтому я отключила вибратор, сняла тренировочные брюки вместе с трусиками и осталась в одной футболке.

Волнение от собственной обнаженности дало мне новый всплеск эмоций.

Присев над вибратором, я раскрыла пальцами губки, развела их широко в стороны, распластала по лакированной поверхности и тесно прижалась, как будто целуя ее. Когда я снова включила рычажок, вибратор ответил мне мощным ударом энергии прямо в клитор. Об особенностях клитора я практически ничего не знала тогда и была к этому не готова. Чувство оказалось внезапным и ошеломительным. Буквально через несколько минут оно затопило меня целиком и так, что полностью лишило сил. Было ощущение, что я таю снизу, как кусок масла на сковородке. Так же и я — растекалась и безвольно обвисала на этом вибраторе.

Далее все пошло чрезвычайно быстро. Сделав несколько ритмичных движений, я получила первый оргазм, а вслед за ним еще несколько. Тот день оказался для меня незабываемым по количеству и силе новых эмоций.

Остаток дня я проходила в таком отрешенном состоянии, что даже вызвала недоуменные вопросы мамы. И с тех пор я не часто, но регулярно стала устраивать себе «праздники». Часто выдержать это было, конечно, невозможно, да и не всегда удавалось выбрать момент, когда дома никого не было.

Однажды даже случился казус, о котором до сих пор вспоминаю со стыдом.

Это случилось, когда отец ушел в гараж, а я решила воспользоваться случаем. Сидя, как всегда, только в короткой футболке, которая едва прикрывала попу и лобок, я, закрыв глаза и обхватив руками груди, раскачивалась на гудящем вибраторе уже в преддверии оргазма. Из-за сильного гудения я не заметила, как вернулся отец, забывший ключи.

Открыв в какой-то момент глаза, я увидела его стоящим прямо напротив меня в проеме двери. Самое стыдное, что я находилась уже в таком состоянии, что не могла прекратить свое занятие. Это было сильнее меня.

Я только умоляюще смотрела на него, закусив губу, и не могла оторваться, «отлипнуть». Я «кончила» практически у него на глазах. Именно во время этого процесса он повернулся и ушел в кухню.

Надо отдать ему должное, он повел себя исключительно по-джентльменски, за что я ему благодарна на всю жизнь. Сделал вид, что ничего не было.

Никогда ни словом, ни взглядом он не дал мне понять, что что-то видел, никак не изменил свое обращение, ничего не сказал маме (я и представить себе не могу, что было бы, если бы он сказал). Со временем мне даже стало казаться, что и в самом деле ничего не было. Но первые недели полторы-две я избегала смотреть ему в глаза и, конечно, не прикасалась к вибратору.

А потом, разумеется, все возобновилось. Я уже жить без этого не могла.

Просто стала гораздо осторожнее.

25. Элли, 33 1 << 2 >> 3 >> 5.

Годам к 15 у меня было много ухажеров — все парни старше года на 2–3.

Мне было приятно их внимание, но, говоря откровенно, я боялась. Боялась, что не справлюсь ни с ними, ни с собой, если отношения зайдут дальше.

Поэтому так вышло, что первые встречи с элементами секса у меня случились с совсем невзрачным молодым человеком, младше меня на год. Он жил со мной в одном подъезде и был, как сейчас говорят, «тормозом». /Но было у него такое преимущество — он выполнял все мои приказания беспрекословно и глядел, как на святыню. Никакого опасения, что он может «слететь с катушек» и сделать что-нибудь со мной против моей воли. Вот его первого я и «вознаградила»./

Не помню, как это получилось в самый первый раз, но с какого-то времени я стала приглашать его к себе домой в отсутствие родителей. И там дефилировала перед ним голой. Да, он смирно сидел на диване, а я вышагивала перед ним в чем мать родила. Меня ужасно заводило на него смотреть. Видеть, как он глотает комок в горле, стискивает пальцы… При этом я была абсолютно уверена: он не посмеет даже подняться с дивана, не то что еще чего-нибудь.

Я чувствовала власть над ним, он был моим рабом. И мучила его безо всякого сожаления, к огромному своему удовольствию.

30. zacha, 35 < 2 >

10-12 лет. Природа и присутствие в ней мальчиков. Томительные приступы неизвестного чувства, постепенно переходящие в необузданное желание погладить себя между ног. Это заканчивалось замечательным ощущением сладкой боли, сводящей все тело. Чувствовала сначала счастье, затем стыд, потом стыд уходил, оставалась легкая усталость. Старалась так устроиться, чтобы я могла видеть их (мальчиков).

Эти впечатления повлияли и развили, конечно, мою сексуальность… но не скажу, что видеоряд для девочки лучше. Затем, позже, сработали иные ассоциации.

36. Рената, 29 < 2 >.

Никогда не забуду, как в 13 лет я «тренировалась» с краном в ванной.

Меня в этом возрасте сильно возбудили рассказы подружек об оральном сексе — очень подробные и живописные. А тут я еще и влюбилась — в голове постоянно крутился образ кумира…

И вот однажды, сидя в ванной, я обратила внимание на специфическую форму крана, из которого льется вода. Даже сейчас я убеждена, что любой такой кран похож 1:1 на свисающий мужской член с ярко выраженной головкой. А тогда… Воображение быстро пририсовало к этому крану тело моего кумира.:))

Я придвинулась ближе, пустила тоненькую теплую струйку, приникла губами — и зафантазировала вовсю… Чего я только не вытворяла в этих фантазиях…

В каких ситуациях мы с моим предметом страсти только не «побывали»…:))

Это длилось год или два. Надо сказать, впечатления были настолько сильными, что мне даже не приходилось трогать себя для дополнительного удовольствия. Все делали мечты, эмоции и фантазии…

37. Эмили, 33 < 2 >.

Лет в 14 был такой период… Я вдруг резко созрела — по всем физическим показателям. Грудь, фигура стали совершенно не детскими. И, естественно, на меня стали обращать внимание ребята. Они мне, можно сказать, проходу не давали. Особенно были активны парни во дворе у одной моей подруги, к которой я ходила в гости через полгорода.

Стоило мне там появиться, как меня сразу начинали «зажимать» и «лапать».

Парни — это, конечно, громко сказано. Скорее, мальчишки лет по 13–15. Но когда их было много, они становились неуправляемой силой. Человек 5–6 хватали меня, тащили в заброшенный сад и там все по очереди ложились сверху (в одежде) и терлись. Многие после этого вставали с мокрыми пятнами. А уж грудь через платье мне натискивали до боли.

Самое поразительное, что мне это… нравилось! Ну, естественно, я для порядка кричала, отбивалась, взывала к сочувствию подруг… Но когда меня хватали, волокли, мяли грудь нетерпеливыми, жадными пальцами… терлись твердыми «штучками», жар от которых, казалось, прожигал сквозь платье… — я млела, хотя ни за что на свете никому не призналась бы в этом.

Самая моя большая тайная мечта была — чтобы кто-то однажды решился и раздел меня догола, хотя бы по пояс, посмотрел и потрогал. Но никто так и не рискнул.

Подруги считали меня дурочкой — никто не понимал, для чего я продолжаю постоянно ходить в тот двор, несмотря на унижения, которым меня там подвергают. Но я никому ничего не собиралась объяснять — просто с замиранием в сердце и сладкой дрожью в животе — шла…

41. Ассоль, 22 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Я никому об этом не говорила, но, думаю, стоит написать. Первое осознанное сексуальное влечение я почувствовала в 1-м классе и выразилось оно в «особых» играх. У меня была лучшая подружка Лида, с которой я могла поделиться всем на свете и знала, что она никому ничего не расскажет.

Сейчас я уже не помню, кто из нас придумал эту игру, но спустя какое-то время мы стали постоянно играть в «дочки-матери по-взрослому». В этой игре одна из нас была дочкой, влюбленной в друга моего старшего брата (мы обе были полны грез об этом мальчике), а другая — мамой, которая не разрешает влюбленным встречаться. Поскольку игроков было двое, а персонажей требовалось трое, действие происходило таким образом.

«Дочка» шла на свидание, где «любимый» (она же потом становилась «мамой») объяснялся в любви, и «дочка» тоже клялась ему в верности.

Тогда «он» предлагал доказать эту любовь на деле — и начинал трогать ее везде, а «дочка» отбивалась, поскольку была «культурной девочкой». Но «любимый» был старше и сильнее и поэтому всегда добивался своего.

Откуда-то уже в том возрасте мы знали, что надо делать. В ход шло все, что попадется под руку: фломастеры, которые мы запихивали во все места, игрушки, которые надо было брать в рот и облизывать… А потом появлялась «мама»!.. И следовало неминуемое наказание. Эти наказания меня возбуждали больше всего (чаще всего роль «дочки» доставалась именно мне).

Наказания непременно должны были быть «публичными» (чтобы другим неповадно было!;)). Для этого мы выходили во двор и прятались в укромном месте за забором. «Дочка» снимала трусики и задирала юбку так, чтобы все было видно, а «мама» брала какую-нибудь ветку и шлепала «дочку» по попе.

Прелесть игре добавляло ощущение опасности — все-таки кто-то мог это увидеть!

Однажды, стоя на ящике во время экзекуции, я через забор увидела нашего кумира — друга брата. Я окликнула его: «Андрей!» и спряталась, но он узнал мой голос и крикнул: «Я знаю, это ты! Не балуйся! А то маме расскажу!». У меня аж в висках застучало, настолько он влился, сам того не понимая, в нашу игру. Я снова выглянула из-за забора, но тут «мама» начала меня «ругать хворостиной» (за то, что опять общаюсь с ним;)). Он мог видеть только мое лицо, но я-то знала, что юбка у меня задрана, трусики спущены, при этом меня шлепали веткой… Я представила себе- если бы он мог сейчас видеть /все/ — и почувствовала как что-что переполняет меня!

Вдобавок, подруга еще пошла на экспромт: она заявила: «Ах, ты все еще думаешь о нем? Так получи! Это тебе вместо его письки!!» и стала пихать мне между ног бутылку (нам всегда давали с собой по бутылке с водой или компотом, чтоб мы не бегали каждые полчаса домой пить). Это было нечто!.. С тех пор меня всегда особенно возбуждает секс с элементами насилия…

42. Вика, 21 1 << 2 >> 3 >> 4 >> 5.

Мне с тех пор очень хотелось попробовать оральный секс, но сделать этого не удавалось, потому что не было подходящего случая. Разговоры о сексе среди девчонок были постоянно и мальчики тоже нас постоянно поддразнивали на эту тему, но речи даже не могло идти о том, чтобы с кем-то попробовать по-настоящему. Если бы парни только знали, что творилось у меня в голове!:-))) Если бы кто-то из них догадался предложить, я бы не отказалась!

Я уже перекопала дома все фильмы в поисках подобных эпизодов и многое посмотрела у подруг. С одной подружкой я пооткровенничала, и оказалось, что она бы тоже хотела попробовать с мальчиком оральный секс. Мы стали дружить и постоянно вели об этом разговоры, смотрели вместе фильмы. И целый год, наверное, так с ней проходили вдвоем и секретничали. Мы даже придумывали и рассказывали друг другу истории, как бы мы занимались оральным сексом.

Так и ходили, обнявшись, вдали от других и шептались о разных подробностях. Нас даже дразнили «лесбиянками», хотя шептались мы совершенно о другом. Этими разговорами мы доводили себя до жуткого возбуждения, даже трусики намокали. А уж когда мы вместе смотрели эротику!:)

43. Лариса, 15 < 2 >.

«Это» я испытала в 10 лет. У моей подруги И. не было никого дома, и она пригласила меня к себе — сказала: «На пару минут, ничего особенного».

Она долго копошилась на кухне — что-то искала. Почувствовав, что я скучаю, предложила посмотреть одну кассету. Сказала, что вещь чертовски интересная и что сама она пересматривала несколько раз.

Я согласилась. Включила магнитофон, оказалось — порно. Я сидела на диване и сразу ощутила, что в горле пересохло. Подруга спросила:

«Выключить??». Я молчу… /Мной овладело странное чувство- хотелось выключить, но в то же время не могла оторвать глаз от экрана; чувствовала — я горю…/

После этого случая начала всерьез задумываться о сексе, думать и фантазировать — /что/ и /как/…

46. Любовь, 21 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Желание доставлять себе удовольствие появилось лет в 11–12. Я легко достигала оргазма с помощью своих пальцев. Мое влагалище было настолько маленьким, что вначале я мастурбировала одним пальцем, больше в него не помещалось. Помню, как я подумала: когда в него поместится два — я смогу считать себя настоящей женщиной. Вскоре я добилась этого, но чувства взрослости не появилось, более того, я поняла, что лучше просто доставлять себе удовольствие, не думаю о каких-то стереотипах.

Я использовала маленькие флаконы от дезодоранта (были такие узкие флаконы, вроде пробников, сантиметра 3 в диаметре). Мне нравилось делать это перед зеркалом, стоя, широко расставив ноги. Таким образом, к своему первому сексуальному опыту с мужчиной я подошла хорошо подготовленной в плане доставления себе удовольствия….

47. Анюта, 24 2 >> 3.

Лет с 13 я стала ощущать тягу к противоположному полу. Я просто влюблялась по очереди в мальчиков из нашего класса. Сначала в одного, потом в другого… Но они на меня почему-то не обращали внимания. От этого я считала себя какой-то неполноценной. Даже ни разу не целовалась.

Поэтому решила потренироваться. Когда ложилась спать, целовалась с подушкой. Просто делала на ней складки, будто это губы, и целовала их, представляя, что целуюсь с парнем. Меня это так возбуждало, что постепенно я перешла к тому, что ложилась в кровать в одной ночной рубашке, без трусиков, устраивала между ног скатанное одеяло и терлась о него. А в голове бродили самые головокружительные сексуальные фантазии — будто я занимаюсь любовью с взрослым мужчиной. Это так возбуждало, что почти каждую ночь я делала это и потом долго не могла заснуть.

Прекратилось все только тогда, когда я стала на самом деле заниматься любовью с моим первым мужчиной — будущим мужем.

51. Я, 26 1 << 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Это появилось непонятно, когда. 10? 11? 12 лет? Непонятно — потому, что все начиналось с кучи романтических мечтаний. А вот чем дальше, тем страннее получалось. У романтической девочки «крыша поехала» на почве секса.

Абсолютно все человеки, у которых между ног рос мужской половой член:), рассматривались как потенциальные партнеры. Счастьем было ездить в переполненном транспорте — там было много мужчин, разных!

По вечерам очень любили с ближайшей подружкой пообсуждать, как интересно было бы стать проституткой — в этом виделась бешеная романтика и стыдливая приятность. Тогда же, кстати, в первый раз увидела порнофотографии — жуткого качества, черно-белые, где были изображены какие-то жирные тетки с небритой промежностью, (меня зазвали в кусты друзья-мальчишки — дескать, пойдем, че-то покажем).

Показывают, а я не знаю, как реагировать. До этого я была для них «своим парнем» вроде бы, а что должен сказать свой парень?! Но, с другой стороны, родительское воспитание давит — это плохо, это грязно, фу! А надо всем — дикое желание, чтобы вместо теток была я (и не на фотографии, а тут вот). В общем, полная паника.

Ну, и, разумеется, все воспаленные фантазии того времени выливались в ожесточенную мастурбацию (кстати, я правильно написала слово?) с участием совершенно для этого не предназначенных предметов, начиная с дверных косяков и заканчивая всем, что попадется под руку. Возможно, как-то это все и повлияло на мою дальнейшую сексуальную жизнь, но я специально не отслеживала, как именно.

56. Anna, 15 2 >> 3 >> 5.

Мне было 14, ему 20. Желание секса появлялось каждый раз, когда я просто находилась рядом с ним, чувствовала его поцелуи и касалась его тела. Но во мне всегда присутствовал страх. Когда он подводил дело к сексу, меня всю трясло от необъяснимого страха, хотя мне очень его хотелось. Так он и не смог стать моим первым мужчиной, несмотря на мою влюбленность и сексуальное влечение.

И до сих пор, встречаясь с ним, я чувствую легкий страх, сама не зная почему. Но ничего не могу с этим поделать.

59. Магия, 271 << 2 >> 4.

Лет в 12–13, в конце летних каникул, у нас с мальчиками начались «особые» игры. Днем все было, как обычно, и игры обычные, детские. А вечером, когда темнело, в тех же самых кустах происходило совсем другое.

В августе уже часам к 10 вечера темнота — хоть глаз выколи. Среди кустов же темнота была вообще абсолютной. Стоя буквально рядом, невозможно было разглядеть лица.

И в этой темноте начинали свою игру руки. Кто-то трогал тебя, кого-то трогала ты. Из темноты тянулись руки и касались самых интимных мест.

Стыдно не было, потому что неизвестно было, кто тебя трогает, а кого трогаешь ты.

Все делалось молча, только иногда слышались легкие повизгивания — некоторые прикосновения оказывались весьма чувственными. Случалось, сразу несколько рук касались тела, обхватывали грудь, залезали между ног. Иногда удавалось схватить мальчишку за крепкий торчащий «сучок» (при этом сердце ухало вниз). Бывало, что под моей рукой оказывалась и девичья грудь (удивительно, но в темноте это тоже возбуждало).

Под одежду никто не лазил, но, по молчаливому уговору, все старались одеться полегче. Я обычно надевала только тонкий тренировочный костюм на голое тело. Домой приходила красная, ошалевшая и никак не могла толком объяснить маме, какие же игры могут быть в такой темноте. И с нетерпением ждала нового вечера.

63. Алина, 36 < 2 >.

Я помню умопомешательство на почве секса, которое случилось со мной в 12 лет. Наверное, это было связано с гормональной перестройкой, потому что скоро пришли первые месячные и все прекратилось.

Я не помню, с чего и как это началось. Но был период, когда я безумно хотела мужчину. Любого. По-настоящему хотела секса с мужчиной, хотя даже не представляла себе, как это должно происходить. Каждого встречного мужчину я рассматривала как потенциального любовника. Меня интересовало в мужчинах все — как они одеты, их внешность и фигура. Особенно интересовало, как они выглядели бы раздетыми. Меня, как магнитом, притягивали выпуклости спереди на их брюках. Я старалась исподтишка как можно подробнее рассмотреть их и вообразить, что за ними скрывается.

После школы я шла не домой, а на поиски «приключений». По дороге я рассматривала всех встречных мужчин, иногда заискивающе улыбалась, если кто-то из них подольше смотрел на меня (а они не понимали, почему).

Сейчас стыдно вспомнить, но тогда особенной удачей было набрести на алкаша, который мочился у забора, — и хоть краем глаза увидеть мелькание каких-то неразличимых на расстоянии, но таких волнующих интимных деталей.

Но главным для меня были фантазии. Пока я брела по улице, в моей голове складывались все новые и новые фантазии, персонажами которых были встреченные мной мужчины. Вот одна из них.

Я попадаю в какую-то чрезвычайную ситуацию (заблудилась в лесу, железнодорожная и даже авиакатастрофа). В живых остаемся только я и мужчина (выбранный мной из встреченных). Вокруг снег, холод. Надо спасаться. У нас только немного продуктов и один спальный мешок на двоих. Мужчина строго говорит: «Чтобы выжить, надо согреть друг друга своими телами. Поэтому раздеваемся догола и залезаем в спальник». И я повинуюсь ему, раздеваюсь, залезаю в мешок и крепко, всем телом к нему прижимаюсь. Обнимаю его, трогаю руками его ягодицы, чувствую его живот, ноги… То, что должно быть ниже живота, воображение нарисовать не могло.

Просто что-то упругое, большое, горячее, непередаваемо волнующее…. И я раздвигаю ноги и сжимаю /это/ своими бедрами…

В этих видениях я так глубоко уходила в себя, что ничего не видела вокруг и запросто могла попасть под машину. Фантазии рождались прямо на ходу. Вот меня обгоняет интересный мужчина. Я тут же отклоняюсь от своего пути и несколько кварталов следую за ним. По дороге сочиняю историю, которая могла бы с нами произойти именно в этих обстоятельствах.

Вот мы проходим мимо заброшенного сада, за деревьями виднеется крыша сарая. И я воображаю, что вдруг мужчина в этом самом месте останавливается и ждет, пока я подойду. Он строго смотрит на меня и говорит: «Пойдем». Берет меня за руку и ведет через сад к сараю. Я послушно иду с ним. Вокруг густые заросли и никто нас не видит. Он приказывает: «Раздевайся». Я раздеваюсь до трусов, но он неумолимо требует: «Снимай!».

И я делаю это, замирая от страха и волнения. Он долго разглядывает меня.

Потом раздевается сам. Подходит ко мне, обнимает и прижимает меня спиной к теплой стенке сарая. Я обнимаю его, глажу по спине, по попе, по ногам и мы долго-долго, тесно-тесно прижимаемся, прижимаемся, прижимаемся…

Честное слово, это было такое состояние, что если бы в тот момент любой мужчина на самом деле приказал мне что-то подобное, я бы выполнила его желание, не задумываясь. Я была готова на все, но никто не знал об этом…

Домой я приходила ошалелая, в совершенно мокрых трусах. Тайком от мамы сушила их за шторой на батарее. С горем пополам делала уроки — в голове крутились придуманные на улице фантазии…

А потом все внезапно кончилось. Вместе с первыми пришедшими месячными.

/Но кое-что до сих пор сохранилось: за 3–4 дня перед приходом месячных я становлюсь просто-таки агрессивно-сексуальной./

66. Ольга, 24 1 << 2 >> 3 >> 4 >> 5.

После того случая на море я стала предпринимать первые попытки мастурбации, хотя не очень понимала, что именно я делаю и почему мне это так нравится. Я трогала свой клитор, засовывала пальцы во влагалище, но просто не представляла, что должно быть дальше — что после ласк можно испытать оргазм.

Я извивалась на постели, корчилась от возбуждения и только тогда, когда натирала клитор до боли, бросала это дело. Немного позже я стала вводить во влагалище не очень толстые предметы (карандаши, ручки, и т. п.). Мне было стыдно, естественно, я никому об этом не говорила. Но упорно продолжала этим заниматься и в скором времени научилась даже достигать оргазма.

68. Анжела, 24 1 << 2 >> 3 >> 4.

Желание постоянно вызывать в себе сексуальные ощущения появилось в возрасте 10 лет. Мне всегда нравилось представлять себя не с мужчинами, а с девушками. Я воображала, мастурбируя, как девушка нежна со мной, как целует меня везде, и эти фантазии преследуют меня до сих пор. Если я представляю себя с женщиной, я достигаю оргазма в считанные секунды.

Мужчины в моих фантазиях бывают крайне редко.

69. Мечта, 20 2 >> 3 >> 4 >> 5.

Эротическое чувство впервые постигло меня в 13 лет… О, это было здорово… мне стали сниться эротические сны. Потом у меня начали появляться бурные фантазии. Я любила залезть вечером в кровать и мечтать.

Потом мне это все снилось, ну а став взрослее, я воплотила свои мечты в реальность…)))

Я ощущала легкую возбудимость, и мне это нравилось. Однажды мне приснилось, что я себя ласкаю, а оказалось, что делаю это наяву…

Проснулась и стала возбуждать себя все больше и больше, но до оргазма так и не дошло. Но я уже знала, что это очень приятно и поэтому начала задумываться над тем, чтобы попробовать с парнем… Но я боялась!!!

70. Синяя Птица, 28 < 2 >.

Это началось, когда мне было 10 лет. Я ходила в дом пионеров на занятия в хореографический кружок. Мы занимались в купальниках на голое тело в большом зале, по вечерам. Специальной раздевалки там не было, нужно было переодеваться либо прямо в зале, либо в «предбаннике» туалета. Я была новенькой и присоединялась то к одной группе девочек, то к другой.

В один из дней меня оставила для «разбора полетов» руководительница занятий, поэтому переодеваться я пошла позже остальных в туалет, чтобы не оставаться одной в зале. К моему удивлению, там все еще были четыре девочки, причем совершенно голые. То есть, они вроде бы переодевались, но как-то очень медленно, неохотно. То надевали что-то, то снимали (якобы неправильно надетую вещь), проходили из «предбанника» в туалет и снова возвращались. Кажется, они были не рады моему приходу, посмотрели очень холодно. Чувствовалось, что ситуация какая-то напряженная. Я сняла купальник и тоже осталась без всего. Мне показалось неудобным сразу одеваться и уходить. Я присела на скамеечку и завела «светский разговор» о занятиях, о руководительнице. Девчонки мне отвечали, и я понемногу осваивалась.

Неожиданно я обратила внимание на какое-то движение в стене напротив. Я очень удивилась и подошла почти вплотную. И обнаружила то, на что раньше никогда не обращала внимания — в деревянной стенке были ножом вырезаны дырочки! За этой стенкой находился такой же «предбанник» мужского туалета, и кто-то оттуда за нами подглядывал! Я вся похолодела, поспешно отошла к скамейке и стала одеваться. И все время, пока одевалась, как будто чувствовала на себе жадные любопытные глаза. Другие девчонки, казалось, поглядывали на меня насмешливо. Они никуда не торопились.

В эту ночь я долго не могла уснуть. Против воли я чувствовала в этой ситуации что-то возбуждающее, то, что и страшило, и манило одновременно.

На следующих занятиях после окончания я подошла к одной из тех девочек и поделилась с ней своими наблюдениями. Она отреагировала как-то очень спокойно, сказала что-то вроде: «Не хочешь — не ходи». Но, не знаю почему (может, чтобы что-то доказать?), я в этот раз снова пошла с ними.

Мне сперва казалось — это что-то вроде соревнования — кто дольше сможет пробыть голой под чужими взглядами. А я готова была на многое, чтобы доказать этим девчонкам, что я (новенькая) ничуть им не уступлю.

Но ситуация сама по себе начинала возбуждать больше и больше. Особенно, когда я слышала за стенкой вздохи, шепоток, иногда чуть слышный «ох», видела время от времени мелькание глаз в отверстиях. Мне самой стало тяжело дышать, появилось незнакомое «скручивающее» чувство в животе. Но я решила выдержать все до конца и посмотреть, чем же дело закончится.

Минут через 15 самая «авторитетная» девочка Ира поднялась со скамейки и стала одеваться, а вслед за ней и мы все. Но, одевшись, девчонки направились не на выход, а к той самой стенке и прильнули к дырочкам.

Досталась дырочка и мне. Я увидела трех ребят из судомодельного кружка.

Они стояли, спустив штаны, и демонстрировали свои «игрушки». И не просто демонстрировали, а «играли» ими, нам напоказ. Они показывали нам все. Я смотрела — и то отворачивалась от стыда, то снова начинала жадно разглядывать.

Это продолжалось тоже минут 15, но за эти 15 минут я столько всего перечувствовала! Я поняла смысл всего происходившего. Видимо, был какой-то негласный уговор между этими девчонками и мальчишками.

«Бартер», как сейчас сказали бы. Мы — им, они — нам. И меня это настолько возбудило, что я стала постоянной участницей компании.

В голове моей постоянно крутились какие-то фантазии, под эти фантазии я научилась мастурбировать, представляла, что я могла бы делать с мальчиком, если бы мы с ним лежали голыми. Длилось это все месяца 4, до летних каникул и такой секс через стенку стал для меня буквально смыслом жизни. Когда мы вернулись с каникул, туалет был капитально отремонтирован и стена стояла уже кирпичная. На этом все закончилось само собой. Но тот случай оказал на меня большое влияние. Я поняла, что такое секс, и осознала, что хочу его.

74. Эля, 171 << 2.

Открытие пришло тоже совершенно случайно. Однажды я проснулась среди ночи, чтобы пойти в туалет (опять-таки!). Было лето, я спала всего лишь в маечке и легких трусиках. Сделав свое дело, вышла и, проходя мимо комнаты родителей, услышала, как скрипит кровать — они занимались любовью. Тут меня что-то дернуло и я остановилась у них под дверью. Меня взволновало даже не то, что они /этим/ занимаются (хотя и это тоже!

:))). Я вдруг осознала, что сейчас являюсь абсолютной хозяйкой во всем доме, поскольку родители полностью поглощены своим занятием.

Я представила, что совершенно спокойно могла бы сейчас раздеться, стоять и даже ходить по квартире голой. Мне бы ничего не грозило. Если бы они захотели выйти, их шаги я всегда смогла бы услышать и вовремя убежать к себе. Когда я представила, что действительно реально /могу/ это сделать, вновь почувствовала приход /тех/ ощущений. Я бросилась к себе в комнату и там еще долго не могла уснуть, пытаясь «не отпустить» эти чувства. Это легко получалось, потому что фантазия у меня заработала на все сто, а главное, у меня созрел четкий план, который я мысленно переживала.

Пару дней я дожидалась случая привести его в исполнение и тщательно готовилась, продумывала все детали. Ночами я теперь долго не засыпала, тихонько открывала дверь в коридор и слушала, не скрипит ли кровать, стараясь не пропустить момента. И однажды услышала! Я поняла — сейчас или никогда!

Мигом стянула маечку и трусики и голышом (осторожно, неслышно, на цыпочках) пошла по коридору. Подошла к их двери и от волнения почувствовала, что не могу стоять, даже оперлась о стену. Дыхание так и рвалось, ноги не слушались, сердце колотилось так, что, казалось — я вот-вот умру. Я еще немного послушала их «любовь», а потом рискнула пройти в кухню, но быстро вернулась обратно к двери. Я боялась пропустить момент, когда скрип прекратится и возникнет угроза реальной опасности. Как только это случилось, я бросилась к себе в комнату.

И там еще полночи просидела, наслаждаясь испытанным, прокручивая это в голове еще и еще раз. Голова просто шла кругом. Тогда же я впервые оценила, как чутко низ живота отзывается на прикосновения руки:)).

Мастурбация «после того» оказалась гораздо приятнее, чем «просто так».

Даже, скажем прямо, совсем не такой:)). Это прибавило мне ощущений. Но с «ночными экскурсиями» это, конечно, сравниться не могло. Я никогда не трогала себя во время этих походов, только потом, когда переживала.

Потому, что даже не хотелось отвлекаться от /той/ остроты ощущений.

Я занимаюсь этим уже три года и пока не испытываю интереса ни к какому сексу, кроме этого. Несколько раз я чуть было не попалась, потому, что слишком осмелела и стала бродить по дому ночью в любое время, не только когда «скрипит кровать». Однажды я вовремя не услышала шаги отчима и едва успела спрятаться в туалет, когда он вышел из комнаты. Ему, видимо, тоже «приспичило», он минут пять стоял под дверью, сопел, покашливал. А я, голая, стояла с другой стороны в ужасе, слушала его дыхание и не представляла, что делать. Слава Богу, ему захотелось пить и он прошел на кухню. В это время я выскользнула и успела промчаться к себе в комнату.

Но такие «мелочи» меня не останавливают, а даже возбуждают. Хотя, конечно, я стараюсь быть осторожной. Но вот уже несколько месяцев я продумываю Великий Грандиозный План (как я его называю:))). Я хотела бы пройтись голой по лестнице нашего дома — со своего седьмого этажа до первого и обратно. Очень поздней ночью, конечно. Может быть, сначала попробую проехать на лифте, а потом все-таки хочу пешком. Не знаю, отважусь ли когда-нибудь в самом деле. Но от одних мыслей об этом — ух!!! — меня просто трясет.:))

75. Изобсль, 27 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Первое осознанное желание секса пришло ко мне в 11 лет, причем орального секса. У нас в школе туалеты — мужской и женский — находились рядом, причем в одном месте в стене, разделяющей их, была дырочка. Мне до этого говорили, что парням нравится, когда у них сосут пенис. Однажды я вышла в туалет посреди урока, пописала и решила заглянуть в дырочку в стене. Я заглянула — а там стоял Максим из 6 А и мастурбировал. Я смотрела на его член и мне хотелось попробовать его. Ведь девочки говорят, что девушки в кино делают это с удовольствием. Однако я поправила юбку и пошла на урок, а Максим так и остался онанировать.

77. BettyBoop, 25 1 << 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Лет в 13–14 я узнала, что моя лучшая подруга живет постоянной половой жизнью, что сильно меня заинтересовало. Однако, спрашивать было как-то неловко и приходилось довольствоваться ее нечастыми замечаниями походя.

Но зато стало понятно, что сырость, которая иной раз возникает в трусах, имеет вполне естественное происхождение. Я пробовала гладить себя в ванне, мне это доставляло большое удовольствие, и очень хотелось реального партнера. В ванне мастурбировала при помощи огурца или какого-нибудь похожего предмета, но только анально, и лишь так достигала оргазма. Наверное, поэтому, анальный секс привлекал меня потом даже больше, чем любой другой вид интимных отношений.

79. Зоя, 21 2 >> 3 >> 4 >> 5.

Постоянно желать секса и ощущать недостаток связанных с ним ощущений я начала только уже после того, как стала регулярно заниматься любовью.

Когда твой любимый ненадолго уезжает куда-нибудь, то от тоски по нему, его ласкам и т. д, просто на стену лезешь.

А само желание секса стало появляться в тот период, когда собственные пальчики исследовали каждый уголок тела и открыли новые горизонты для ощущений и фантазий. И, что бы ни говорили о мастурбации, а все же очень и очень многие девушки и юноши именно таким образом открывали в себе островки страсти и наслаждений. Обычно, конечно, это скрывается, но девичьи посиделки не проходят без обсуждения сексуальной жизни. Это ведь так важно!

81. Смелая, 24 1 << 2 >> 4.

Эти отношения продолжились и позже, уже классе в восьмом. Тогда мы впервые сели вместе за одной партой. Так вышло, что парта была последней, в крайнем левом ряду, а я сидела ближе к окну.

Мы никогда не говорили с Сашкой о /том/ случае. В отличие от других мальчишек, он никогда ко мне больше не приставал и не отпускал грязных намеков (которые у наших ребят были очень в ходу). Но однажды, прямо на уроке русского, его левая рука опустилась вниз и я почувствовала, как он начал гладить меня по ноге… А я сделала вид, что ничего не замечаю и продолжала что-то записывать в тетрадь, хотя писала уже совершенно механически… Меня это очень взволновало, но я изо всех сил старалась не подать виду.

И так стало повторяться на каждом уроке. Я держалась так, как будто ничего не замечаю, и Сашка осмелел. Через несколько дней его рука уже свободно заползала ко мне под юбку. Никто ничего не видел, поскольку мы сидели последними, а правые наши руки усердно писали задания. А в это время левая Сашкина рука… творила все, что хотела:), я же… охотно играла с ним в эти игры.

Сначала я держала ноги крепко сжатыми, но его рука настойчиво искала дорогу дальше. Я постепенно расслабляла их, позволяя погладить меня

/там/. Потом резко сжималась, прихватывая его руку ногами и тем самым еще плотнее прижимая ее. Я испытывала безумное возбуждение и писала в тетрадке уже черт знает что. Не раз я расслаблялась настолько, что позволяла ему проникнуть под трусики и трогать по голому… А когда ему надо было убрать руку, я не отпускала ее, крепко сжимая ногами.

Мне отчаянно хотелось тоже проявить инициативу и несколько раз, как бы уронив на пол ручку, я лезла за ней под парту. При этом, вроде бы случайно, проезжалась рукой по его брюкам и пыталась за несколько мгновений прощупать- что же там у него?:) «Заведенные» на уроке, мы продолжали эти игры и после школы — он шел меня провожать. При этом, не сговариваясь, выбирали дорогу по каким-то закоулкам. Находили место, где нас никто не мог увидеть, останавливались, бросали портфели, и все продолжалось в еще более откровенном варианте.

Он не знал, как надо ласкать девушек, а я не умела мастурбировать, но чисто интуитивно я чувствовала, что мне нравится, когда прикосновения происходят часто и ритмично. Поэтому, когда его пальцы залезали поглубже, я сама начинала прижимать их ногами и, работая мышцами, добивалась необходимого ритма. Конечно, это все происходило уже с откровенно спущенными трусами, но сам он ни разу не позволил мне потрогать себя по голому (наверное, стеснялся). Зато через брюки я трогала и сжимала его член, как хотела.

Тоже чисто интуитивно я чувствовала, что ему нравится определенный ритм и однажды, уловив его, добилась появления на брюках большого мокрого пятна… Это сильно смутило нас обоих. Я тогда не очень понимала природу этого пятна, а он просто не знал, куда деваться от стыда и как идти в таком виде домой. Он в тот раз быстро ушел и, думаю, еще часа три где-то бродил, пока пятно не высохло.:)

Странно, но все это происходило у нас безо всяких разговоров, как бы при взаимном молчаливом понимании. Разговоры были только на отвлеченные темы, но ноги сами вели нас в самые отдаленные закоулки дворов, а руки делали свое дело, независимо от того, что говорил в данный момент язык.

Нижняя часть жила отдельно от верхней.:)

Думаю, что это был настоящий секс. Никогда мы не говорили о любви или о чем-то подобном… Но для меня был страшный удар, когда в следующем году к нам пришла в класс новая девочка и он в нее влюбился… На этом наши отношения закончились навсегда, хотя он и пытался продолжить со мной сексуальные игры, одновременно ухаживая за ней…

82. Yulia, 16 < 2 >.

Недавно мы всей семьей ездили в Канаду. После примерно двух недель пребывания мы с моей подругой познакомились с местными парнями. Один из них мне очень понравился. Сначала мы просто общались, я даже не думала, чем могло бы все обернуться.

Как-то вечером моя подруга уехала в магазин с родителями, а я решила пойти погулять с парнями без нее. Прошло где-то часа два, и тот, который мне нравился, сказал, что хочет поговорить наедине. Я согласилась, и мы пошли за угол. Он сказал, что я ему нравлюсь, что он хочет со мной гулять и т. д. Я. радостная, сказала, что мне он тоже нравится, и мы начали целоваться. До той поры я даже не думала о сексе, а в тот момент мне казалось, что готова лишиться девственности прямо на месте. Сейчас я оттуда уехала, но никогда это ощущение не забуду.

84. Хельга, 28 1 << 2 >> 3 >> 5.

Меня это интересовало всегда. О том, что абстрактные мужчина и женщина (а не конкретные мама с папой) делают что-то такое, непонятное, я знала давно. Это была неосознанная тайна, что-то, чего не дано понять ребенку.

Когда я узнала, что беременность и дети являются следствием этих действий — я испытала шок. Значит, и мои родители тоже!..

Я начала бояться отца, это чувство осталось навсегда. За всю сознательную жизнь я поцеловала его всего два раза. Один раз — за полтора месяца до его смерти. Мне всегда казалось — то, что мне снится по ночам и вызывает в теле напряжение или сладкую истому, никак не может быть связано с реальной жизнью. Поэтому я очень долго и даже злобно отгоняла от себя всех сверстников, которых не могла не заинтересовать симпатичная девушка.

Я многого ждала от секса, гораздо больше, чем просто от отношений с другим человеком, с его личностью. Первый мужчина был для меня только чем-то общим — символом мужского пола, не имеющим особых личных черт.

Поэтому он и не стал моим настоящим любовником.

Теперь-то я понимаю, что гораздо важнее — /с кем/ ты это делаешь, а не

/что/. И все же, какая-то часть тогдашних юношеских представлений осталась. Если попытаться описать словами — это /желание заниматься любовью с Богом/. Как у древних греков — с Зевсом, приходящим к избраннице в виде золотого дождя, лебедя, быка.

87. Amanda, 18 1 << 2.

Несмотря на мои 18 лет, несмотря на то, что у меня красивая фигура, внешность и я не страдаю отсутствием поклонников, секса у меня не было…

Я не хочу его. Я боюсь. Он мне противен. А все причины этого лежат, конечно же, в далеком детстве…

Хотя лет в 16, когда (так мне казалось) «пришло время» и я была готова «принести себя в жертву» своему парню, мама догадалась, или, может, почувствовала… Короче, она сделала все, чтобы я не переспала с ним. Она не оставляла нас одних в квартире, говорила, что он меня не достоин и т. д. Какие могут быть ощущения в такой обстановке?

А в тот момент, когда мы были у моей близкой подруги, когда он почти «входил» в меня, прибежала эта самая подруга и протянула мне трубку — звонила мама… И при всем при этом мама мне намекала, что, конечно же, если я хочу — то я могу. Но, мол, это не тот человек и я потом буду обо всем жалеть. А ведь мама-то у меня довольно современная… Впрочем, может, она была и права, может быть, действительно, не стоило тогда…

С тем парнем мы расстались. И я горжусь, что девственница, но вот и «сексуального приключения» испытать не могу. Никто не верит, что я могу быть девственницей. Все этому очень удивляются. И с каждым разом мне становится страшно — а вдруг я вообще навсегда останусь невинной, вдруг мне вообще никогда не захочется секса??? Но, может быть, просто время еще не пришло? Может, это и хорошо? Может. Он, единственный, это все-таки оценит??

90. Milana, 22 < 2 >.

Это случилось где-то, кажется, в 5-м классе. В школе, на переменке, ко мне подошел один знакомый мальчик из параллельного класса. В руке он что-то держал. Когда он раскрыл ладонь, я увидела в ней особым образом сложенную тряпочку — ту, которой обычно вытирают мел с доски. Сейчас бы я сказала, что это в точности напоминало девичью вагину — гладкую, с глубокой продольной складкой. При этом указательным пальцем другой руки он водил вдоль складки, как бы лаская ее, периодически запуская палец глубже внутрь…

Я, конечно, сразу поняла, в чем дело, но растерялась и глупо спросила:

«Что это?». А он в ответ, наклонясь к моему уху, отчетливо прошептал:

«Голая писька!». Я густо залилась краской и убежала, однако с тех пор мальчик этот не выходил у меня из головы. Раньше я на него особенного внимания не обращала, но теперь меня как будто связала с ним невидимая нить. Я постоянно вспоминала то, что он показывал. Мне почему-то казалось, что так он делает со мной и гладит меня — и от этих мыслей появлялись очень жгучие ощущения, такие, что я едва могла усидеть, постоянно хотелось вертеться на стуле. А в ушах звучали эти бесстыдные слова…

Я не выдержала и поделилась секретом со своей подружкой-одноклассницей.

Мой горячий рассказ, видимо, возбудил и ее — она тоже стала интересоваться этим мальчиком. На переменках мы вдвоем подходили к нему, сами задавали глупые вопросы вроде «Нет ли у тебя закурить?» и уходили, довольные просто тем, что пообщались с ним. В общем, разговоры долгое время были только о нем. По дороге домой (мы жили по соседству) обсуждали его внешность, его слова, сказанные нам, и, конечно, самый жгучий вопрос — откуда он знает /это/ о девочках в таких подробностях?

Наташа жила в частном доме и у нее во дворе стоял сарай для дров. Туда мы чаще всего отправлялись потом и, сидя в полумраке на поленьях, продолжали наши секретные разговоры, которые в темноте становились еще откровеннее. Рассказывали друг другу все, что знали об «устройстве» мальчиков, о том, что делают ночью взрослые…

Во время одного из таких разговоров Наташка попросила меня еще раз рассказать о том, что делал тогда мальчик, а лучше — показать, как он это делал (благо, живой оригинал имелся в наличии). Я заспорила и заявила, что могу показать, но только на ней. После короткого спора и хихиканья она согласилась и сняла трусы. Я стала гладить ее пальцем так, как делал мальчик, и неожиданно почувствовала, что мне самой очень нравятся прикосновения к ее телу — /это/ место было необыкновенно нежным.

Наташка сперва хихикала, а потом откинулась назад и замерла в напряженной позе, закрыв глаза и вцепившись руками в поленья.

Я почувствовала по ее реакции, что происходит что-то важное и необычное — что она ощущает нечто особенное, и меня это тоже стало заводить. Я уже нарочно старалась проникнуть пальцем глубже внутрь ее складки, потому что слышала, как при попадании в определенное место она вздрагивает и у нее перехватывает дыхание.

Наконец, она незнакомым капризным голосом попросила меня: «Перестань…», обвила мою шею руками и прильнула ко мне, а я чувствовала, как громко стучит ее сердце. Я не понимала, что с ней происходит, стала извиняться и успокаивать, думая, что сделала ей больно. Но она все тем же капризно-обиженным тоном протянула: «Да-а-а… Если бы это было больно…

Ты ничего не понимаешь…». И стала нервно хихикать.

Тут уже у меня любопытство разыгралось сверх всякой меры, я потребовала объяснить, что же происходит, и настояла, чтобы эксперимент был поставлен на мне. И под Наташкиными пальчиками я /это/ тоже почувствовала…

После того, как тогда, в сарае, мы открыли эту замечательную тайну наших тел, мы еще немало времени провели там, исследуя друг друга и самих себя. В то время мы не стыдились — получаемое наслаждение было выше любого стыда. В наших отношениях была такая нежность и доверие, что их можно было назвать почти любовью. А может быть, это и в самом деле была любовь.

Имея теперь за плечами опыт семейной жизни, я могу, например, сказать, что вряд ли мы с мужем смогли бы, сидя друг напротив друга и глядя глаза в глаза, заниматься мастурбацией. Все же, в семейной жизни есть какие-то границы. А с Наташкой это было легко, просто и без комплексов, ко взаимному удовольствию. Мы занимались только мастурбацией — дальше наши «лесбийские» отношения не зашли. Продолжалось это два года — но мы обе успели узнать, что такое оргазм.

Развел нас интерес к мальчикам, который был с нашей стороны искренним и неподдельным, — так что лесбиянками мы не стали. Обе мы сейчас замужем, дружим до сих пор. Прошлого не стесняемся, но и не любим вспоминать о старом. Просто — что было, то и было. Прошло.

91. Котик, 19 1 << 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Я всегда была раскрепощенным ребенком и много болтала на тему желаний и их удовлетворения с окружающими меня людьми. Девчонки-подружки были какими-то глупенькими и маленькими. Говорили, что никогда не трогают себя /там/, что это плохо. А я всеми способами пыталась им объяснить, что это очень приятно. Потом поняла, что они врут. Все это делают, но не каждая имеет смелость признаться…

95. Глория, 20 2 >> 3.

Мне было 13 лет, когда я впервые поняла, что такое мастурбация (вернее, тогда еще я не знала, как это называется). Было это так: мне очень нравился один мальчик, он был старше меня на год и безумно симпатичный.

Я тогда училась в 8-м классе и в принципе имела понятие о том, что такое секс (то есть знала, что между мужчиной и женщиной бывает кое-что особенное), отдаленно представляла, каким образом это происходит.

Однажды ночью я фантазировала, как бы мы с этим мальчиком могли заниматься любовью, и ласкала себя, воображая, что это его руки ласкают меня. При этом совершенно случайно нащупала область, от прикосновений к которой мне становилось /очень/ хорошо. Сосредоточив ласки на этой области, буквально через несколько минут я почувствовала оргазм. С тех пор я мастурбировала почти каждый день. Я не испытывала стыда, но никогда не говорила об этом никому.

97. Альбина, 27 1 << 2 >> 3.

В 16 лет у меня появился парень. Старше меня на 3 года. Не могу сказать, что он мне очень нравился, но это был первый мой парень. Я испытывала скорее чувство удовлетворения и гордости от того, что на меня обратили внимание. Он же был, кажется, не на шутку «заведен». После полугода встреч и поцелуев он стал настойчиво уговаривать меня на близость.

Я не хотела лишаться девственности, у меня было чувство, что не этот человек должен стать моим первым. Мне казалось, что все настоящее впереди, а он… ну, пусть пока будет… Хотя расставаться с ним я тоже не хотела. Он, конечно, очень сильно изводился. Рассказывал мне «страшные» истории об особенностях мужской физиологии — о том, что без разрядки может стать импотентом, о том, как у него там все болит, что его, якобы, может «заклинить» и тогда придется делать операцию… Смысл этих разговоров сводился к одному — я просто обязана ему «дать»…

Но я не соглашалась даже на петтинг. Боялась, что он «заведется» и не сможет остановиться, а я не в состоянии буду справиться с ним (парень был весьма «габаритный»). От этой моей неуступчивости он попеременно впадал то в отчаяние, то в злобу. Однажды он прямо-таки взмолился: «Ну, просто разденься, дай хоть на тебя (дословно) — «сдрочить»! Мы сидели в его однокомнатной квартире, на кухне. Быть с ним наедине раздетой я не хотела ни при каких обстоятельствах.

И тут мне бросилось в глаза, что изнутри на двери в кухне имеется задвижка. Сама дверь практически вся была стеклянной. Я выгнала его из кухни, закрыла дверь на задвижку и впервые ощутила спокойствие. Не бросится же он на меня, пробивая стекло? Он стоял в коридоре и смотрел на меня. Я неторопливо начала стриптиз.

/Ситуация мне очень даже нравилась. Было безопасно и возбуждающе./ Он стоял одетый, но я видела, как его рука шевелится в кармане. И я, соблазняя, стала принимать различные позы, которые когда-либо видела у женщин-соблазнительниц в фильмах или на фотографиях.

Возбуждение, охватившее меня, было сравнимо с теми захватывающими ощущениями из детства. Во время одного из таких «упражнений» я провела рукой в промежности и почувствовала, как удовольствие резко усилилось. Я никогда не занималась мастурбацией, довольствуясь только психологическими ощущениями Но тут я почувствовала, насколько приятны прикосновения к телу, и стала стараться время от времени касаться вагины рукой.

Парень мой тем временем расстегнул брюки и, неотрывно глядя на меня, мастурбировал. Увидев размеры его члена, я только порадовалась, что не согласилась с ним переспать. Хотя зрелище мужской мастурбации возбуждало меня чрезвычайно. Я подошла почти вплотную к стеклу и увидела вблизи, как он кончил. Струйки белой жидкости брызгали на стекло, заливая его, наверное, начиная с уровня моей груди. Я была рада за него, но еще больше — за себя.

Я открыла выход своей сексуальности, причем в приемлемой и безопасной для себя форме! С этого дня секс «через стекло» стал для меня любимым занятием. Я постепенно освоила технику мастурбации и ублажала своего парня не только стриптизом, но и таким пикантным зрелищем. Стоя или сидя друг напротив друга, мы без стеснения предавались этому приятному занятию. Это устраивало меня, но, видимо, не моего друга. Аргументов у него уже не было, и он теперь частенько откровенно срывал на мне злобу, твердя, что он уже не мальчик и доколе такое может продолжаться…

Если бы он был хоть немного терпеливее, то, возможно, и дождался бы своего часа. Но случилось по-другому… В один из дней мы снова расположились друг напротив друга. Я сидела на стуле в кухне, он стоял в коридоре. Сначала я смотрела на него, «заводясь», потом подобрала ноги на стул, уселась в «позе лотоса» и начала себя ласкать. Через какое-то время я прикрыла глаза от удовольствия, погружаясь в сладкую нирвану и забыла о времени, выводя пальчиком различные узоры внутри вагины… В какой-то момент мне захотелось добавить эмоций, и я открыла глаза, чтобы снова посмотреть на него… Но за стеклом я увидела 4 или 5 мерзко ухмыляющихся мужских рож!!!

Это был такой шок, что я даже заорать сразу не смогла. Казалось, я подавилась собственным дыханием. Я не верила своим глазам и думала, что сошла с ума. Только через несколько секунд из меня вырвался, наконец, крик, я спрыгнула со стула и спряталась за стенкой. Я просидела там, в рыданиях, наверное, часа два. Я слышала его голос из-за двери, он уговаривал меня успокоиться, открыть дверь. Но меня трясло, я сидела, скорчившись, и не могла разогнуться. Потом кое-как подтянула шваброй к себе одежду с другого конца кухни, оделась, открыла дверь и бросилась бежать.

Он перехватил меня у выхода, стал что-то объяснять… По его словам выходило, что он не виноват, просто забыл запереть входную дверь, через которую без спроса ввалились его друзья. Но я оттолкнула его и ушла. Я ему не верила. Ведь я не слышала ни звука, значит, они прошли тихо, на цыпочках. Так друзья не «вваливаются».

Они стояли молча у двери в кухню и смотрели. А где же в это время был он? Не было ни шума, ни возгласа. Он врал. Я думаю, он уже решил со мной расстаться. И захотел сделать расставание как можно более для меня унизительным. И заодно выпендриться перед друзьями — показать, какие штуки ради него (такого крутого!) вытворяет девушка.

99. Olga, 42 1 << 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Это пришло лет, примерно, в шестнадцать. Импульсом явились, пожалуй, рассказы подруг о своей любви — выдуманной или настоящей. Иногда нравилось смотреть на мальчиков- как они занимались спортом, на их тела….

Осознание пришло после просмотра итальянского фильма с Мастрояни в главной роли. После этого мне захотелось, чтобы я тоже могла быть с мужчинами. Тогда, простите за подробность, у меня впервые намокли трусики. Разрядки я добивалась, естественно, мастурбацией — в основном клитора, но иногда и влагалища. Поначалу я не испытывала ничего, кроме приятных ощущений, но позже стала испытывать оргазм.

Повлияло ли это на сексуальную жизнь? Думаю, что не очень, хотя мне было как-то сложно вступать в интимные отношения мужчиной — был барьер некоторого страха: а получится ли? Я предпочитала близкие отношения с подругами и взаимные ласки.

100. goldenlady, 20 1 << 2 >> 3 >> 5.

Это желание я люблю вызывать в себе с тех пор, как впервые его почувствовала. Конечно, это происходит не часто и обычно в уединении или с любимым человеком. Какими способами я это добиваюсь? Ну, если с любимым человеком, то это получается само по себе, а если одна, то во время какого-нибудь фильма или на пляже. От окружающих я это не скрывала — что естественно, то не безобразно. Кому надо, тот пускай и скрывает.

101. ___, 16 1 << 2.

Первое желание секса относится примерно к тому же времени. Что послужило импульсом я не знаю, вызвать желание удавалось, посмотрев фильм (не обязательно с элементами эротики), тайком разглядывая и читая эротические журналы отца (благо, читать я умела с пяти лет).

Помню эпизод в детском садике, когда я не спала, как все, а фантазировала (причем недавно я открыла для себя мастурбацию). Ну и под одеялом я аккуратно сняла трусики, рассчитывая надеть их к тому времени, как нас разбудят. Не помню, как это произошло, видимо, меня сморил сон, но когда я проснулась, вокруг стояли ребята и хихикали, а воспитательница спрашивала, кто с меня снял трусики. Причем об этом позоре рассказали моей маме. Мне ничего не оставалось делать, кроме как говорить, что я ничего не знаю и крепко спала.

Первый оргазм я испытала в 15 лет, занимаясь мастурбацией при просмотре фильма, а конкретно — /эпизода, где насиловали девушку/. Сейчас мне 16 лет и я все еще девственница.

103. Marlen, 26 1 << 2 >> 3 >> 4.

В 12 лет, в период начала месячных, я начала заниматься мастурбацией.

Техника освоилась как-то сама по себе. Меня начали возбуждать рассказы, которые я читала в книгах, журналах и газетах, причем вовсе не эротические./ Привлекали именно описания, связанные с унижением, подчинением, иногда с изнасилованием (если оно сопровождалось предварительным запугиванием и моральным давлением на жертву)./

Доходило до того, что возбуждало даже письмо Татьяны к Онегину- не сам текст, а подтекст- ее раболепие перед ним: «…В Вашей воле меня презреньем наказать…» Рука при чтении сама уютно устраивалась между ног, пальцы начинали поглаживать там, где было особенно чувствительно.

Способ со снятием трусов в рискованной ситуации тоже действовал безотказно, теперь впечатления от него еще более усилились одновременной мастурбацией. Риск становился огромным, невозможно себе представить, что сделала бы мама, застигни она меня в момент занятия «грязным делом».

Но, нельзя сказать, что я этим сильно злоупотребляла. Только тогда, когда находило соответствующее настроение. Где-то раз в две недели, не чаще. Оргазмов при этом я не испытывала — слишком сильно давил страх.

105. Галя, 25 2 >> 5.

Я очень рано «созрела» — лет в 12 уже имела вполне взрослые формы. На меня стали обращать внимание взрослые парни, лет по 16–17. Просто-таки атаковали и уговаривали на близость — что, мол, уже пора попробовать.

Я как-то очень резко отделилась от своих подружек — как же, теперь у меня взрослые разговоры со взрослыми людьми. Но в душе я, конечно, так и оставалась просто любопытной девчонкой. Мне стыдно было показать перед парнями, что я на самом деле ничего не знаю о том, что мне предлагают «попробовать». Поэтому я делала вид, что все знаю и понимаю, но просила парней рассказать подробнее о том, /как именно/ они собираются это делать.

То есть, мол, я крутая и на что попало не согласна. И слышала в ответ подробнейшие «рекламные ролики» о петтинге, мастурбации, про минет, ланет и прочие удовольствия. Парни охотно рассказывали, как бы они все это сделали /со мной/. Очень скоро я осознала, что такие рассказы безумно меня возбуждают. Слушая, я получала сексуальное наслаждение.

Это было почти как на самом деле, только безопасно. Если немножко отвлечься и прикрыть глаза, то все происходило в воображении, как наяву.

/И я стала встречаться с парнями практически только ради этих рассказов./ Если разговор развивался не в том направлении, то я сама старалась подтолкнуть его в нужное русло. Каждый старался проявить себя опытным, поэтому выкладывал все, что знал и чего не знал. А я слушала и фантазировала…

107. hhh, 26 < 2 >.

Страстное желание секса пришло ко мне совершенно неожиданно в 13 лет. До этого я ничем подобным вообще не интересовалась. Да и выразилось это как-то странно. Я неплохо рисовала и посещала художественную школу. Дома тоже много рисовала. Однажды нарисовала лежащую обнаженную девушку.

Никакой эротики — просто это было красиво.

И тут мне почему-то пришло в голову нарисовать лежащего на девушке мужчину. Тоже обнаженного. И эта мысль меня очень взволновала. Из рассказов подружек я знала, для чего мужчина ложится на женщину, но раньше это меня не трогало. А тут, дорисовав до конца, я глядела и не могла оторваться от этого зрелища. Тут же я начала новый рисунок, потом еще и еще. За два часа я изрисовала несколько листов, а перед приходом родителей все нарисованное порвала на мелкие клочки и глубоко закопала в помойное ведро.

На следующий день я едва усидела до конца занятий в школе — так торопилась домой:-) В таком угаре пролетело несколько дней. Я рисовала голых мужчин и женщин в разных позах — лежащих, стоящих на коленях, лицом друг к другу и лицом в затылок. Рвала нарисованное и рисовала других.

Почти сразу же я обнаружила и источник моих «мучений» — достаточно было положить руку на лобок, как меня всю «пробивало». Чуть позже я пошла немножко дальше и постоянно держала левую руку в трусиках, рисуя при этом правой. Это даже не было полноценной мастурбацией — я просто обхватывала вагину ладонью, ритмично давила на нее и сжимала ноги, чтобы еще больше усилить ощущение.

Оргазма мне тогда испытать не пришлось — просто это было постоянное, дикое, неутихающее возбуждение. При этом я была хитра, как черт, и никогда не забывала рвать и выбрасывать свои рисунки. Недели четыре я плавала в эротическом угаре, не думая ни о чем другом и забросив все занятия.

Не знаю, чем бы это могло закончиться, если бы не болезнь. Грипп с осложнениями, высокая температура, выздоровление, слабость… Короче, стало не до эротики. Даже мысль об этом не возникала еще многие годы… В общем, в следующий раз я занялась сексом только с будущим мужем…

112. Нэтали, 25 1 << 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Не помню, в каком именно возрасте мне захотелось постоянно вызывать у себя сексуальные ощущения. Импульсом послужили журналы и видео. При этом возникало какое-то странное сексуальное чувство: боль внизу живота, тоска, истома при просмотре всего этого. Плюс ночные фантазии.

Я не понимала, почему при просмотре или при мысли о сексе у меня появляется влага, для чего она, почему твердеют соски и отчего хочется, что бы мужчина дотрагивался и делал со мной то, что делает дядя с тетей там, в телевизоре. В то время в моих фантазиях присутствовали в основном знаменитые актеры и певцы. /Конечно, это приходилось скрывать от окружающих, даже с подругами никогда на эту тему не разговаривала./

Выработанные привычки пригодились в дальнейшей жизни. Когда хочется дойти до вершины блаженства, а партнер не понимает как это лучше сделать, я сама могу направить его к тому месту, той точке на своем теле, при прикосновении к которой испытываешь небывалое чувство. Он это видит, понимает и испытывает то же самое вслед или одновременно с тобой.

Нужно только суметь без стеснения подсказать своему партнеру, где наиболее приятны его прикосновения, и тогда будет очень хорошо как ему, так и тебе.

118. akvamarinchik, 21 1 << 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Это желание появилось после первого поцелуя. Он настолько обострил дремлющую во мне сексуальность, что я сначала была немного испугана и ошарашена происходящим. Чувств было много, но самые запоминающиеся — восторг и постоянное желание продолжать и продолжать. Да, мне приходилось скрывать это от окружающих, потому что возраст не позволял быть раскрепощенной и открытой настолько, насколько этого хотелось.

122. Штучка, 26 1 << 2 >> 3 >> 4 >> 5.

Лет в 14, когда я начала мастурбировать. Импульсом? Да что угодно!

Отрывки из кино, «желтая эротическая пресса». Тогда не так просто было ее достать, но, читая, я всегда трогала себя.))))) Конечно, это приходилось скрывать, но те ощущения, которые я получала, окупали с лихвой мою тайну. Я думаю, что повлияло… и еще как…

127. Киса, 18 2 >> 3.

Я не помню, в каком это возрасте произошло. Наверное, лет в 14. Первым «любовником» у меня был пес. Да, да, именно пес — обыкновенная плюшевая собака. Не помню, каким именно образом, но в процессе ритмичных движений моих половых органов по этой игрушечной собачке я в первый раз испытала оргазм. С тех пор меня это так затянуло, что я до сих пор не могу отказаться от этого удовольствия. Правда, теперь мой «герой» не песик, а плюшевый мишка.

Наверное, я этим занимаюсь потому, что мой парень не может полностью удовлетворить меня. Ему очень хорошо со мной, я это знаю. Он говорит мне об этом, да я и сама это вижу. И мне хорошо с ним, мне нравится, как он меня ласкает и /там/ тоже.

Но, когда мы переходим от петтинга к сексу, у меня неожиданно пропадает всякое возбуждение и желание. Почему — не знаю. Ему я об этом рассказать не могу. В то же время, когда я впервые начала мастурбировать, мне хотелось именно настоящего, реального секса. Я постоянно воображала при этом красивого мужчину — как мы с ним занимаемся сексом, как мне хорошо с ним и как он входит в меня.

133. Lola, 25 1 << 2 >> 3 >> 4 >> 5.

Первое стремление к сексу пришло уже после того, как я лишилась девственности. Ко мне тогда пришла настоящая любовь, причем взаимная.

Как ни странно, в любви бывает такое состояние, когда безумно стесняешься выразить свои чувства.

Так и мы с моим любимым целыми днями гуляли вместе, смотрели друг на друга восторженными глазами, но разговоры вели на абсолютно посторонние темы. Ни он, ни я не решались заговорить ни о «чувствах», ни, упаси Боже, о сексе. Хотя у нас обоих уже был сексуальный опыт.

Вот в таком состоянии однажды днем на бульваре мы сидели на лавочке, обсуждали какую-то книгу, а я смотрела на него и «млела». Глядела на его руки, волосы, шею, вдыхала его запах и безумно его хотела. По-настоящему хотела, до судорог и болей в животе. Но могла только смотреть и слушать.

Точнее, я делала вид, что слушала, потому, что думала только о нем, о его теле, о близости с ним.

Ответы мои становились все более рассеянными, он, видя мое невнимание, тоже растерянно примолк. Повисло неловкое молчание, мы глядели друг другу в глаза. От этого взгляда меня качало, как на волнах. И тут я услышала, как кто-то хриплым голосом произнес: «Трахни меня!». Только через несколько секунд до меня дошло, что это сказала я сама. Ответом мне были огромные изумленные серые глаза. Он только и спросил: «Ты уверена?». Я смогла только кивнуть головой (хотя стало невыносимо стыдно).

Был полдень. Лето, жара, московская суета вокруг. Мы находились в центре города. Но он встал со скамейки и пошел на поиски «места». Минут через пятнадцать вернулся, взял меня за руку и повел в глубь переулков и дворов. Мы зашли в подъезд какого-то старого дома и расположились под лестницей, где на полу валялись кучи мусора. Не очень надежное убежище, но нам было все равно.

Я стянула трусики, он расстегнул брюки. Сзади, уверенно и легко, он вошел в меня. Впрочем, никаких трудностей и быть не могло, я была полностью «готова» еще час назад. От близости я испытала невероятное наслаждение, я хотела, чтобы это никогда не кончалось. Впервые в жизни я тогда застонала от удовольствия (хорошо, что никто в это время по лестнице не проходил).

Вот так, в антисанитарной обстановке, под лестницей, даже без первого поцелуя свершился акт нашей любви. Но я была счастлива! Любить надо не по расписанию, а по настроению!

138. Кэтти, 211 << 2 >> 3 >> 5.

Постоянное желание секса пришло довольно рано, лет в 9. Связано было с одноклассником, в которого я влюбилась. Мальчик не обращал на меня внимания (он вообще девочками не интересовался), а я страдала…

Всячески пыталась завоевать его расположение, звонила каждый день (якобы, узнать уроки), даже весьма недвусмысленно наигрывала ему на пианино в трубку какие-то мелодии любовных песен (вот дура-то:-)).

Безрезультатно. Мальчик ничего не понимал или не хотел понимать.

А я изнывала… Ближе к ночи начинались мучения. Он приходил ко мне в фантазиях, он был мой… Он раздевался и ложился со мной рядом, мы обнимались, ласкали друг друга… Я изводилась до дурноты от возбуждения и истомы, не засыпала, вертелась, мучилась. Но помочь себе ничем не могла — не умела (и даже не представляла, что для этого есть способы).

Выручила меня мама (открываю страшную семейную тайну). Она знала о моей влюбленности и, видимо, по моему поведению догадалась о природе моих мучений. Однажды ночью она вошла в мою комнату и застала меня в разгар метаний. Обеспокоенно спросила: «Что с тобой?». Потом добавила с улыбкой: «О нем думаешь?». Я ответила «Болит животик» (что было почти правдой:-)). Она включила ночник, присела рядом на кровать. Сказала:

«Засыпай и думай о нем». И стала гладить мне живот.

Постепенно ее рука стала опускаться все ниже и скоро я почувствовала, что гладит уже не животик… Ощущение было потрясающим. Как будто все то, что меня мучило, разливаясь по телу, вдруг собралось в одну точку и теперь «самочувствием» этой точки владели и управляли ловкие и нежные пальцы.

Возбуждение и сексуальное ощущение не ушли, но они преобразовались в какое-то другое чувство наподобие сладкой неги. Такое, от которого хотелось не метаться по кровати, а лежать, расслабившись, и тонуть в нем. Оно приходило уже не из «непонятно откуда» и не само по себе, а из вполне определенного места на теле и им можно было управлять движениями пальцев.

Вот чем важен для меня оказался этот первый секс-урок. Чувство, которое налетало неизвестно откуда, мучило, владело, подчиняло и заставляло метаться, преобразовалось в понятное и управляемое приятное ощущение.

Конечно, разумное осознание этого пришло не с первого раза, но уже первый опыт меня действительно успокоил. Стыда не было, тем более что мама, умница, не перебарщивала. Она не прикасалась к обнаженному телу, а трогала только через трусики (хотя они и были очень тонкими). Ничего лишнего, никаких вещей, которые могли бы сильно смутить. Только ритмичные нежные толчки и покручивания пальцем в небезызвестной точке.

Почему-то это не вызывало усиления возбуждения. Наоборот, возбуждение постепенно сходило на нет, и я засыпала в сладких грезах с улыбкой на лице. Было еще несколько таких уроков. Я уже по своей инициативе обращалась к маме с заветными словами «болит животик» и каждый раз получала необходимое успокоение.

Во время одного из таких «сеансов лечения» я почувствовала, как мама взяла мою руку и положила мне на лобок. Поместила мой средний палец в нужное положение, накрыла его своим и начала движения. Получалось практически то же самое, только это уже делала как бы я сама. Это тоже оказалось замечательно. Еще 2–3 таких занятия и на следующую мою жалобу по поводу животика мама сказала: «Теперь сама».

Положила мою руку, как надо, поцеловала, плотно закрыла дверь и ушла. И с тех пор я стала осваивать эти «пространства» самостоятельно. Мне никто не мешал. Никто никогда не заходил в мою комнату после того, как я ложилась спать. Видимо, даже папе было дано соответствующее указание.:-)

139. ewe, 21 1&hbsp;<< 2 >> 3 >> 4.

Я решилась доверить себя этому человеку настолько, насколько мой внутренний тормоз мне позволял, т. е. до пояса и только через одежду. Но он этим не ограничился, постепенно ласки становились все смелее. Я не знала, что делать, ведь я начинала «входить во вкус», хотя и жутко боялась. Но меня успокаивало его обещание не трогать меня, пока я не буду готова.

141. Аля, 30 1 << 2 >> 3 >> 4 >> 6.

Неполных 14 лет. Лето. Я отдыхаю на даче у бабушки. Вместе со мной гостят два кузена, 11 и 12 лет. Мама приезжает только изредка на выходные — работа. С малолетними кузенами скучно. Но зато у бабушки замечательная библиотека. Я (не по возрасту) очень люблю сказки и, к своей радости, обнаруживаю целых 8 томов. Сказки Шехерезады. «1000 и 1 ночь». Старое, полное издание. Библиотека доступна без спроса, и я беру один из томов к себе в комнату.

Наши комнаты (моя и кузенов) на втором этаже. Больше там никто не живет, только мама, но ее нет. Бабушка наша старинных, строгих правил. Для нее мы — дети, а у детей обязан быть «тихий час». Это непременное условие.

Можно не спать, можно просто отдыхать, можно читать.

Но не ходить, не бегать и не шуметь. И в «тихий час» я читаю. Сказки поначалу не очень захватывают — слишком «взрослые». Но выбора нет.

Постепенно выявляется нечто интересное. У мужчин имеется некий «зебб», у женщин «кусе». Основной мотив многих сказок — как бы ловчее пристроить зебб в кусе. Интуиция, конечно, подсказывает, что к чему. Это весьма волнует. Довольно быстро я разобралась со всякими иносказаниями вроде «стержней» и «пещер», поэтому вскоре перед моими глазами замелькали вполне реальные и очень возбуждающие картинки. При этом свободная рука отчего-то всегда инстинктивно стремится заползти между ног…

Два часа длился «тихий час», и к его концу низ живота просто ныл и полыхал жаром. И однажды рука сделала странное открытие. Обычно ноги крепко сжимали руку, чтобы как-то погасить этот жар. Но, оказалось, если раздвинуть ноги и надавить рукой посередине, то добавится тянущая, неописуемо сладкая боль. С той поры рука теребила, давила, мяла вагину, добавляя дополнительное удовольствие к чтению.

Очень скоро обнаружилось, что от этого мокнут трусики. И тогда было принято решение трусики снимать (все равно на мне была надета ночнушка).

Сказки перенесли меня в мир сексуальных фантазий. Мне нравилось представлять себя восточной красавицей, и я ревниво думала о том, насколько смогу подойти под такое описание. Осиная талия, высокая грудь…

А как дело обстоит у меня?

Прочитав однажды подобное описание, я устремилась к зеркалу, которое располагалось напротив входной двери. Спустив с плеч ночнушку до бедер, я принялась себя рассматривать, и увиденное мне понравилось. И тут я уловила в зеркале движение в районе входной двери. Дверь была щелястая и в этих щелях время от времени мелькал свет, как будто кто-то там перемещался.

С тех пор как я стала читать сказки, я всегда запирала дверь на задвижку. Поэтому я не боялась вторжения. Но было интересно узнать, что там происходит. Я натянула обратно ночнушку и направилась к двери. Как только я это сделала, послышался топот ног. Кузены! Они подсматривали!

Сперва я чуть было не погналась за ними, чтобы надавать по шеям. Но потом передумала. Ведь меня ждали сказки! Я удалилась на свою кровать, которая была в глубине комнаты у окна.

Снова принялась за чтение, но вынуждена была оторваться — в коридоре послышалось тихое потрескивание половиц. Опять они! Их присутствие меня одновременно и нервировало и возбуждало. Нервировало потому, что я стеснялась продолжить свои занятия (хотя видеть меня они не могли). А возбуждало… Наверное, потому, что нашлись люди, которые хотели тайком посмотреть на мои прелести «восточной красавицы». И у них имелись «зеббы», которые, наверное, должным образом реагировали…

Сказки переносили в какой-то особый, чувственный мир грез, в другую реальность. Я ощущала себя героиней, за дверью комнаты которой томились воздыхатели, мечтая хоть краем глаза посмотреть на нее.

Но почему бы не дать им посмотреть? Пусть еще больше страдают и мучаются, глядя на недоступное… От таких мыслей приходит новая волна возбуждения. И меня тянет попробовать. Совсем немного. Чуть-чуть. Я поднимаюсь с кровати и снова подхожу к зеркалу. Возня за дверью затихает.

Стоя к двери спиной, начинаю поднимать с бока край ночнушки, как будто что-то хочу разглядеть у себя на бедре. Материя ползет вверх по ноге, волнующе щекочет кожу. Дыхание перехватывает. Не видна ли уже попа? Попу показывать я не собираюсь. Осмотрела левое бедро, опустила подол. Теперь осмотрю правое. Почему это занятие под пронизывающими взглядами из-за двери приносит такое возбуждение и удовольствие? Уходить не хочется.

Сделаем так. Вновь спускаю сверху ночнушку до бедер. Пусть они видят мою голую спину и осознают, что грудь сейчас у меня тоже голая. Как же все сладко ноет в паху… Скорее к кровати, придавить там рукой… Придавить, погладить, растереть… До чего же там все набухло… настоящий влажный тугой «бутон» — правильно об этом говорят в сказке…

Пальцы нервно впиваются в бутон, какой же он приятный! Гладят, перебирают лепестки, уходят в сердцевину. Оххх… Что же там так сильно и сладко отозвалось? Да, надо это исследовать… Упругая, плавающая под пальцами «горошина». Наверное, та самая «жемчужина между створками раковины»… Почитаю об этом… и потрогаю…

Кузенов не слышно и не видно, но я знаю, что они там, ждут… Какое же тогда, у зеркала, было острое ощущение! Может быть, выйти еще раз? Можно и выйти… А руку спрятать под ночнушку и трогать /там/! Отличная идея! Я снова у зеркала, в голове туман. Подол устремляется вверх. Правая рука играет с горошиной, левая непроизвольно начинает гладить ягодицу… Как хорошо… Черт с вами, смотрите!! Подол подбирается окончательно и перехватывается рукой. Голая попа доступна всем взглядам. Стыд… и наслаждение.

Но недолго. Долго это выдержать невозможно. Скорее на кровать, к сказке…

Так, в беспрерывном возбуждении и перебегании от кровати к зеркалу проходили «тихие часы» этого лета. Сказка, кровать, зеркало, бутон, рука….

142. Синди, 28 1 << 2.

Да, было такое… В пубертатном периоде отчего-то дико возбуждали фотографии штангистов. Да, да, именно штангистов — здоровенных, полуголых. В обтягивающих трико с выпирающим бугром между ног.

Я собирала эти фотографии где угодно, вырезала из журналов, газет… В воображении я страстно с ними совокуплялась… Смешно и стыдно даже сейчас.:)) У меня были среди них свои любимчики, которым я «отдавалась» чаще и охотнее… Фамилии все известные, называть не буду- 0)

Забавно, что сам по себе этот вид спорта меня ничуть не волновал, за соревнованиями и результатами я не следила… Но вот /мужчины/…:)) Ах, какие это были мужчины…:))

151. Алекс, 19 1 << 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Годам к 14 ощущения и желания были уже осознанными и постоянными. Я читала различную литературу (более-менее научную и просто желтые газеты с описаниями эротических сцен). Чтение подобных описаний секса действовало очень возбуждающе. Реже удавалось мастурбировать, просматривая фильмы (т. к. приходилось всячески скрывать подобные занятия). Если очень хотелось, а дома кто-то был, закрывалась в ванной и мастурбировала там.

153. Gella, 25 1 << 2 >> 3.

Где-то через год-полтора я уже более верно представляла себе процесс деторождения и, кроме того, узнала еще очень много нового. Правда, представления и оценки были, конечно по-дворовому своеобразными.

Так, к одной девочке во дворе многие из нас относились довольно прохладно, с осуждением. О ней было известно, что она «онанистка».

Говорили, что она сама рассказывала кому-то о том, как трет руками /там/ и получаст удовольствие. Это среди нас считалось очень предосудительным и неприличным.

Сама я от нее таких рассказов не слышала, зато слышала много других. Она с матерью и отчимом жила в однокомнатной квартире и была свидетельницей настоящих, реальных сексуальных сцен. Кроме того, у нее был доступ к видеомагнитофону и нескольким «интересным» кассетам. Поэтому ее рассказы я слушала, затаив дыхание и развесив уши.

Вообще, я относилась к ней лучше, чем остальные, хотя бы потому, что мы жили в одном подъезде, а наши мамы дружили между собой. Довольно часто она бывала у нас в гостях, мы играли. К ней в гости я заходила реже — в однокомнатной квартире с мамой и отчимом двум девчонкам не развернуться.

Можно даже сказать, что мы дружили.

Но относительно своих привычек она со мной не откровенничала, а я считала неприличным спрашивать. Зато не стеснялась задавать массу вопросов на интимные темы. Ее ответы возбуждали меня, хотелось увидеть все своими глазами. Лариса давно пообещала мне при возможности показать одну из «запретных» кассет. Когда такой день наступил, мы устроились напротив телевизора. Лариса прилегла на диване, а я уселась в кресло.

Название того фильма я не помню, но это было не «жесткое» порно, а просто очень откровенный эротический фильм (вроде «Эммануэль»). Действие разворачивалось так быстро, что минут через 15 я уже сидела красная и тяжело сопела. Фильм производил очень сильное впечатление. Я впервые видела /это/ наяву и во всех подробностях.

Помню, что вела себя от смущения и возбуждения довольно глупо: громко смеялась, отпускала какие-то дурацкие комментарии. Время от времени я бросала взгляд на Ларису, но она вела себя спокойнее. Просто лежала, прищурив глаза и внимательно смотрела. Было видно, что ее это тоже волнует, но как-то по-другому, серьезнее, что ли. Если моя реакция была какой-то истерической, то она, скорее, углублялась в себя. Лицо ее все больше приобретало какое-то отрешенное выражение, словно все происходящее на экране она переживала в себе. Внешне ее волнение выражалось только в том, что время от времени она закусывала губу и иногда начинала нервно поглаживать себя по ноге.

Однако, вскоре я тоже примолкла, потому, что возбуждение, охватившее меня, стало переходить прямо-таки в физическое давление. Появилась какая-то стыдная и сладкая тяжесть в низу живота, стало неудобно сидеть — хотелось ерзать. Эпизод за эпизодом «заводили» все больше. А Лариса, наоборот, стала чуть-чуть оживленнее, только это оживление было не очень естественным. Руки ее то пощипывали ногу, то сжимались в кулаки.

Нервным, отрывистым голосом она иногда комментировала для меня происходящее. «Вот сейчас посмотри», — сказала она перед началом очередной сцены. Это была красивая, долгая и очень подробная сцена полового акта, в которой партнеры много раз меняли позы. Все действо шло в едином ритме, этот ритм поддерживался жгучей, возбуждающей музыкой.

Через несколько минут я поймала себя на том, что тоже сижу, как Лариса, затаив дыхание и закусив губу. А подружка моя просто прилипла взглядом к экрану, и лицо ее как будто окаменело. Когда сцена закончилась, она помотала головой и сквозь зубы решительно пробормотала: «Сейчас я сделаю кое-что». Выключила видик и ушла в ванную.

Через пару минут вернулась, включила магнитофон и перемотала в начало сцены. Когда она устроилась на диване, я обратила внимание, что на ней нет колгот. Сцена пошла повторно, но я уже краем глаза посматривала на Ларису. Я даже не удивилась, когда увидела, что рука ее шмыгнула себе под юбку.

Во-первых, потому, что, зная о ее «репутации», ожидала чего-то подобного. А во-вторых, я уже ее прекрасно понимала — у меня самой сейчас все горело так, что я просто физически ощущала, как моя рука непроизвольно тянется к тому же самому месту. И теперь я уже не столько смотрела на экран, сколько косила на свою подружку. Точнее, на выпуклость под ее юбкой, которая обозначала положение руки.

Это было единственное место, где что-то происходило. Лариса лежала неподвижно в напряженной позе, прищуренный взгляд не отрывался от экрана и только материал юбки в одном месте быстро шевелился, повторяя напряженную работу руки.

Я была уже не в силах сдерживаться, и моя рука тоже заползла под юбку, сильно прижав то, что так жгло между ног. В это время на экране начался новый эпизод, и это была сцена женской мастурбации. И все «тайны» предстали передо мной во всей красе. Я только успевала переводить взгляд с экрана на Ларису. А та как будто повторяла все вслед за девушкой. Было такое впечатление, что они действуют в едином ритме и испытывают одни и те же эмоции.

Тело Ларисы стало подрагивать и извиваться в те же моменты, когда это делала девушка, стоны на экране сопровождались какими-то странными свистящими Ларисиными вздохами. Она уже не обращала на меня внимания, юбка сбилась, я видела обнаженные ноги, мелькание ее пальцев в самом интимном месте, сквозь которое можно было видеть то редкие темные волосы лобка, то оттянутую упругую губку.

Сейчас я пытаюсь все это припомнить и разложить по полочкам, но это не может передать всех эмоций, захлестнувших меня в тот момент. А тогда «двойная сцена» завела меня до состояния, близкого к невменяемости.

Никакого ощущения стыда или неловкости ни от собственных прикосновений, ни от того, что я видела на экране и на диване. Совершенно автоматически я тоже теребила то, что находилось в моей руке под трусиками, но, главным образом, просто давила туда, зажимала этот рвущийся из меня пожар.

Сцена тем временем достигла кульминации. Юбка Ларисы уже не прикрывала ничего. Левая рука была у нее под попой и поддавливала снизу так, что тело выгнулось дугой вверх, между раздвинутых ног крутились пальцы.

Глаза были зажмурены, рот приоткрыт. Вдруг ее подбросило вверх несколько раз и она обмякла. Потом, не открывая глаз и не говоря ни слова, она повернулась лицом к спинке дивана и скорчилась на боку, поджав колени и натянув рукой юбку.

Прошло еще минут десять, она не двигалась. Я почувствовала себя неловко и ушла домой. В диком возбуждении и совершенно ошалевшая. Увиденные сцены преследовали меня весь день, и ночью я впервые в жизни «устроила себе настоящую проверку», вспоминая и применяя на практике все, что видела днем.

Вот так я тоже стала «онанисткой», о чем, кстати, ни разу не пожалела. С Ларисой же у меня потом было кое-что еще. И не только с ней. Сейчас меня можно назвать бисексуалкой, причем с уклоном скорее в «розовую» сторону.

Безусловно, эти пристрастия — результат моего тогдашнего детского сексуального опыта.

156. Ирина, 24 1 << 2 >> 3.

Надо сказать, что настоящий первый приступ сексуальности случился в школе, в 9-м классе. Я тогда была влюблена в одноклассника. Безответной и довольно сильной любовью. Парень не обращал на меня никакого внимания (да и в то время я была довольно некрасива, это потом все случилось, как в сказке Андерсена). А тогда я гадала «любит — не любит», мучилась и переживала.

Обострения чаще всего (что довольно банально) приходились на весеннюю пору. И вот как-то на уроке истории я сидела на последней парте, а предмет моих мечтаний через одну парту впереди. Я сверлила взглядом его спину и жалела, что не могу видеть его лица и красивых глаз. У него были коротко подстрижены волосы. Нечаянно мой взгляд упал на его шею — это была не тонкая мальчишеская шея, а шея уже мужающего парня.

Именно в тот момент все мое тело пронизало какое-то странное чувство, которое отдалось где-то в паху. Через несколько секунд я поняла, что хочу этого человека, вернее, близости с ним. Но с этим парнем мы не стали близки. Это был всего лишь «первый звонок».

160. Ирочка, 17 1 << 2.

Может быть, во мне что-то не так, но первое осознанное желание секса пришло еще в детстве. Как-то мы с подружкой играли в детскую игру — в жертву и насильника, при этом дело доходило до настоящих интимных ласк друг друга. Было очень приятно, а главное, интересно! Окружающие, конечно, ничего не знали. Так мы играли довольно долго, и получали от этого небывалое удовольствие. При этом нам было лет по 7–8!!!

162. Jyl, 25 1 << 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Когда я еще была в детском саду, меня часто ругала мама за ссадины на лобке. А я помню, как доставляла себе удовольствие — подтягивалась до уровня стола, стоя около его угла, и натирала лобок об угол. Сколько я себя помню, я занималась мастурбацией и точно знаю, что всегда испытывала оргазм. Я не поверила бы сама, если бы мне сказали, что это возможно в 5 лет, но это так! Это было для меня обычным делом.

Только гораздо позже я узнала, что этого делать нельзя, и стала прятаться. Сегодняшний мой оргазм не сильнее, чем тогда, в детстве. Но испытываю я его реже, потому что не до секса — работа.

172. Юляшка, 18 1 << 2 >> 3.

После того как я узнала, что такое оргазм, я хотела вернуть то ощущение, ту дрожь… И я каждую ночь ласкала себя и каждый раз я достигала новых ощущений. Ни одно из них не похоже друг на друга…

Об этом знает мой парень. Он не против. Даже наоборот — смотря на то, как я ласкаю себя и мастурбирую, он сам получает удовлетворение, и к оргазму мы приходим вместе.

174. Скьява, 26 1 << 2 >> 3 >> 4 >> 5.

Я не знаю, можно ли назвать мои детские сексуальные желания и мастурбацию «осознанным желанием секса». Фактически, я этого не осознавала.

А вот в школе, в пятом классе, я неожиданно поняла, что хочу секса, причем с каждым мальчиком из нашего класса. Каждую ночь я мастурбировала, представляя, как кто-нибудь из одноклассников насилует меня, связанную. Либо задирает мне юбочку и начинает трогать мою вагину сначала рукой, а потом членом и — насилует меня. Я мастурбировала по 2 или 3 раза за ночь и имела сильные оргазмы.

180. Мира, 26 1 << 2 >> 3 >> 5.

Если говорить о первом осознанном тяготении к таким вещам, то это началось, наверное, лет в 9-10. Все было довольно невинно, но… Вот, как это было.

Меня тогда записали в секцию художественной гимнастики. Я ходила заниматься после школы, а когда возвращалась домой, меня встречала компания знакомых мальчишек. Они знали, куда я хожу, и почему-то им очень нравилось задавать мне нескромные вопросы.

Их интересовали вот какие вещи. В какой форме мы занимаемся (мы занимались в закрытых купальниках). Есть ли под купальниками трусики.

Раздеваются ли девочки догола, когда приходится переодеваться. Кто у нас ведет занятия — женщина или мужчина (и если мужчина — видит ли он нас голыми) и т. п.

А меня возбуждало и доставляло страшное удовольствие врать им напропалую, причем так, чтобы их «зацепило». Делая простодушные глаза и притворяясь совсем наивной, я вещала им то, от чего они начинали тяжело дышать и нервно откашливаться.

Да, говорила я, у нас под купальниками ничего нет. Когда переодеваемся, ходим голыми. Тренер у нас, конечно, мужчина. Но мы его не стесняемся, потому что он добрый и хороший. Вот недавно, мол, забыла купальник — ну, и отзанималась голая, тренер все видел — и ничего страшного (рассказываю, какие при этом выполняла упражнения).

И вообще, врала я, мне просто лень переодеваться. Когда кончаются занятия, я просто снимаю купальник и бросаю его в сумку, не надевая трусики. Поэтому сейчас я без трусиков — «признавалась» скромно я и стыдливо опускала глаза.

Ребята только хватали ртом воздух. Я видела, как им хотелось проверить, правда ли это. У них просто руки чесались задрать мне юбку. Но двор был полон людей, на балконе маячила мама (не подозревая, бедная, какие разговоры ведет ее дочь). Ничего они сделать не могли — только скрежетать зубами.

А я, глядя на их реакцию, возбуждалась до мокрого состояния. Так они меня встречали каждый день в течение, наверное, месяца (а если их не было, я сама нарочно задерживалась во дворе). Месяц мы так мучили друг друга.

А потом один из них, наиболее смелый, догнал-таки меня в подъезде и, как я ни вырывалась, поднял юбку. Увидел трусики на положенном месте, и… все понял, наверное. Больше эта компания ко мне не приставала. Обиделись, наверное, за то, что я их так нагло дурачила…

186. liana, 29 1 << 2 >> 3 >> 4 >> 5.

Я встречалась с мальчиком, он был старше меня на 4 года и очень серьезно ко мне относился. Он, конечно, хотел сексуальных отношений, но героически молчал. Неторопливо продвигался мелкими шажками к тому, к чему стремился.

В то время как я уже пылала от ощущений, готовая на все, он сдерживал себя и уходил. Берег меня, зная, что я девственница. Он добился бы своего, если бы не глупая ссора.

Я встретилась с одним его знакомым, а тот растрезвонил всем, что поимел меня во всех видах и т. п. Врал и во всех подробностях расписывал (бывают же такие уроды!). А «мой ангел» поверил и жутко обиделся. Не судьба, как говорится.

188. Дина, 29 1 << 2.

Воспоминания всплыли неожиданно, уже лет в 12. Начало созревания. Соседи попросили переночевать с их сыном 8 лет (сами ушли в гости на всю ночь).

Чтобы не боязно было одному.

Жарко, мальчик бегает по дому в одних трусах, а на меня накатывает неудержимое желание их снять… Только как? Просто так нельзя, нужен повод. И я слегка его подталкиваю, чтобы он упал и плюхнулся попой прямо в акварельные краски. Ну, вот и все. Нужно идти в ванную — снимать трусы и стирать их…

Пока идем к ванной, начинает бить крупная дрожь от возбуждения и предвкушения. Снимаем испачканные трусы. Какая прелесть там, под ними!

Одно легкое движение ладошкой — и все поползло вверх… Крепенький, упругий — так бы и проглотила… Еще несколько движений — и Вовка /мой/.

Стоит, вытянувшись стрункой, глупо улыбается — нравится… И еще вся ночь впереди. После этой ночи у меня есть покорный, готовый на все слуга. И

/это/ — только наше с ним, никаких посторонних. Родители не нарадуются — такая хорошая девочка, так заботится о младших… Меня теперь постоянно просят прийти, последить за поведением, позаниматься… А мы пользуемся положением — до изнеможения…

190. Агриппина, 21 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Именно осознанное желание появилось во мне годам так к 18. Любыми способами я пыталась доставить себе удовольствие, начиная от секса или ласк мужчины и заканчивая мастурбацией. Достаточно часто приходилось скрывать свое желание. Чего греха таить, и сейчас дела обстоят так же.

Даже теперь, будучи замужем и имея в лице мужа хорошего любовника, все равно прибегаю к старым привычкам. Больше всего обожаю ласкать себя перед зеркалом.

193. Ranni, 221 << 2 >> 3 >> 5 >> 6.

В первый раз осознанно я это почувствовала в 12 лет. Я осталась дома одна, было жарко и я разделась. Вытащила из подушки перышко, и стала водить по клитору…Это был мой первый и самый запоминающийся оргазм, показалось, что я увидела звезды:)) С тех пор в моей сексуальной жизни всегда есть место перьям, кисточкам и т. д.

194. Лена Иванова, 27 1 << 2 >> 3 >> 4.

Летняя школа секса продолжилась через год или через пару лет, уже на другой даче. Сейчас даже странно все это вспоминать. Со стороны это может показаться просто эротическими фантазиями.

Но все, кто вспоминает летние каникулы в конце детства, согласятся, что наряду с куклами, щенками, «резиночкой» и еще кучей всего был еще и детский секс. Одно другому не мешало, тайное и явное никогда не пересекались.

Моя подруга Наташа приехала после смены в лагере и сказала, что они там с мальчишками и девчонками «лапались». Я сразу поняла, что имелось в виду, но спросила, что это такое. Она сказала, что трогали друг друга везде. Я спросила — где везде? Она сказала, что мальчишки трогали у них сиськи и п…, а они у мальчишек х….

Я почувствовала, как у меня во влагалище запульсировала кровь, потом оно стало даже как-то подергиваться, как будто мышцы сокращались. Мне стало тяжело дышать, немного потемнело в глазах и я начала задавать еще какие-то вопросы только затем, чтобы еще раз услышать про это грязное и стыдное. Но Наташа прервала разговор, сказала, что ее пора домой, но что вечером ее мать едет в Москву и я могу прийти к ней смотреть «КВН».

Несмотря на то, что интересная мне тема вроде бы была закрыта, я каким-то образом поняла, что продолжение последует (а может, просто надеялась на это). У Наташи мы посидели немного перед телевизором. Я начала уже думать, что ничего не будет, но вскоре она взяла плед и постелила его под большим круглым столом с которого свисала скатерть.

Получился такой интимный кабинет. Хочу напомнить, что мне тогда было 13 или 14 лет, она чуть старше.

Мы залезли под стол и стали там хихикать. Наташа начала меня щекотать, при этом несколько раз взяла меня за грудь и попыталась задрать юбку.

Конечно, в другой ситуации я бы сказала что-то типа «Ты что, с ума сошла?», но тогда я промолчала. Потом она сказала мне: «Покажи, какие у тебя сиськи». Я ответила, чтобы сначала показала она, мы немного поторговались, но все же я задрала футболку и показала ей. Она тоже задрала майку, потом сняла ее совсем, потом содрала футболку с меня.

Мы сидели и смотрели на груди друг друга. Ее грудь я помню до сих пор очень хорошо: довольно большого размера даже для 14 лет, очень упругая на вид, белая кожа и большие темные круги вокруг сосков. Она начала гладить себя, потом щипать соски, потом крепко взяла себя за соски и затрясла грудями. При этом и она, и я тяжело дышали. Я ждала, когда же мы начнем «лапаться», т. е. когда она будет трогать меня.

Она положила меня на спину и начала мять мне грудь, большими и указательными пальцами пощипывала соски. Мое влагалище просто сжималось и разжималось, я думала, что вот-вот описаюсь, я почти задыхалась.

Наташа тоже была вся красная. «Ты возбуждена?» — спросила она. «Не знаю», — ответила я. Она сняла с себя все, я тоже. У нее русые волосы на лобке, у меня черные, мы раздвинули ноги и начали тереться вагинами.

Потом она попросила меня пососать ей грудь. Я стала сосать, а сама держала руку у себя между ног. Она почти приказала сосать сильнее. Я совсем потеряла голову и попросила ее тоже у меня пососать. Она начала это делать, а потом стала слегка кусать соски. Из моего влагалища что-то потекло. Я подумала, что это начались месячные, но потрогала рукой и посмотрела — жидкость была светлая.

Потом Наташа положила мне руку между ног и начала пошлепывать по клитору (тогда я этого слова даже не слышала). От влаги у меня между ног слышался чавкающий звук. Наташа взяла немного влаги и смочила мне анальное отверстие. Она начала меня там гладить и постепенно вводить палец.

Я попросила ее не делать этого, потому что мне было стыдно, но она не прекращала. Вдруг она резко воткнула в меня палец и сделала несколько ритмичных движений. «Так тебя трахнет Мишка, но только не сюда, — сказала она. — Сейчас покажу, как». Она сбегала на кухню и принесла огурец. Легла на спину и стала гладить себе клитор, потом высоко задрала ноги и вставила огурец между ног. Одной рукой она двигала огурец, другой ритмично терла клитор.

Ее взгляд остекленел, лицо было красным, она громко дышала, почти выкрикивала- А-А-А! Я поняла, что это то самое- непонятно что, я сама была готова выдыхать это «А-А-А» вместе с ней. И вдруг ее лицо искривилось, она замерла, потом обмякла, вытащила огурец и положила его на плед. Я почувствовала резкий запах, идущий от этого огурца и еще какой-то металлический запах. Я думала, что Наташа сейчас мне тоже введет огурец, но она устала и не хотела продолжения.

Кстати, в свои 14 лет я не знала, что потеря девственности сопровождается разрывом девственной плевы и кровью. Я вообще не знала, что там что-то рвется. Была уверена, что девственность теряют только после полового акта с мужчиной.

После этого случая я регулярно стала себя трогать и ласкать — пощипывала соски и массировала клитор — мне этого постоянно хотелось. Вскоре усвоила, что это надо делать быстро и ритмично, но до оргазма сразу дело не дошло…

197. Рыжая, 22 1 << 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

После 13 лет, когда я прочитала о мастурбациях и уверовала в их безвредность, я стала часто это практиковать, достигая оргазма и разряжаясь. Я считала, что разрядка мне необходима, чтобы раньше времени не поддаться соблазну «взрослого» секса. Ведь одновременно с желанием секса во мне присутствовал некий страх перед первым опытом и чисто девичье желание сделать первый раз не каким попало, а запоминающимся и красивым.

202. Алена, 19 1 << 2 >> 3.

Во времена моего детства очень популярны были пластмассовые пупсы. Когда я в них играла — они всегда занимались «сексом», т. е. лежали друг на друге. Я при этом крепко сжимала свои ноги, кладя их крест накрест.

Ощущения были непередаваемые, сейчас бы я назвала это сильным возбуждением. Мне было лет 8, когда мама, подойдя ко мне, лежащей в кровати, откинула одеяло и увидела в трусиках пупсика, которого я пыталась просунуть «туда». Потом она еще много раз заставала меня в таких ситуациях.

206. Неизвестная, 22 1 << 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Первое осознанное желание секса возникло из-за стремления походить на всех моих подруг. Я была практически единственной девственницей, не считая нескольких «убогеньких», которые есть во всех классах.

Это происходило в 11-м классе, мне должно было исполниться 17 лет, и к тому времени я уже многое знала. Появился компьютер и Интернет, я висела в секс-чатах, читала руководства и рассказы. Видела даже половой акт «вживую», в двух метрах от себя, в исполнении двух моих подруг и их друзей.

Разговоры между нами были только об этом, ни о чем другом никому из моих подруг думать не хотелось, несмотря на предстоящее поступление в вузы.

Моя лучшая подруга уже два года спала со своим парнем, и мы с ней все меньше общались- сказывалось различие интересов. Именно тогда мне захотелось иметь такого же друга и секс с ним.

Я делала все, что было модно: курила, пила, ругалась матом, смеялась над пошлыми анекдотами и рассказывала их сама (кстати, и сейчас считаю пикантные анекдоты самыми лучшими). И вот, наконец, нашла парня — моего старого друга (когда-то мы встречались). Я опять вернулась в эту компанию.

Один раз он пригласил меня в гости (он жил у брата). Я с радостью согласилась, собралась и на выходные поехала к нему. В тот раз ничего не случилось, мы просто лежали, смотрели телек и целовались. Тогда я поняла, каким нежным и заботливым может быть даже самый грубый парень.

Когда я ехала домой, то обдумывала, как бы еще раз напроситься в гости.

На следующий день он позвонил мне, и я сама себя не узнала. Я, робкая и стеснительная девочка с многочисленными комплексами, начала его совращать, напросилась в гости, намекнула на шампанское и ананасы…

И, видимо, вела себя очень вызывающе, потому что он пригласил еще мою подругу с ее парнем (может, испугался или еще чего, не знаю). Мы купили водки, лимонада, закуску и поехали. Там я вытворяла совершенно ужасные вещи. Когда мы сидели за столом, то он сидел напротив меня, и я всунула свою ногу между его ног… Он напился (еще бы, водка с шампанским, которое он купил для меня) — и мы разошлись по комнатам.

Судя по звукам, которые доносились из соседнего помещения, моя подруга с парнем занялись делом. Я тоже начала подваливать к своему — обнимала, ласкала, целовала, но он все равно засыпал и ничего у него не работало.

Я расстроилась, ведь я решила сегодня лишиться девственности и по глупости предупредила его, что я еще девочка и со мной надо быть очень нежным. Какая там нежность… У нас просто ничего не получилось, как я ни старалась. Мы просто лежали и смотрели телевизор. Потом пришли еще парни и принесли какое-то вино, мы опять сели за стол…

Совсем захмелели, и я не помню, как мы оказались в темной комнате на диване. Я лежала на нем сверху и неистово его целовала, потом полезла под рубашку, сняла ее совсем и продолжала целовать его тело. Потом залезла в брюки, вынула и стала ласкать и целовать его «друга». Как делается минет, я читала много, но не рискнула применить на практике. Я старалась, но он все равно не кончил…

Он долго со мной не разговаривал в тот вечер, а до следующего дня так и не поцеловал…

Еще несколько раз я пыталась переспать с ним, но он мне не верил, что я девочка, и не хотел спать со мной… Может быть, из-за моих действий решил, что я девица легкого поведения…. А иногда я думаю, что он просто боялся стать моим первым парнем. Скоро он ушел в армию, а оттуда вернулся с женой (дочерью начальника гарнизона) и с ребенком.

Пока он служил, по дворам пошел слух, что я с ним неоднократно спала и брала у него. Этот слух долго еще отравлял мне жизнь.

Эти неудачные приключения повлияли на меня, я выкинула из головы глупые мысли о парнях и начала готовиться к поступлению в Университет.

И еще — несмотря на все это, я очень люблю делать минет.

208. Laura, 20 < 2 >.

О существовании секса я узнала лет в 7, но особых переживаний это как-то не вызывало. Все казалось мне вполне естественным (сен-час я считаю это довольно странной реакцией со стороны маленькой девочки).

Анатомические подробности мальчиков меня также не интересовали, т. к. были мне вполне известны (мы с братом ставили эксперименты друг на друге чуть ранее).

С одной моей подругой (в классе, кажется, седьмом) мы часто обсуждали вопросы о взаимоотношениях полов. Обсуждения привели к экспериментам.

Сначала была некая симуляция в одежде, и я замечала, что в некоторые моменты она переставала себя контролировать. Но нам было хорошо. После были эксперименты в ванной, без одежды. Мы трогали друг друга, и это доставляло нам удовольствие, причем играли как бы по нескольку ролей сразу.

До сих пор мы для развлечения иногда изображаем лесбиянок, случайные свидетели верят. Я же теперь просто обожаю заниматься любовью где угодно, кроме постели, и часто веду себя с девушками заигрывающе (хотя это и не говорит о нестандартности моей ориентации — она традиционная).

211. Jk, 171 << 2 >> 3.

Осознанное желание секса у меня появилось недавно, буквально месяца 2 назад. Мастурбировать-то я начала рано — с 10–11 лет. Этому меня научил брат. А вот сексом я с ним не занималась и не собираюсь. О наших детских забавах никто не знает. Сейчас у меня есть парень, которого я люблю. — вот он-то мне и привил желание секса.

Раньше, когда я занималась сексом с бывшим парнем, у меня не было приятных ощущений, только чувство, что я его пытаюсь удержать с помощью секса. А вот с моим нынешним у нас в этом смысле все ОК. Мы друг друга полностью устраиваем. Он меня удовлетворяет, я каждый раз испытываю сильнейший оргазм.

213. Люси, 19 < 2 >.

Первым объектом секс-мечтаний в возрасте 11–12 лет стал отец моей подруги. Наверное, это произошло потому, что я росла без отца. В то время я часто бывала в гостях у Оли, можно сказать, не вылезала из их квартиры.

И от близости этого мужчины просто «сносило крышу». Мне он казался тогда необыкновенно красивым и привлекательным. Кроме того, он был очень общительным человеком и удачливым предпринимателем. Мало того, что он постоянно играл с нами, девчонками, — так еще у него постоянно были для нас мелкие подарки. Когда мы играли, он не делал разницы между мной и своей дочкой. А подарки нам с Олей всегда доставались поровну: мне «киндер» и ей «киндер», ей шоколадка — и мне такая же.

Несмотря на занятость, он постоянно находил время, чтобы с нами повозиться. Во время этих игр я постоянно стремилась дотронуться до него, невзначай прижаться. А уж как я на него смотрела! Это была самая настоящая влюбленность. Он и не догадывался, как много значит для меня его случайный взгляд, улыбка, похвала.

Приходя домой, я долго переживала в себе эти ситуации. Я улыбнулась — и он в ответ тоже! Для меня это было целым событием, из которого я в своих мечтах и фантазиях делала самые неожиданные выводы и развивала настоящие любовные истории.

О любви и сексе я уже знала не понаслышке. У мамы в нашей однокомнатной квартире часто бывали «гости». Меня в таких случаях обычно отправляли к бабушке, но это было не всегда. Поэтому кое-что (особенно, когда была помладше) видела вполне подробно. И теперь «примеряла» это на себя.

Мои выдуманные отношения всегда заканчивались сексуальными сценами. Я мысленно раздевала своего «возлюбленного» и раздевалась сама, придумывала всевозможные взаимные ласки и, в конечном итоге, всегда оказывалась под ним, укрытой его сильным, горячим, мускулистым телом.

От этих мыслей я погружалась в приятную полудрему и полночи не могла заснуть. Почему-то постоянно хотелось писать — и каждые 20 минут, к неудовольствию мамы, я бегала в туалет. Самый счастливый день случился у меня, когда мои фантазии почти что превратились в реальность.

В этот день мы затеяли борьбу с Ольгиным отцом. Сначала мы просто его тормошили, потом стали по нему лазить. Это был мой первый плотный телесный контакт с ним — и тепло его тела, запах, прикосновения к коже просто сводили с ума. Я была, как пьяная — громко смеялась, кричала ерунду, прижималась, забиралась к нему на колени и даже на шею, просто-таки облепляла его своим маленьким тельцем.

А потом мы раскрутили его на настоящую борьбу, так что он стал нас по очереди «бороть», укладывая на лопатки, а иногда позволяя г кому-нибудь из нас побороть его. И вот, когда он в первый раз уложил на лопатки меня и накрыл своим телом, возбуждение достигло такой степени, что, лежа под ним, я почувствовала, как влагалище внутри просто задергалось от спазмов. Может быть, это даже был первый оргазм (сейчас я знаю, что влагалище у меня начинает пульсировать само по себе только во время оргазма).

А потом наступил момент, когда уже мне удалось его завалить (конечно, он поддался). Я уже была в таком состоянии, что не думала о приличиях.

Повалив его на пол, я уселась сверху, руками придавив его плечи к полу, а ногами обхватив его бедра. Вагиной же при этом буквально прилипла к месту, где, по моим предположениям, должен был находиться член.

И я его почувствовала! В течение 3–4 минут, пока победителю дозволялось торжествовать над побежденным, я лихорадочно терлась и ерзала вагиной по этому упругому плотному валику, исследуя, ощупывая и запоминая ощущения.

Сколько же они потом дали мне пищи для ночных фантазий!

Уже потом, когда я помногу раз думала об этом событии и переживала его вновь, мне пришло в голову, что он не мог не заметить таких откровенно сексуальных притираний. Но он промолчал! И вовсе не оттолкнул меня!

Значит, был не против?? И тут мои фантазии понеслись вскачь совсем далеко…

Разумеется, все мысли я держала в тайне. Ольгу же я просто ненавидела и завидовала ей не по-детски (хотя внешне вела себя как лучшая подруга).

Когда она начинала капризничать и выражать недовольство папой, я готова была ее убить: дура, как можно не ценить такого человека и вообще не понимать своего счастья — каждый день быть рядом с ним!

С возрастом я, конечно, осознала несбыточность своих мечтаний. Дело даже не в том, что я была малолеткой. Мои подруги в 12–13 лет теряли невинность с взрослыми мужчинами, причем делали это по своей инициативе — сами вешались на них. Я думаю, ни один мужчина не откажется от страстно жаждущей его малолетки — когда видит, что она готова на все (и это дает уверенность, что дело никогда не выйдет наружу).

Я знаю девочек, которые переспали с отцами, отчимами, школьными учителями, влюбившись в них, так же, как и я в Ольгиного отца. Но этот человек был для меня недоступен, хотя бы просто потому, что с ним рядом каждый день находились жена и дочь.

Да, я мечтала о нем, строила хитрые планы, как бы его соблазнить. Если бы подвернулась хоть малейшая возможность, я бы отдалась ему, не задумываясь. Сама бы устроила это дело, и никто бы никогда об этом не узнал.

Сейчас у меня, конечно, другие интересы. Я уже не девственница, у меня есть молодой человек, в сексе я испытала многое. Но иногда я встречаю того человека — Ольгиного отца. Бывшего сумасшествия давно уже нет. Но я всегда чувствую некоторый холодок внутри.

И думаю: если бы он мне сейчас предложил — я бы не отказалась. Хотя бы просто для того, чтобы воплотить в реальность свои многолетние детские сексуальные фантазии. Это, пожалуй, единственный человек, с кем бы я могла изменить своему парню.


3. ПЕРВАЯ ИНТИМНАЯ БЛИЗОСТЬ С ПАРТНЕРОМ

/Как вы начали интимную жизнь? Легко ли было на это решиться? С чего вы начинали? Был ли перед этим долгий период интимных ласк (петтинг, оральный секс) или все произошло сразу и спонтанно? Какие чувства оставило у вас лишение невинности? Можете ли вы сказать, что это стало для вас значительным событием?/

3. _,_I «2 << 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Всегда была ветреной и влюбчивой. Каждый раз мне казалось, что всякий новый Он — навсегда (и даже не столько казалось, сколько я была в этом уверена).

Этот парень был моим ровесником, но выделялся из общей массы. Был вне конкуренции.:) Однако, хотя он и нравился мне, интимной близости с ним представить я не могла. Но потом привыкла, а когда он начал приходить ко мне домой, то поняла, что хочу, чтобы именно он сделал меня женщиной.

Страх неизведанного долго не давал довести дело до финала. Был только петтинг, интимные ласки. Он уже, бедный, отчаялся… а я вдруг разделась и легла рядом.

Первый раз был — никакой… да еще плюс к этому жуткий стыд наутро… Но вместе с этим пришло осознание того, что я любима.

4. Diana, 39 1 << 2 << 3 >> 4 >> 5.

Девственность я потеряла не с любимым человеком, все произошло как-то спонтанно. Наверное, это результат живости характера и чрезмерного интереса к мужчинам. Все произошло на вечеринке, на квартире одного из моих знакомых после окончания школы.

В компании было пять ребят, все старше меня на 3–4 года, и я — одна девушка. Я не боялась оставаться с ними, поскольку всех знала, они не были агрессивными. Кроме того, все относились ко мне очень хорошо.

Несмотря на юный возраст, я была в какой-то степени лидером среди них и всегда «заводила» компанию на разные предприятия (иногда, не вполне благовидные).

Вот и в этот раз именно я раскрутила их на то, чтобы отстоять очередь и купить дешевый арабский бальзам, который вдруг «выбросили» в соседнем магазине. Этот-то бальзам и предстояло нам сейчас выпить.

Через два часа перепились все, и я в том числе. Начались вольные разговоры, а я «трещала» больше всех на любую тему, включая темы сексуальные.

Один из парней заявил, что хотел бы иметь девушку «страшненькую, но сисястую и с кривыми ногами — чтобы лучше обхватывала». Я немедленно вклинилась и заявила, что «и своими прямыми ногами так тебя обхвачу — куда там кривоногой». Парень оторопел, а потом смекнул, видя, что я пьяна, и начал развивать тему.

Стал меня «заводить», издеваться, утверждать, что я вообще сильна только на словах… В общем, попросту брал меня на «слабо». А я, сказавши «А», не могла не сказать «Б». Натура у меня такая — непременно должна доказать свое. А тут еще этот арабский бальзам… В общем, к полному ошалению собравшихся, через двадцать минут препирательств мы поднялись и отправились в другую комнату.

Надо отдать должное парню — в темноте той комнаты он сам попытался меня отговорить, даже стал извиняться. Удивительно, но тем самым он вызвал у меня бурю положительных эмоций (тут уж точно, бальзам виноват!). Я растрогалась от такого благородства чуть ли не до слез, стала обнимать, целовать его, говорить, что он самый лучший. Я и правда так думала в этот момент.

Он растаял под моим напором и поцелуи плавно перешли в раздевание и взаимные ласки. От алкоголя у меня включился какой-то «автопилот», я действовала так, как будто в самом деле была уже опытной женщиной.

Откуда это взялось — понять до сих пор не могу, может быть, какая-то генетическая память сработала. И я, действительно, обхватила его ногами, даже честно пыталась «подмахивать».

Боли я не почувствовала, да и какая боль при такой бальзамовой «анестезии». Мне это все даже понравилось, но вот трепета и чувства значимости от того, что это /впервые/, не было. Я говорю — бальзам вызвал из подсознания какие-то глубоко заложенные рефлексы, как будто я уже не раз это делала. И парень тоже не понял, что лишил меня девственности.

Он так об этом никогда и не узнал. Наверное, правда, потом обнаружил на постели кровь (она была), но уж чему приписал — я не знаю. Наутро, проснувшись, я обо всем прекрасно помнила. Но не было ни стыда, ни сожаления. Просто — это случилось. Ну, случилось именно вот так.

Единственное, чего мне не хотелось, так это того, чтобы парень теперь думал, что имеет на меня какие-то права (не настолько он мне нравился).

Это я ему дала понять при следующей же встрече. А когда прошло еще дня три-четыре, до меня вдруг дошла прелесть моего нового состояния. Теперь я могла доводить свои отношения с мужчинами до какой мне угодно степени близости. Психологический барьер в виде девственности отсутствовал.

5. Valerija, 19 < 2 << 3 >> 4 >> 6.

Можно сказать, я поторопилась, глядя на мою подругу, которая была чуть младше меня. Первый ее секс-контакт случился, когда ей стукнуло 13 лет (в отличие от окружающих нас сверстниц, мы с ней быстро развивались). Я была девочкой поспокойнее, но все же поторопилась, точнее, поторопил пример подруги. Я не была к этому готова, поэтому первые 2 раза в меня просто не могли войти.

Тогда мне было 14–15 лет. Появился комплекс, страх. Но все равно хотелось поскорее расстаться со своей девственностью — и я рассталась.

Почти в 16 лет с незнакомым мне человеком моего возраста. Результат — разочарование. Теперь у меня все ОК, только молодые с тех пор не возбуждают и не привлекают.

7. Anhel, 24 < 3 >.

Мне не о чем особенно рассказать, а вот девственность я потеряла довольно прикольно. У нас была компания — три парня и три девчонки, все время тусовались вместе, ну, и поглядывали друг на друга. Мне было 14.

В компании был парень, который мне нравился. Не то чтобы очень, но девушки всегда поглядывают на парней рядом с ними и прикидывают: могла бы я с ним переспать? Не конкретно, а вообще. Вот из всей компании я могла бы, наверное, переспать только с ним.

Однажды мы сидели у него дома, родители были на даче. От скуки стали играть в фанты на желание. Договорились, что желание не должно сильно напрягать. Я выиграла и назначила ему фант: показать, как он моется. Он начал это изображать — водить как бы мочалкой по телу. Но при этом застеснялся показать, как он моет интимные места. Я стала его подкалывать, говорить, что, наверное, он грязнуля, раз не моет интимные места, что у него там уже блохи завелись, и в таком духе издеваться.

Он разозлился, начал отвечать, что мы договорились играть без унизительных моментов. А я не унималась и продолжала над ним глумиться, говорила, что если он даже понарошку не в состоянии показать — значит, и по жизни нет привычки там мыть. Тут он вообще вышел из себя и заявил, что, раз так, то может сейчас же пойти в ванную и по-настоящему вымыться.

Все стали смеяться и требовать, чтобы он так и сделал. И он пошел! Но при этом заявил, что раз я настаивала, то обязательно должна идти вместе с ним. И мне пришлось идти, хотя сама была уже не рада. Остальные тоже хотели пойти, но он сказал, что фант только мой, и закрыл за нами дверь в ванную.

Злой он был страшно, от злости ему было на все плевать. Не обращая на меня внимания, он разделся, встал под душ и начал мыться. При этом приговаривал: «Хотела- так /на/, смотри!». А я смотрела, и мне это очень нравилось! Но стало стыдно, что я заставила его на это пойти, и я начала просить прощения. Говорила, что все, хватит, я довольна и что была не права. Скоро он оттаял, стал улыбаться и разговаривать уже довольно мирно. А потом как бы в шутку сказал: раз такое дело, то придется тебе тоже мыться, чтобы мы были в равных условиях.

Я не хотела, но тут уже он сам стал меня заводить: мол, он-то смог, а мне слабо, хотя я больше всех «выступала». И я разделась и залезла к нему! И тоже начала мыться. Ванна была тесная, мы с ним оба толкались под душем, приходилось соприкасаться телами, и меня это стало сильно возбуждать.

Потом начались всякие заигрывания: например, мне нужен был шампунь, а он его не отдавал, я тянулась за шампунем и, чтобы достать, было необходимо прижиматься к нему всем телом. А он шлепал меня по попе за то, что я отбирала этот шампунь, и уже сам отнимал у меня мыло и при этом тесно прижимался ко мне.

Меня это завело ужасно и его тоже. Я уже с наслаждением играла в эти игры, мы понарошку кричали друг на друга, как бы ругались, а сами изобретали все новые предлоги, чтобы поприжиматься друг к другу.

Минут через 30 такой возни к нам начали стучать друзья, но мы сказали, что все нормально, и не стали открывать. А еще минут через десять услышали, как хлопнула входная дверь и поняли, что друзья решили проявить деликатность и оставить нас одних.

И это нас еще больше подхлестнуло! Он перестал стесняться возбуждения, и я увидела его эрекцию. Мы стали откровенно обниматься, целоваться, трогать друг друга везде… И еще минут через 15 я стала женщиной прямо в этой самой ванне!:-) И мы оба были просто счастливы!

Потом оделись, вышли из дома, и пошли на улицу, взявшись за руки. Скоро встретили там друзей, и по нашим счастливым лицам все догадались, что между нами произошло!

9. Nikita, 21 1 << 2 << 3 >> 5 >> 6.

Первый интимный опыт был в 17 лет. Партнер все решил за меня. Он вообще был эгоистом: у /меня/ был день рождения и в связи с этим (!!) я должна была «сделать ему маленький подарок» — переспать с ним.

Лишение девственности оставило воспоминание о боли, в голове бился один вопрос: «Когда все это закончится?». Как только «близость» закончилась, я схватила вещи, оделась на ходу и убежала. Доехала до дома на такси. Он так и не понял, что случилось, правда, потом долго просил прощения, сам не зная за что.

Однако и первый оргазм я получила именно с этим человеком, за что ему благодарна. Это произошла буквально в следующую нашу встречу. Он был гораздо внимательнее ко мне, точнее, он начал изучать методично и последовательно — что мне приятно, а что нет, начиная с макушки и заканчивая пяточками.

Все было замечательно. Я поняла, что для близости нужно иметь желание доставить удовольствие любимому человеку, а не только удовлетворить свое собственное.

10. Анюта, 22 < 3 >.

До определенного момента меня невозможно было уломать на интимные отношения с парнями, хотя я со всеми пребывала в прекрасных отношениях.

Такое было ощущение, словно между нами становился барьер, я отталкивала их от себя, ждала чего-то особенного, необычного. Может быть, просто не хватало любви…

С моим первым и безгранично любимым мужчиной мы пребываем в гражданском браке и собираемся пожениться. Он стал моим первым мужчиной по обоюдному желанию, спустя несколько месяцев после признания в любви. Когда я ему сказала, что девственна, он вначале не поверил, а когда понял, что я не шучу, просто обалдел от счастья.

Может, он у меня и собственник, но и любовник восхитительный. Мы длительное время занимались петтингом, но не более того. Не хотелось необдуманно разрушить чудесные отношения. Я обчиталась «полезной» литературы на тему «Как лишиться девственности и не потерять при этом 2 литра крови, впав в коматозное состояние», но, на самом деле, все оказалось совсем не так трагично.

Оказалось, совершенно не больно, а наоборот, ранее не испытанное ощущение его мужского естества глубоко во мне, доставило непередаваемые сладостные чувства. Однако, получилось у нас не сразу.

Мы назначили день, родителям я сказала, что иду ночевать к подружке, а сама отправилась в гости к любимому. Вечером мы, жутко волнуясь, приступили к «делу». К огромному сожалению, у нас ничего не получалось.

Мы как будто поменялись ролями — он жутко волновался, боясь доставить мне неудобство, а я, вместо того чтобы нервничать, совершенно расслабилась и даже искренне веселилась. В конце концов, мы мирно провели остаток ночи, решив попробовать в следующий раз.

Следующий — /тот самый/ — раз случился неожиданно. Он уже собирался домой, но я его не отпустила и стала жарко целовать, пошло-поехало… и все получилось как по маслу. Могу со всей уверенностью сказать, что это стало для меня значительным событием в жизни.

12. Рита, 52 < 3 >.

Вот, читаю на вашем сайте истории девушек, которые жалуются, как тяжело и больно они расставались с девственностью. Поэтому хочу рассказать свою историю, может быть, она кому-то пригодится.

В наше время все было не так, как теперь, когда потерю девственности ни за что не считают. Да и сексуальной распущенности такой не было. Многие парни женились, еще не зная женщины. Так было и у нас с Колей. Я вышла за него замуж по любви девственницей в 21 год. Он был моим ровесником и тоже совершенно неопытным.

Естественно, никто нас в то время сексуальной грамоте не обучал. Я абсолютно не представляла, что же должно произойти в первую брачную ночь, и с волнением ждала этого момента. Из близких мне тоже никто ничего не рассказывал. Только на девичнике накануне свадьбы моя старшая замужняя двоюродная сестра отозвала меня в сторонку и, помявшись, дала совет.

Если ничего не будет получаться, сказала она, плюнь /туда/. И после этих слов наглядно показала, что надо сделать: изобразила, что плюет на кончики пальцев, а потом смазывает там, где надо. Я засмущалась, мне это показалось дико, но совет запомнила.

И вот наступила первая брачная ночь. Помню, как я разделась, надела ночную рубашку на голое тело и легла на кровать. Потом вошел Коля.

Поскольку я ничего не знала и не умела, я решила предоставить действовать ему — пусть делает, что полагается. Но оказалось, что Коля имел о таких вещах только теоретическое представление.

После поцелуев и ласк груди он решил приступить к делу: задрал мне рубашку и лег сверху. Потрогать меня /там/ он стеснялся, поэтому действовал наугад. Позже (уже со смехом) он мне рассказывал, что, как он считал, /там/ должна была находиться натуральная «дырка» (так об этом грубо говорили его друзья), в которую нужно просто суметь попасть.

Естественно, никакой такой «дырки» там не было, и у него ничего не получалось. Я не чувствовала никакого возбуждения и все было сухо. Ноги были едва разведены и губы плотно сжаты. А он, пытаясь найти вход, тыкался своим «концом» куда попало и сильно давил, временами причиняя очень сильную боль, но, естественно, не мог никуда войти.

Помочь себе рукой что-то нащупать и направить ему казалось несолидным (мол, у настоящего мужчины все должно получиться лихо, само по себе). Я тоже ничем не могла ему помочь, поскольку была уверена: он знает, что делает. Только в моменты особенно сильной боли я непроизвольно отталкивала рукой его член, иногда даже просто хватала, уже не стесняясь, и отводила в сторону.

Это мучение продолжалось до самого утра. Прошло, наверное, часа четыре, а ничего еще не было. У меня уже, наверное, /там/ был один сплошной синяк, все болело невыносимо. Коля был совершенно подавлен, член у него уже много раз вставал и падал, он предпринимал все новые попытки и каждый раз с одним и тем же «успехом».

С него слетела вся самоуверенность. Кажется, он не понимал, что происходит, и не знал, что делать дальше. Я тоже была почти в отчаянии, потому что закрадывалась мысль, что, может быть, я сама какая-то «не такая». От отчаяния я вспомнила совет сестры и решила взять дело в свои руки.

Дождавшись, когда Коля после очередной бесплодной попытки уселся на краю кровати спиной ко мне в безвольной позе, я незаметно собрала, сколько могла, слюны, сплюнула ее на кончики пальцев и стала втирать /туда/.

Неожиданно я почувствовала, как губы стали легко расходиться, а мои пальцы заскользили и стали погружаться глубже. Я повторила процедуру со слюной и быстро обнаружила нужное углубление, ведущее внутрь, причем пальцы как бы сами скользили туда, куда нужно.

Я все сообразила, обняла Колю и привлекла его к себе. Не стала дожидаться его действий, сама взяла в руку его член и направила его по нащупанному мной пути. Коля напрягся… и все, наконец, получилось! Была боль, но это было ничто по сравнению с предыдущими мучениями.

Потом мы, конечно, много раз смеялись с мужем над этой нашей первой брачной ночью. Я понимаю, что сейчас молодые люди воспитаны по-другому и знают гораздо больше, чем мы. Но все-таки, если у кого-то в первый раз возникнут проблемы — вот вам совет моей двоюродной сестры.

14. Karina, 25 1 << 2 << 3 >> 5.

Мы стали жить вместе с парнем — это произошло где-то через неделю после нашего знакомства. Иной вариант даже не обсуждался. Мы жили в одной квартире. Спали в одной постели. Вместе ходили и покупали кучу презервативов.

А когда это произошло в первый раз… Это просто произошло. Сейчас я могу сравнить это с каким-то спортивным интересом. Последующие мои опыты были намного приятнее.

17. Olga, 25 < 2 << 3 >> 4 >> 5.

Глупо поступила — считаю, что сделала это очень рано, нужно было позже.

Просто влюбилась, и он меня убедил, что так должно быть. Да, конечно, был длительный период интимных ласк — мы целовались до одури!

Но я к себе его не сразу подпустила — очень боялась чего-то. Один раз даже выгнала из дома — испугалась остаться наедине, когда родителей не было. Он сидел под дверью и плакал. Я с другой стороны тоже плакала, от жалости к нему или к себе — не помню.

В общем, решиться было нелегко — 16 лет было всего! Но все же это случилось. Значительным событием это не стало, не осталось даже впечатления мужской силы, мужского страстного желания. Член у него был вялый, но я же не знала, как должно быть — подумала, что норма.

Больно не было — видимо, девственная плева у меня просто растянулась или порвалась раньше, когда я занималась спортом.

21. Ольга, 20 2 << 3.

Была любовь, волнующая и… болезненная. Я слыла девушкой недоступной, из обеспеченной семьи, очень умной и очень гордой. Поклонников было много, но я никого не могла полюбить. Все заканчивалось для меня поцелуями не ниже области декольте, и каждый мой «роман» длился месяца по три.

Первые отношения с молодыми людьми — естественно, на детском уровне — начались лет с 14, поэтому к 18 годам список был порядочный, но качество подводило: то я влюблялась в интеллектуалов, с которыми, мне казалось, я нахожу общий язык, то стремилась к «плохишам», желая понять их психологию, недоступную моему пониманию. Но ни те, ни другие не смогли меня к себе привязать.

Первая страсть пришла в школе по отношению к абсолютно бесцветному созданию, который, однако, долго не желал мне сдаваться. Были долгие и мучительные «разборы полетов», но в итоге все-таки мы оказались вместе.

Я осознанно и по-деловому подошла к вопросу дефлорации: прочитала несколько статей на эту тему и, так как очень любила своего молодого человека, то сама настояла на нашей близости.

Чувства и ощущения оказались безрадостными, но было бы еще хуже, если бы он меня не любил. Он сам был неопытным, поэтому эмоции полностью были заглушены физиологическими проявлениями. Мне было больно и ничего не хотелось, кроме того, чтобы все это сейчас же закончилось. Он стеснялся, я боялась настаивать на своей активности. При всем этом мы замешкались с презервативами… Комплекс на комплексе — я обнаружила, к тому же, что стесняюсь своего тела, кошмар, да и только.

Но после этого чувства к моему молодому человеку у меня окрепли, мы стали ближе и роднее, я радовалась, что стала женщиной. Меня отпустили мои тревоги — я могла чувствовать себя свободней и раскованней. Если бы не моя ревность, мы до сих пор были бы вместе. Наверняка, наши сексуальные отношения стали бы более радостными, чем то, что мне пришлось получать потом, методом проб и ошибок.

Все другие мужчины поражали меня тем, что, в целом, они были, как правило, очень сексуально безграмотны. Или же, насмотревшись суперпорно, старались изобразить секс-героев, да так, что все выглядело глупо и ненатурально — от этого зрелища вообще ничего уже не хотелось. Либо это были мальчики, которые просто не задумываются о том, что женщина может чего-то хотеть в постели.

22. Kisa, 19 1 << 3.

В 13 лет я познакомилась с молодым человеком, которому было 23 года. Мы начали встречаться. Я обманула его, сказав что мне 16 лет. Я выглядела старше, поэтому он мне поверил и спокойно со мной встречался.

До него я даже ни с кем не целовалась, он был моим первым парнем во всех отношениях. Я стыдилась того, что ничего не знаю, и всячески пыталась показаться опытной. После полугода встреч он начал со мной ругаться из-за того, что мы с ним не занимаемся сексом. Он был намного старше меня, и я понимала, что не могу больше продолжать встречаться с ним «просто так».

Тогда я предложила ему прийти ко мне домой, когда моих родителей не было. Он пришел в надежде на секс. Я была совсем не готова к этому, но в компенсацию сделала первый в своей жизни минет. Некоторое время мой парень наслаждался этим, а я приобретала все больший и больший опыт. Я стала получать оргазм от того, что делаю минет. Но ему вскоре это надоело и он попросил большего. Он хотел, чтобы я ему отдалась. Я не смогла этого сделать, потому что боялась боли и опасалась беременности.

Моему парню это не понравилось, и он бросил меня.

Через несколько недель наша семья переехала на другую квартиру, поменялся телефон. Я не знала ничего об этом парне около 3 месяцев. Но однажды пошла в магазин с родителями и увидела его. Мы снова начали встречаться, но теперь я уже серьезно думала о том, чтобы отдаться ему.

Я не любила его и особо не страдала, когда он бросил меня, но почему-то думала, что если я не сделаю этого с ним, то останусь старой девой. В общем, пригласила его к себе домой и отдалась ему. Мне было очень больно, я плакала и умоляла его перестать, но он не останавливался.

Как только он закончил, я пошла в ванную отмываться, чувствуя себя очень грязной. Потом было долгое кровотечение и сильно болел низ живота. Я не могла с ним разговаривать и выгнала его. Он ушел, довольный, не сказав ни единого ласкового слова.

После этого мы встречались примерно раз в месяц, чтобы заняться сексом.

Расстались 3 месяца спустя, а затем, буквально через неделю, я познакомилась с тем парнем, с которым встречаюсь до сих пор. Мы с ним занялись сексом в первый же вечер. В апреле у нас была годовщина — 5 лет вместе. И мы очень счастливы.

Я забыла про своего первого парня. Я не считаю, что сделала ошибку, но и не хочу о нем вспоминать. Мы никогда не любили друг друга.

23. Юлия, 20 1 << 3.

Это я не забуду никогда! Сексуальное влечение я начала испытывать уже в девять лет, когда впервые испытала оргазм при помощи мастурбации. Тогда же у меня начала расти грудь. В 11 я уже была оформлена как 16-летняя девушка.

Мальчишки постарше проявляли живой интерес к моему телу, разговоры с ними меня возбуждали, даже если они носили совсем невинный характер.

Когда мне исполнилось 14, мама отправила меня погостить к деду на летние каникулы в Крым. Живет он в Симферополе. Не совсем у моря, но все же… Я поселилась у него на квартире. К морю за полтора месяца удалось выехать всего два раза. Практически, все время я проводила во дворе со здешними мальчишками.

Известно, что коренные не любят «москалей». Но я на себе их нелюбовь не ощущала. Сказала бы больше: каждый из них норовил уложить меня к себе в постель. Я флиртовала, но ни одного к себе близко не подпускала. Мне хотелось романтики, любви.

Был во дворе один молодой человек, звали его Сергей. Он был очень хорош собой, романтичен, галантен со мной. И я влюбилась. Решив, что он именно тот, кого я ждала всю жизнь, я сама предложила ему переспать. Он, как ни странно, долго отпирался, говорил, что не может взять на себя такую ответственность. Но, в конце концов, согласился.

На следующий вечер мы собрались ночью в лес. Взяли с собой бутылку воды и отправились в путь к моей взрослой жизни. Было около 11 часов вечера, и в лесу было хоть глаз выколи. Но он, как опытный лесничий, вывел меня на ярко освещенную луной поляну. На поляне стояли две сосны, между которыми была прибита толстая доска. Вот на этой лавке и началась другая Я.

Он медленно раздел меня. И аккуратно положил на доску. Она была очень толстая и хорошо отшлифованная. Он долго целовал, говорил ласковые слова, я вполне расслабилась и ждала… Когда он разделся, я сначала испугалась что /он/ просто не войдет в меня. Но я жаждала этого, с ума сходила от вожделения. И, наконец, это произошло. Совсем не так быстро, как он мне говорил, но было это великолепно.

Прошло уже много времени, а я никогда не забывала Сергея. И до сих пор он остается для меня самым лучшим, самым неповторимым мужчиной на свете.

24. Oksi, 30 1 << 2 << 3 >> 5.

Девственности меня лишил муж. Прямо, как «в старые добрые времена» — после свадьбы. Правда, не совсем так, как это обычно принято.

Дело в том, что я очень боялась полового акта. В первую брачную ночь сослалась на месячные. И еще пару недель тоже под разными предлогами увиливала. Я понимала, что это неизбежно, но такова психология (пусть лучше это случится потом, не сейчас…). Муж сердился и мрачнел, я видела, каким он стал раздражительным, но ничего не могла поделать со своей трусостью.

Но вот в один прекрасный день мы с ним отправились в кафе, где хорошо «посидели». Потом сильно «добавили» дома, муж не уставал наполнять мой бокал и так старался, что в какой-то момент я отключилась совсем.

А наутро проснулась с чувством боли между ног. Постель была в пятнах крови. Рядом лежал муж и довольно ухмылялся. Вот так. Момент лишения себя девственности я попросту проспала…

25. Элли, 33 1 << 2 << 3 >> 5.

Чего я не могу понять до сих пор — как могло такое случиться. В 17 лет у меня был первый «настоящий» роман с парнем. Любовь-морковь, первые признания… Каждый день в обнимку, поцелуи, романтика… Дело неумолимо приближалось к первому сексу. Правда, я очень боялась этого, но все уже было как бы решено — только места подходящего не находилось. Ждали случая, чтобы устроить праздник…

И тут я возьми и перепихнись с отчимом. На ровном месте. Причем инициатором стала я сама. Он мне нравился «вообще» — красивый мужчина, интересный, ко мне относился замечательно. Да, меня тянуло к нему, но тоже «вообще», о сексе с ним я никогда не думала.

А тут пришла после очередного свидания со своим парнем, вся в таком приподнятом настроении, аж распирало от счастья. Счастье просто рвалось наружу, хотелось выплеснуть его… ну, я подошла сзади к отчиму, который сидел в кресле, обняла его, прижалась грудью к его затылку… И ощутила возбуждение!

Что-то меня дернуло, я перебралась к нему на колени, стала тормошить и ластиться, потом поцеловала в губы… Стоит добавить, что я с самого начала была в трусах и лифчике… он тоже по случаю жары был только в шортах… Короче, через полчаса мы очутились на ковре в объятиях друг друга… И вес произошло легко и просто. Боли я практически не заметила — мой партнер оказался, как я могу сейчас оценить, профессионалом.

Гораздо хуже было потом, когда нам все-таки удалось уединиться с возлюбленным. Тот мучился минут 30, прежде чем сумел найти вход, и меня всю тоже измучил. С ужасом думаю о том, что, если бы, ко всему, я еще и оставалась девственницей…

Сейчас, когда я об этом вспоминаю, мне кажется, что тогда /из подсознания выполз какой-то древний дремучий инстинкт самки — искать для первого покрытия самого опытного самца/. Может быть, поэтому я потом не слишком переживала из-за случившегося — просто была в шоке и не могла поверить сама себе. Но стыда и отторжения не было.

27. Крапива, 26 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Впервые я подумала реально о сексе где-то лет в 15, мне кажется. Мой друг, который меня очень любил, постоянно целовал меня, обнимал, был очень нежным и ласковым. Мы встречались примерно год, пока я не стала задумываться о том, что, может быть, пора уже переступить черту… А решиться на это было очень сложно, меня так мама воспитала…

И вот как-то раз у меня дома, когда мама была в командировке, мы сидели вдвоем. Все было, как обычно, ужин, общение, ласки… и я решилась. Мне было очень хорошо, совсем не страшно, он был очень ласковый, терпеливый, нежный. Правда, он меня обманул, сказал заранее, что я у него не первая женщина, чтобы показаться более опытным.

Все прошло как нельзя лучше. Мне было совершенно не больно, я даже думаю, что у меня никогда и не было девственной плевы, он просто вошел в меня и все… сразу стало приятно. Это продлилось очень долго, и мне это понравилось.

Потом я позволила себе оральный секс и ему тоже (обменялись «любезностями»), в общем, мы были совершенно раскрепощены, свободны в постели. Я думаю, все произошло так удачно, потому что мы долго готовились (целый год). Наутро меня грела мысль, что я теперь женщина.

Мне это состояние нравилось, хотелось вновь и вновь это почувствовать.

31. Sunny, 21 1 << 3.

Моя интимная жизнь началась чуть больше месяца назад. То есть это случилось в 21 год! Я считаю, что это довольно-таки поздно, хотя девственность меня никогда не тяготила и я не ставила перед собой, как многие, специальной цели ее лишиться.

Конечно, хотелось, чтобы это случилось по любви. Но, на самом деле все произошло совершенно неожиданно для меня в ночь с 31 декабря на 1 января в другой стране, где я встречала Новый год. Тогда я просто почувствовала, что /вот они пришло/… и неудержимо захотела одного молодого человека. Перед этим были поцелуи, но мне они даже не требовались — хотелось, чтобы он побыстрее, немедленно вошел в меня, очень хорошо помню это ощущение. Все прошло прекрасно, хотя оргазма я не получила (правда, я знаю, что такое оргазм, только по мастурбации).

Наверное, очень важно для девушки просто дозреть морально для сексуальных отношений. Потому что, если будешь готова морально, то и боли не будет (по крайне мере, у меня ее практически не было — так, чуть-чуть). Но настолько захватывало возбуждение, что этого не замечалось!

Я не считаю это знаменательным событием, это просто произошло — и все.

Сейчас, честно сказать, я даже рада, что меня с этим человеком ничего не связывает (хотя я ни о чем не жалею!). Мы остались друзьями и переписываемся, но меня к нему не тянет абсолютно.

32. U11A, 23 1 << 3 >> 4 >> 6.

У меня все началось довольно поздно, когда все подруги уже набрались опыта, а кое-кто успел завести детей. После крайне несчастной любви познакомилась с мужчиной старше себя на 11 лет. Обходительный, на красивой машине. Мы встречались три недели, в течение которых он ко мне ни разу не прикоснулся. Ни одного поцелуя. Говорят, опытные мужчины чувствуют девственниц. А у него женщин было около трех тысяч (!!!), как мне потом сказали.

Подвернулся удобный случай, мама уехала на два дня, и я пригласила его к себе. Была еще и моя подруга. Мы много пили на брудершафт, а потом решили посмотреть DVD неприличного содержания. Я сильно возбудилась. Моя подруга к тому времени уже крепко спала, а мы примостились рядом.

Я помню его слова: «Боже мой, как я хочу тебя!». Я молчала. Он все понял и сказал только, что если я скажу «нет», он не прикоснется ко мне, оденется и уйдет. Я сказала «да»… Дальше помню, как я лежала на спине и выполняла его «указания» — расслабься, девочка, ножки выше, вот умница; потом на боку тоже самое… Он целовал меня и что-то говорил.

Я чувствовала тупую боль от того, как что-то большое входит в меня, но ни разу не издала ни звука. Потом был минет (тоже впервые), и весьма удачно — по крайней мере, он кончил. После этого мы еще какое-то время лежали в обнимку, а затем он ушел.

На следующий день я «летала на крыльях» от радости. Я стала женщиной! А он передал через подругу, что секс — еще не повод для знакомства и серьезных отношений не последует. Мы встречались еще несколько раз, но это было уже не то…

34. Valeri, 26 < 3 >.

Возможно, мне не поверят, но я оставалась девственницей до 24 лет. При этом я внешне очень даже ничего. Флирт и интрижки были постоянно, но дойти до конца ни с кем не тянуло. Максимум, что я позволяла, это целовать грудь и трогать себя через трусики. Мне это было приятно и даже очень возбуждало, но вот от постели я под разными предлогами отказывалась. Конечно, поклонники у меня долго не держались, но зато быстро находились новые. Мне нравилось такое состояние постоянного флирта.

После института я устроилась на работу в крупную фирму. Там тоже быстро нашлись поклонники. Особенно меня добивался сотрудник из моей комнаты, серьезный мужчина 38 лет. Он недавно развелся с женой, жил один в однокомнатной квартире и постоянно приглашал к себе в гости. Он не скрывал, что хочет со мной переспать, так прямо об этом и говорил.

Мне он был симпатичен, с ним было очень интересно общаться и вообще с женщинами он обходиться умел, и это было приятно.:)) Я с удовольствием с ним кокетничала, разрешала всякие приобнимания и похлопывания, но насчет «в гости» у меня всегда была одна и та же дежурная отговорка:

«Что вы. Олег Петрович, я же девственница!». Он, конечно, воспринимал это как шутку, как кокетство, или вежливый отказ. С моей раскованностью девственницей меня не смог бы назвать никто. Откуда ему было знать, что я и в самом деле девственница!:)

Время шло, и он, похоже, стал в меня влюбляться.:) Поэтому стал в отношении меня очень внимателен и наблюдателен. И однажды понял, что я, может быть, говорю правду. Помню этот разговор, который случился у нас однажды после работы, когда все ушли, а мы остались попить кофе. Очень задушевный был разговор о жизни, мне было с ним легко и доверительно.

И когда он сказал: «Я уверен, что ты и в самом деле девственница», я не стала врать и кокетничать, а искренне подтвердила, что так оно и есть.

Тогда он сказал: «Все равно тебе придется когда-нибудь стать женщиной.

И, чаще всего, такое важное событие происходит на скорую руку, как бы между прочим. Поэтому в памяти остается только боль и разочарование.

Хочешь, я сделаю так, что это тебе запомнится на всю жизнь, как самое яркое воспоминание?».

Этот разговор был главным, после него я всерьез стала задумываться о том, что пора лишаться невинности. И предложение Олега Петровича у меня стояло на первом месте. Тем более что только ему я открылась, что я девственница. Он тем временем иногда мне об этом предложении ненавязчиво напоминал.:) И однажды — уговорил (как сказал Глеб Жеглов.:))

Был назначен день, час и я приехала… Это было нечто! Вся квартира была в цветах. В комнате был расстелен по всему полу огромный серебристый ковер с мягким ворсом толщиной сантиметров в пять. Свет был выключен, но комнату освещали свечи, которые были расставлены повсюду, а подставками служили настоящие апельсины. Запах апельсинов и свечей создавал непередаваемый аромат. Играла очень приятная ненавязчивая музыка. Он принес дорогое шампанское, шоколад, фрукты. Мы устроились на ковре и стали беседовать о разных пустяках. Он не торопил события, давал мне привыкнуть к обстановке. Очень быстро я освоилась и стала чувствовать себя совершенно непринужденно. От шампанского кружилась голова, я смеялась и кокетничала с ним, заходя в своем кокетстве все дальше.

Мне уже самой хотелось начать то, для чего я пришла. Я пожаловалась на то, что жарко от свечей и попросила разрешения снять блузку. Он, конечно, разрешил — и тут же попросил разрешения самому снять с меня бюстгальтер. И получил такое разрешение.:) Он стал ласкать и целовать мою грудь, очень опытно и нежно возбуждал соски, потом разделся до пояса сам, стал прижимать меня к своей груди, целовать в губы… Но при этом никуда не торопился. Мы выпили еще шампанского, снова поговорили (но я вся уже была в ожидании продолжения).

Потом он предложил чувствовать себя совсем свободно и раздеться полностью. Мы разделись, и я не чувствовала никакого смущения. Мы лежали обнаженные друг напротив друга, пили шампанское, разговаривали и смотрели друг на друга во все глаза. Он мне очень понравился обнаженный.

Потом Олег лег рядом со мной и снова начал ласкать, уже не только грудь, но и все остальное. Расслабившись и слегка раздвинув ноги, я позволила ему трогать там, где он хочет. Я уже вся «промокла», но совершенно этого не стеснялась. Наоборот, было приятно чувствовать себя возбужденной и ощущать, как его пальцы проникают… туда, куда я еще никого не пускала.

Чувствовала его член, плотно прижатый к моему бедру, ощущала его пульсацию и немного боялась, что будет, когда он войдет в меня… Но, когда это произошло, не было никаких неприятных ощущений. Он «вошел, как по маслу», и у меня возникло очень новое и волнующее ощущение «наполненности» (я бы так сказала). Все длилось недолго, несколько минут. Он вышел из меня и кончил рукой мне на живот, чтобы у меня не было сомнений по поводу беременности.

После этого долго и ласково целовал, говорил очень нежные слова, поздравлял. Мы сходили в ванную и вымыли друг друга, а потом он неожиданно подарил мне тоненький золотой браслетик-цепочку на запястье!

Сказал, что это будет его «знак» на моей руке.

Меня переполняли гордость, счастье и признательность к этому человеку. И хотя у меня немного саднило /там/ после разрыва плевы, я сама предложила ему повторить (я видела, что он не насытился). И в этот раз все было дольше и чувственней. Мы немного поспали, и ранним утром я стала собираться домой. Он предложил отвезти меня на машине, но мне хотелось побыть одной и насладиться своим счастьем. Он собрал все цветы, которые я смогла унести. — получилась огромная охапка.

Я шла теплым солнечным майским утром по полупустым улицам Москвы, уткнувшись в свою охапку, то улыбаясь, то сглатывая слезы счастья. И вновь и вновь переживая все вчерашние волнующие моменты.

Эта ночь изменила меня полностью. Она напрочь «выбила» из меня тягу к пустому флирту и заигрыванию. Я оценила прелесть настоящего секса — с мужчиной. И желательно, именно с НИМ:). В общем, мы стали постоянно встречаться. Но теперь уже не «встречаемся». Потому что я только что вышла за него замуж!!!:))))))

36. Красивая, 22 3 >> 5.

Да, наверное, все девушки помнят, как это произошло. Моим первым мужчиной стал взрослый человек 50 лет, друг моего отца. Об этой ночи я мечтала 3 года. Лишилась девственности в 21 год!

Я его обманула и сказала, что не девственница. Сказала правду, только когда мы оказались в постели и ему уже некуда было деваться. Он сначала замолчал, приподнялся, посмотрел в сторону, а потом резко повернулся и начал целовать, но не в губы — а все тело, как будто благодарил меня за то, что я сохранила себя для него. И на самом деле так оно и было — я берегла себя для него. Помню, он все повторял: «Милая моя, хорошая…» Он все сделал, как нужно.

Однако я знала, что он не любил меня. Поэтому больше мы с ним не были вместе и даже не остались друзьями. Таково было мое решение.

38. vlublennaya, 21 1 << 3 >> 4 >> 5.

Первый курс университета. Все дозволено и разрешено. Никакой слежки, крутой факультет, дети крутых родителей. Надо сказать сразу: я девочка яркая и от недостатка мужского внимания никогда не страдала.

Тут появилась у меня подруганка — оторви и выбрось — родительского авторитета не признавала (всю жизнь сама себе была предоставлена), с деньгами вообще не знала что делать. Приходит она как-то на лекцию и говорит, что она /это/ только что сделала с любимым человеком (типа, все красиво). А у меня откуда-то появилась установка, что первый мужчина должен быть малознакомым. Чтобы никакой романтики — лечь с ним исключительно ради потери девственности и больше никогда его не видеть.

Так и вышло — в декабре на первом курсе (мне уже исполнилось 17) я познакомилась с Алексеем. Долго я не думала — на второй день знакомства я и потеряла невинность — в машине на заднем сиденье. Это был не первый опыт, я уже играла в игры с мужчинами лет с 14, но далеко дело не заходило. Об этом помню — было больно и удовольствия никакого. Так я и не поняла, зачем мне нужен парень, если у меня самой лучше получается.

Думаю, что в тот раз я не потеряла ничего и не приобрела. Женщиной в моральном смысле я стала гораздо позже. Через год после этого моего первого опыта были еще случайные связи, но опять же — не потому что я этого сильно хотела в сексуальном смысле, а просто из любопытства или из необходимости.

Много чего было… Мне кажется, можно книгу об этих моих похождениях написать — и смешно было бы, и очень грустно, и даже страшно иногда…

39. Egoza, 18 < 3 >.

Два года назад летом мы отправились в поход. Мне исполнилось 16 лет. Мы обожали ролевые игры по мотивам старинных легенд. Когда приехали, разделились на группы. Это зависело от выбранного сюжета. Мы еще раньше договорились с парнем, что будем вдвоем играть сюжет о Рыцаре и его Верном Оруженосце. Парень был старше меня и мне он очень нравился. Я была, конечно. Оруженосцем.:-)

И вот мы вдвоем отправились в поход по своему пути к назначенному месту встречи с остальными. Шли несколько дней, ночевали вместе в палатке, питались тем, что было и что могли добыть сами. Поход был труден, но мужественный и суровый Рыцарь уверенно вел к цели, преодолевая все препятствия. Места вокруг были изумительной красоты, вечера — чудесные…

И мое восхищение Рыцарем все росло и росло.:-) Наконец, в последний день мы остановились на берегу красивейшего лесного озера. Было решено перед встречей с остальными искупаться и постираться.

Конечно, рыцарям неведомы предрассудки, и поэтому купаться мы пошли обнаженными. Я тогда впервые увидела голого мужчину. И он был прекрасен.

Когда он вышел из воды, красивый, как молодой Бог, меня пронзило чувство счастья и восторга — просто до слез. Мне так хотелось выразить свое восхищение! Я подбежала к нему, упала перед ним на колени, обняла и стала покрывать его тело поцелуями. При этом несколько раз попадала… сами понимаете куда, поскольку /это/ было как раз на уровне моего лица.:-)

Но меня это совсем не смущало. Он возбудился моментально, и хотя глаза мои были прикрыты, я чувствовала, как горячий член все время прикасается к моему лицу и норовит пройтись по губам, а сам Рыцарь дрожит и тяжело дышит. У меня не было никаких колебаний, я твердо знала, /что/ должна сделать и хотела этого.

Я много слышала от подруг об оральном сексе и представляла себе технологию. Это считалось в наших кругах почти нормой — лучший способ для девчонки сделать своему парню приятное. И вот мне предстояло сделать это в первый раз. Я была просто горда от этого своего дебюта и сделала все как надо.:-) И даже скажу, что это мне понравилось. Понравилось ощущать свою власть над ним в этот момент, чувствовать его желание и дрожь, мучительные судороги его оргазма.

Но вот то, что было дальше, мне совсем не понравилось. Кончив, он несколько минут приходил в себя, а потом… преисполнился гнева и возмущения. Он обзывал меня шлюхой, говорил, что я испортила своим Б…СТВОМ такую хорошую игру… В общем, изо всех сил изображал из себя Благородного Рыцаря, которому неведома земная грязь. Больше мы с ним не разговаривали, я приехала домой в шоке и в слезах. Так опустить — из любви и эйфории — в проститутки…

Больше я с ним не встречалась и не встречаюсь с другими парнями — не могу побороть комплексы. Я до сих пор не могу понять, почему у мужчин может быть такая реакция на искреннее чувство?..

Но вот я несколько раз перечитала написанное, и мне пришла в голову простая мысль. Если ему это было так противно, отчего же он не оттолкнул меня сразу? Почему он, гад, все-таки сначала кончил и только потом заявил свою претензию?

И теперь я считаю, что он ничуть не лучше меня. Ничуть. И спасибо вашему сайту за то, что я смогла выговориться и натолкнуть себя на эту мысль.

Теперь, я думаю, мне будет проще общаться с мужчинами. Как-нибудь обойдусь без Благородных Рыцарей.

40. Gulbadam, 24 < 3 >.

До сих пор вспоминаю этот интересный переход в моем психологическом состоянии, когда я почувствовала себя женщиной. Наутро у меня выпрямилась спинка, поднялись брови, и я стала свысока смотреть на девушек-коллег, ведь я знала больше чем они!

Кому-то покажется, что произошло это несколько поздно — в 23 года, но я была горда. У нас, мусульманских женщин, допустить сделать это до свадьбы сродни собственной казни. А я — сделала. После долгих уговоров, кольца в подарок и знакомства с его родителями.

Я до сих пор постоянно вспоминаю этот день, момент. Наверное, от самых первых ощущений и будет зависеть, полюбишь ли ты секс вообще. Мы были на квартире у его друга, предоставленные сами себе, и наслаждались телами друг друга. Я не была пьяна, все понимала, скорее, была напряжена.

Думала о папе — что будет, если он узнает? Может и из дома выгнать, и отказаться. Хотя наша семья не отличается глубокой религиозностью, но…

Мусульманские традиции велят свято соблюдать девственность девушки до свадьбы, а в первую брачную ночь молодоженов со стороны жениха сопровождает, так называемая, «енга» — женщина, которая должна удостовериться в невинности невесты и сообщить об этом родственникам с обеих сторон.

Мое напряженное тело не давало ему войти в меня с первого раза. Он уложил меня на спину, подложил под мои ягодицы подушки, целовал по всему телу, умоляя расслабиться. Я вспотела от волнения. Было четыре попытки разорвать мою девственную плеву, я сильно устала, но отказываться от намерения не собиралась.

Это, наконец, произошло, когда я сама сильно-сильно захотела; только тогда он смог войти в меня. Вначале я этого не поняла, потому что после моего слабого стона он просто остановился. Но он был во мне, и я помогала ему робкими движения телом вверх-вниз, как я видела это в фильмах. У меня был настоящий половой акт. Нет, оргазма не было, было просто удовлетворение, поднялась самооценка, что ли.

Ведь я поступила вопреки запретам — никто в семье и на работе до сих пор не знает, что мы близки. Удивительное чувство, которое, возможно, я опишу своей дочери перед ее первой брачной ночью после свадьбы.

41. Ассоль, 221 << 2 << 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Невинность я потеряла в 16 лет. Кандидатуру партнера я подбирала долго, обдумывала еще дольше. В конце концов остановила выбор на мальчике, с которым встречалась уже год, а знала его лет пять (живем в одном подъезде).

По правде сказать, он начал «подготавливать» меня к этому намного раньте, но я решила: сделаю /это/ только тогда, когда сама захочу! Так и случилось: он уже потерял было надежду и смирился с тем, что придется «ждать до свадьбы». Но тут я приняла решение и выбрала день, когда мама уедет к бабушке в другой город, а я останусь одна дома.

Этот день я захотела обязательно приурочить к какому-нибудь празднику. Я была уверена, что я у него не первая, поэтому считала, что он потом забудет обо всем и «событием» это останется только для меня. А мне хотелось, чтобы он тоже помнил об этом всю жизнь!

Поэтому я рассудила так: обычный день забудет, а вот в праздничный день волей-неволей вспомнит. Мне казалось, майские праздники лучше всего для этого подойдут — вроде и не такой уж грандиозный праздник, а когда услышит лозунги (типа «С 1 мая! С днем трудящихся!»), то вспомнит (а что, тоже труд, как-никак!:)).

Ну, вот так и отмечали потом «праздник» (а никто из друзей не мог понять, что же мы такое празднуем:)). Сейчас мы уже расстались, но до сих пор на 1 Мая я получаю открытку. Обычно пустую, но я-то знаю, от кого она и что означает!..

42. Вика, 21 1 << 2 << 3 >> 4 >> 5.

А впервые я попробовала оральный секс в 14 лет на дне рождения подруги, когда мы всей компанией были одни без родителей. Мы выпили, было весело, танцевали. Потом с одним парнем пошли курить в кухню.

Там он стал ко мне приставать и трогать за грудь. Я даже позволила ему расстегнуть кофточку, и он стал целовать мне соски. Это было впервые и очень меня возбуждало. Особенно то, что в кухню в любой момент могли войти и все увидеть. А я, как в фильмах, стала гладить его через брюки и почувствовала, как он возбудился. Он стал говорить: «Пойдем в ванну», а я уже была готова к этому. Мы договорились, что если кто-то будет стучать, скажем, что мне плохо.

Мы закрылись на задвижку, и я сама расстегнула ему брюки и наконец получила то, что давно хотела. Я очень старалась и стала применять все, что уже успела узнать. Жаль только, что парень не выдержал и кончил практически сразу.

В этот первый раз я даже не успела прочувствовать все это по-настоящему.

Но была очень горда собой и рада, что /это/ наконец случилось и я стала взрослой.

Этот парень (Юра) рассказал все потом своим друзьям и расписал мои способности в таких красках, как будто у меня уже огромный опыт. Он-то не знал, что я мечтала о минете с 11 лет!

45. Марина, 19 < 3 >.

Когда я первый раз переспала с мужчиной, мне было 18 лет. А ему 30.

Произошло все очень просто. Мы с моей подругой, тоже девственницей, пошли в один ночной клуб, где и познакомились с двумя мужчинами. Слово за слово, коктейли за их счет, и в итоге мы поехали к ним на дачу в пригороде под предлогом посмотреть рассвет на море.

На даче все вдруг резко разошлись по парам и по комнатам. Я осталась с Максимом (так его звали, насколько я помню). Он разделся и лег в кровать, а я, не раздеваясь, легла рядом. Не могу сказать, что я тогда не имела ни малейшего понятия о том, что такое секс, но как-то не могла представить, что сейчас с ним пересплю. Причем мой внешний вид не соответствовал внутреннему — на девственницу я похожа не была. Поэтому его, должно быть, удивляли мои неумелые действия.

Когда после минета, ланета и всех прочих ласк он в меня, наконец, вошел, мне стало больно. Я попыталась его оттолкнуть, но у меня не получилось.

Больно было всего пару секунд, скорее было очень непривычно чувствовать внутри себя что-то. Когда он кончил и мы поднялись, то увидели на простыне кровь, и мне почему-то стало стыдно.

Максим отправил меня в ванну, а сам стал убирать постель. В соседней комнате я увидела свою подругу с другим парнем и поняла, что ее тоже только что сделали женщиной. Когда Максим привез нас домой, он попросил записать его телефон и перезвонить попозже. Я. конечно, записала, но знала, что не буду звонить. Он мне тогда сказал: «Девочка, ты себе не представляешь сколько у тебя еще будет мужчин после меня!». И оказался прав на все 100 %!

Я думаю, мне повезло, что моим первым мужчиной оказался не неопытный мальчишка, а взрослый и умелый человек, который не отбил у меня желание секса и все сделал правильно. Максима я больше никогда не видела, хотя не отказалась бы сейчас случайно встретиться с ним в каком-нибудь клубе и хорошо провести время.

46. Любовь, 21 2 << 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Мне было тогда 14 лет. Лето, день, родители на работе. Он привел меня к себе домой. Я знала, зачем шла, хотя мы и словом не обмолвились об этом.

Он посадил меня на кровать, я страшно волновалась, что сделаю что-нибудь не так или внутри не такая, какая должна быть. Он раздел меня довольно уверенно.

Хотя ему было всего лишь 17, он чувствовал себя взрослым и опытным, т. к. у него это было не впервые. Я первый раз увидела мужской член. Я никак не пыталась его возбудить, у меня было мнение, что женщиной должны пользоваться, а не она получать удовольствие. И речи не могло быть о том, например, чтоб взять его член в руку. Я выглядела, наверное, страшно испуганной и все время молчала. В сравнении с моим теперешним поведением в сексе вспоминать это очень смешно.

Потом он спросил: «Как будем?». Я пожала плечами, т. к. у меня от волнения, наверное, отнялся язык. Он перевернул меня на спину и без всяких церемоний вошел внутрь. Больно мне не было абсолютно, т. к. девственности я лишила себя, как поняла позднее, во время своих самостоятельных развлечений. Он двигался во мне минут 10–15, просто и однообразно, а я пыталась понять хорошо мне или нет. Какая-то штука ездила во мне туда-сюда, не вызывая никаких эмоций. Потом он схватил меня сильнее, шумно дышал в ухо и, как оказалось, кончил.

Потом я с распахнутыми глазами смотрела на его член в презервативе со спермой внутри и не могла понять, что это там такое и откуда оно взялось. Нет, я, конечно, не была настолько необразованной, чтоб не знать, что это сперма, но, судя по книжкам, полагала, что ее должно быть

5-6 мл.

Подумала, что это что-нибудь другое, так как было ее очень много. Может, это что-то из меня? Может я чем-то болею? В общем, я потом сторонилась этого парня долго. Он встал, пошел в ванную, а когда вернулся, я как раз застегивала лифчик и думала: «О боже, какой ужас, что мне всю жизнь придется это делать при мужчине!» (в смысле надевания нижнего белья).

Никакого восторга во мне лишение невинности не вызвало. Но я долго с гордостью осознавала, что я — женщина! И не более. А потом… захотелось сделать это еще раз! Причем с другим партнером.

Во второй раз я не чувствовала себя смущенной, я чувствовала себя опытной! И тут мне пригодились собственные познания своего тела. Второй мой мужчина пришел в восторг!

47. Анюта, 24 2 << 3.

Почти все девчонки пишут, как им не понравился их первый раз, а я читаю их ответы и не могу с ними согласиться. Потому что о первом своем интимном опыте у меня остались только приятные воспоминания. Наверное, из-за того, что я уже была морально готова, даже мечтала об этом. Тем более что мы любили друг друга.

Мне тогда было 18 лет. Мы давно признались друг другу в любви. И я знала, что любовь без секса неполноценна. Поэтому ждала от своего парня решительных действий. Нам помог день рождения моей подруги. Мы хорошо повеселились, от выпитого пива я совсем раскрепостилась, при всех целовалась со своим парнем, даже уселась на него верхом, а когда это сделала, то почувствовала, как он возбудился от моих поцелуев. Я чувствовала его «боевую готовность» и прижалась к нему всем телом. Через джинсы я ощущала, как мой клитор касается его члена. Это вызвало во мне страсть, и я стала тереться клитором о член. Было так приятно… А мой парень просто дрожал от возбуждения.

Вечером, когда все стали расходиться, он пригласил меня к себе домой. Я согласилась, т. к. чувствовала, что /это/ произойдет именно сегодня и я, наконец, распрощаюсь со своей девственностью, которая, честно говоря, мне надоела. Как только мы пришли к нему, он начал меня целовать, говорить, что любит. От его ласк я растаяла, как мороженка.

Через мгновение мы оказались на кровати. Я почувствовала его сильное тело, такое горячее, возбужденное. Потом закрыла глаза и ощутила, как его плоть входит в меня. Сперва не больно, потом резкий толчок (будто укол иголкой, когда берут кровь из пальца), потом сладкое чувство присутствия внутри меня моего любимого. Мой парень лишил меня девственности так ласково… Я его люблю.

49. Лиза, 16 1 << 3 >> 4.

Первый раз это произошло не так уж и давно, четыре месяца назад. Мне было 16, ему 19, и я не была его первой девушкой… К тому моменту мы знали друг друга два месяца.

В первые встречи он катал меня на машине, потом увозил в какое-нибудь тихое место, мы откидывали сиденья и долго целовались… Каждый раз продвигаясь все дальше и дальше… Точнее, он продвигался. Я очень сильно стеснялась, да и не хотелось мне его возбуждать, так как переходить к сексу с ним не собиралась… В какой-то день он попытался расстегнуть мне брюки, но я решительно остановила его — у меня была серьезная причина — месячные… Через день после этого он пригласил меня к себе домой.

Когда я собиралась к нему, старалась не думать о том, что может произойти… Я понимала, что события развиваются чересчур быстро, и не хотела этого. Но, тем не менее, пошла. Мы смотрели телевизор, лежа на огромной родительской кровати. Потом начались ласки…

Месячные у меня кончились, я не стала врать… Он попытался снять с меня брюки. Сначала я протестовала, но он все же уговорил меня. Якобы, только брюки… Ну, а потом полез дальше… Тут я уже начала препираться. Он уговаривал, спрашивал, почему я не хочу… Я выдумывала тысячи нелепых отговорок, но при этом смеялась… Видно было, что он безумно меня хотел…

В конце концов, я согласилась. Он поминутно спрашивал, уверена ли я… А я молчала… Первый раз было очень больно, да и в несколько следующих тоже…

Никаких сильных чувств это мне не принесло, правда, со временем я стала намного чувствительней… Нет, это не стало значительным событием, но я ни о чем не жалею, так как мы до сих пор вместе и он точно любит меня.:)))

50. Наяда, 341 << 3 >> 4.

Первый настоящий секс у меня случился в пионерлагере, в 12 лет. Опять же, первопричиной был, наверное, вопрос престижа. Ну, и к тому же сыграла роль моя привычка к детским сексуальным играм.

К 11 годам я была настоящим асом «нижнего поцелуя», но «правила игры» были таковы, что мальчику уже неприлично было предлагать 12-летней девочке такие отношения (не по-взрослому), а самой девочке было бы неприлично на это соглашаться. Общественное мнение! Можно было предложить девочке «упасть» — но это уже означало настоящий секс.

Поэтому в 12–13 лет перед девочками стоял выбор — отказаться от детских отношений и хранить девственность для мужа либо перейти границу и «упасть» с кем-нибудь.

В результате к 12 годам у меня не осталось партнеров для «нижнего поцелуя», а чесалось отчаянно… Приходилось думать о том, чтобы «упасть», но это был уже серьезный поступок с непредсказуемыми последствиями.

Лишение девственности мало пугало, а вот нежелательная беременность…

Аборты среди 12-16-летних в нашем поселке редкостью не были и то, что об этом рассказывали сами девчонки (хотя многие даже бравировали), не прельщало.

Конечно, из уст в уста передавались «верные» рецепты предотвращения беременности, но все это так напрягало… Я даже тосковала: как хорошо было раньше — только удовольствие и никаких проблем. Поэтому, хотя многие парни уже предлагали мне «упасть», я всегда отказывалась. Я была бы не против, но требовались гарантии…

Первым о моих колебаниях догадался один парень из старшего отряда. Я немного его знала по поселку и, кстати, о нем шла такая слава, что от него еще никто не «залетел». Однажды он обратил на меня внимание в столовой и мы разговорились о нашем поселке, об общих знакомых. Вечером пересеклись еще раз и продолжили разговор. Обоим было интересно — через несколько дней мы уже «гуляли». Разговоры во время «гуляний» мы вели довольно откровенные — в основном, обсуждали общих знакомых: кто с кем, когда и при каких обстоятельствах…

Наступил момент, когда он спросил, было ли у меня что-то. Я небрежно ответила, что только «нижний поцелуй» в детстве (изображала из себя взрослую!). Тогда он предложил «упасть». Тут я капризным голосом выложила ему все свои сомнения и страхи (в надежде, что он сможет их рассеять). Он подошел к этому вопросу серьезно и сообщил, что я могу не бояться, потому что у него «есть способ», который может мне продемонстрировать. Он предложил для начала сделать «нижний поцелуй» и во время него обещал все показать. Я с удовольствием согласилась — успела соскучиться по этому делу.

Не откладывая надолго, мы в тот же день устроили экспедицию в лес. Я прихватила одеяло с койки, он выломал доску в заборе… Нашли подходящее место, расстелили одеяло, разделись… У меня давно не было «нижнего поцелуя», поэтому я легла, приготовилась и расслабилась, прикрыв глаза.

Но он попросил меня открыть глаза и смотреть. Я приподнялась, оперлась на локти и стала глядеть туда, в место соединения. Он, видимо, тоже знал этот метод не понаслышке, ловко и уверенно устроил свою головку и даже охнул от удовольствия, когда почувствовал, что она оказалась обхвачена полностью. Я постаралась поджать ноги еще чуть-чуть потесней и он начал движения.

Откровенно говоря, я впервые видела все это так подробно (раньше я, в основном, лежала на спине с закрытыми глазами и только чувствовала). И, надо сказать, само это зрелище меня очень возбудило. Я не отрывала глаз от движений его члена и не пропустила момент, когда он вдруг резко вытащил его и на 2–3 секунды завис надо мной. Затем его член стал покачиваться и выбрасывать мне на живот струйки жидкости (по всей видимости, «той самой», попадания которой надо было опасаться).

Закончив свое дело, он отдышался и спросил: «Поняла?». Глупый вопрос. Я все сразу поняла и оценила. Поэтому, когда он отдохнул и восстановился, я сама положила руку ему на грудь и, глядя в глаза, сказала: «А теперь давай «упадем»!».

Мы переместились на траву (чтобы не испортить одеяло) и приступили к делу. Он раздвинул мои ноги так широко, как я никогда не допускала раньше, но я не препятствовала — теперь доверяла ему полностью. Потом почувствовала его проникновение. Сначала до уже знакомого мне предела, потом резкий толчок (видимо, рвалась плева), а затем распирающее изнутри приятное заполнение. Боли я не чувствовала, просто резкий толчок.

Наверное, к этому моменту я была уже чересчур возбуждена предыдущим.

Секс длился довольно долго (видимо, из-за того, что он уже один раз кончил). Я получала от этого удовольствие, но полностью не расслаблялась. Я следила за тем, что происходит, интересовал каждый момент — ведь это было впервые! Поэтому мне удалось определить момент, когда он стал подходить к завершению — глаза остановились, рот полуоткрылся, тело напряглось струной, а дыхание сбилось совсем. Но контроля он не потерял — вовремя вышел из меня.

На этот раз он прижался к моему животу и стал тереться о него, сбрасывая сперму. Так я лишилась девственности. Обнаружилось немного крови, но вата была предусмотрительно захвачена в эту экспедицию. Небольшую боль (не сильней, чем от ссадины на коленке) я стала испытывать только потом, кода возвращались обратно.

Для меня самым важным в этом опыте оказалось не само по себе лишение девственности (хотя это дало мне уже другой статус, не «девочки», а «девушки»), а те наблюдения, которые я сделала. С тех пор я могла смело «упасть» с любым парнем. Я практически всегда с абсолютной точностью определяла момент, когда тот готов кончить и в ту же секунду выворачивалась из-под него, так что кончать ему приходилось в воздух или на тело.

Недостаток был только в том, что нельзя было расслабляться и все время приходилось контролировать ситуацию. Но, если парень перед сексом сразу предупреждал меня — «внутрь не буду», то я доверяла ему и тогда могла полностью отдаться наслаждению. Стоит ли говорить, что я с тех пор пользовалась своими знаниями на всю катушку.

51. Я, 261 << 2 << 3 >> 4 >> 5 >> 6.

А вот это было весело. Самым первым интимным опытом было для меня сидение на коленках в темной кухне и попытки впервые поцеловаться. Мне было почти 17 и меня (наконец-то!) заметил мужчина. От этого я пребывала в слегка одуревшем состоянии. А он не верил, что я такая неопытная.

Потом уже я сама увлекла этого мужчину в постель (а он ортодоксальный христианин!) и долго-долго наслаждалась петтингом и прочими радостями «бесконтактного» секса (начиталась всяческой умной литературы и знала, что от опыта «первого раза» зависит многое).

Следующим был мальчик, которого я любила, и он тоже оказался девственником. Мы долго и тщательно планировали — какой это будет день, какие будут свечи гореть, как мы выпьем немного вина…

И даже попробовали этот план претворить в жизнь. Я уговорила родителей куда-то там уйти на всю ночь, пришел мой любимый и мы приступили… Все красиво: свечки — горят, вино — хорошее, музыка — милая и ненавязчивая…

Мы такие нежные и медленные… Целуемся, гладим друг друга, все как надо.

Возбуждаемся, конечно. И вот, вот оно уже близко, вот сейчас он уже войдет в меня, вставит, всунет… (Как там еще про /это/ говорят?) И раздается звонок в дверь.

Мои родители не совсем меня поняли и решили, что времени пообщаться нам с моим мальчиком хватило. Очень были изумлены моей реакцией на свой приход. А мальчика потом долго пришлось успокаивать, реабилитировать, можно сказать, решать «проблемы ранней импотенции». Все равно, подлец, ночевать не остался.

А через полгода с ним же готовились поехать в горы — в поход, и, гуляя по магазинам, блуждали по городу. Лето. Жара. Вдруг, откуда ни возьмись, выскакивает огромный дядька с большущей черной бородищей, волосы во все стороны торчат, пузо. И кричит нам: «Ребята, давайте веселиться!!!».

Мы ошалели, конечно, от такого предложения, но отказываться, понятно, не стали. Тут же в какой-то уличной кафешке мужик купил каждому по бутылке шампанского, и мы стали «веселиться». Познакомились, разговорились. Он купил шампанского еще столько же. А потом все было вовсе не так, как вы могли подумать!

В какой-то момент мы собрались уходить. Вдогонку нам была выдана еще бутылка шампанского и приличная сумма денег (дядька радовался жизни и был очень добрый). Мы пешком шли ко мне домой, и я слегка страдала, что одета не в мини-юбку.

Пришли. Упали на кровать. Вовсе не для секса — устали мы. Голова, опять же, от шампанского слегка кружилась. Причем я почему-то бухнулась на него. А дальше… Дальше мы вообще не поняли, что произошло, до того момента, пока я не почувствовала кол у себя между ног. И мысль в этот момент: ну, больно, очень больно… уже не так больно… ага, терпимо… зато можно трахаться теперь, сколько угодно!!!

И — восторг. И как-то вся эта радость долго и приятно продолжалась. Даже не заметили оба, как уснули.

52. Ириша, 20 1 << 3.

Девственности меня лишил преподаватель на 2-м курсе. Ну, довольно обычная история — несданный зачет. Предложение сдать его в непринужденной домашней обстановке (с гарантией последующей сдачи экзамена).

Можно было бы, конечно, поупираться. Сходить в деканат, попросить другого экзаменатора, намекнуть на нехороший интерес с его стороны… Но я не стала этого делать. Надоела девственность, ощущала себя уже неполноценной. Приличного дефлоратора на горизонте не наблюдалось. А этот препод был ничего мужчина, не старый, интересный. Я бы могла и так им заинтересоваться, без принуждения. Ну, и пошла.

Обстановка была, действительно, очень милой — полумрак, вино, фрукты. О том, что я девственница, сказала только уже в постели. Узнав, он, кажется, хотел было увильнуть, да не тут-то было. Пришлось ему исполнить свою роль до конца.

Мне повезло, он оказался опытным, никаких траблов я не поимела. Хотя и удовольствия тоже. Наверное, радости секса для меня еще впереди.

53. Маргарита,18 1 << 3 >> 5.

Это случилось на даче у подруги. Я познакомилась с молодым человеком, который очень мне понравился. В этот же вечер мы оказались в постели…

Все было просто и быстро, но парень оказался профессионалом и никакой боли я не почувствовала.

Даже наоборот — как это ни странно, оргазм был получен именно в эту первую ночь. Заслуга была явно не моя, напрягаться мне тогда не пришлось… Запомнилось это надолго, но следующие разы были намного лучше.

56. Anna, 15 2 << 3 >> 5.

Моим первым мужчиной стал парень 18 лет. Он был немец и действительно меня любил. Боялся причинить мне боль, был ласков, внимателен и сделал все именно так, как и должно было быть.

Это произошло у него дома, играла тихая музыка и светил мягкий свет. Я хотела выпить, чтобы расслабиться, но он сказал, что можно обойтись без этого, и оказался прав. У нас были долгие ласки и поцелуи, после чего свершилось то, чего я боялась, но очень хотела.

Первый раз было больно, очень. Он постоянно говорил мне «сор-ри», но я была рада, что именно ОН стал моим первым мужчиной и смог сделать все так красиво и романтично. Потом мы расстались, разъехались по разным городам.

Некоторое время была сильная любовь и страсть, но со временем все утихло. И все-таки свой первый раз я не забуду никогда и Его не забуду тоже..

57. WAVE, 19 < 3 >.

Мне было 16 лет и я встретила /его/. До него у меня не было никого, я ни с кем не встречалась (хотя работала моделью), была самой невинностью и ребенком. Дима не любил меня, но мы встречались в клубе, где он работал ди-джеем.

Очень часто, закрываясь в гримерке, он начинал меня страстно целовать, везде трогать, его пальцы проскальзывали в мои трусики, он хотел меня.

Мне тоже хотелось ответить на его ласки, почувствовать его внутри себя, но страх перед собой и неизвестностью, уверенность в отсутствии его любви — все это пугало меня, и я отказывалась идти дальше.

Прошло 6 месяцев, мне исполнилось 17 лет. И вот однажды, оставшись с ним в клубе наедине (это было днем), я решилась. Он начал снимать с меня одежду, уложил на единственный диван. Я вся тряслась от холода и страха.

Он прижался ко мне своим раскаленным телом, попытался войти в меня, но ничего не вышло… Попытки продолжались час, я окончательно испугалась, замерзла, опаздывала домой, мне было больно, но все оказалось зря.

Через день я согласилась приехать к нему домой. Мы недолго смотрели телевизор… Дима поманил меня в комнату, все началось вновь… Лишение девственности для меня оказалось ужасным, страшным процессом.

Мой партнер в течение часа, имея темно-красный окрас кожи, пытался мной овладеть. Я плакала, плева не рвалась… Когда все «получилось», я не получила оргазма. Кровотечение было еще в следующие две близости. Сейчас мы вместе, хотя и не все гладко. В декабре нашим отношениям исполнилось

2 года.

61. Зайка, 21 3 >> 4 >> 5.

Мне 21, половую жизнь я начала в 17. Это не было любовью, с этим ублюдком (далее будет понятно, почему я так его назвала) мы вместе выросли. Он был моим соседом, с ним мы дружили 4 года — ходили, держась за руки.

Последние 2 года он ко мне приставал — все хотел переспать, даже пытался заставить. Я под различными предлогами отказывала, постоянно врала, что у меня месячные. Вскоре это перестало его останавливать, да и вправду, не могли же месячные быть постоянно. Он не переставал упрекать меня в том, что я его не люблю и поэтому не даю. А мне этого просто не нужно было, я вообще в принципе слабо себе представляла этот процесс.

Но однажды получилось так, что мы были одни в квартире, и он затащил меня в комнату, запер дверь. Делал попытки меня возбудить, хотя сам ничего не умел (это я сейчас осознаю).

Я решилась — просто мне надоело постоянно «отмазываться». Он завалил меня на кровать. Как только он в меня вошел, мне показалось, что меня разрывают на части, начиная с промежности. Я скинула его с себя (была «миссионерская» поза) и сначала я не могла пошевелить ногами. Я так рыдала от боли и от потери чего-то, чего никогда уже не будет.

Только увидев мое состояние, он, наконец, поверил, что я была девственна. Было море крови, слез, непонимания.

62. ГаЙкА, 14 < 3 >.

Мне было тогда 13 лет. Я познакомилась с парнем, ему было 17.

Встречались около трех месяцев. Мы очень любили друг друга! На мой взгляд, он был очень опытный в плане секса. А я была девственницей. Мы встречались, но более интимных отношений у нас не было. Я хотела его, но не могла решиться. Однажды, я узнала от своей подруги, что он мне изменяет с проституткой, к которой каждый день ходит, когда мы расстаемся по вечерам. /Но его измена меня не обидела, а наоборот, больше вдохновила и возбудила!/

Как-то ночью мы гуляли по парку. Дело было летом. В парке никого не было — только пение птиц, шорох листьев, свежий воздух и прохлада, которая меня возбудила до бешеного состояния. Мы сели на лавочку, он (Игорь) крепко обнял меня и начал целовать! Мне было очень приятно.

Он начал ласкать мне грудь, но тут стало немного страшновато, потому что, во-первых, я знала, что он хочет секса прямо сейчас, а во-вторых, делать это в парке было стремно. Но мне это не мешало. Желание секса меня просто жгло! Я хотела его и не могла больше скрывать этого.

Я позволила ему трогать меня. Потом слезла с лавочки, встала на колени, расстегнула Игорю джинсы, достала его член и начала ласкать губами. Член стал твердый и еле-еле помещался у меня во рту. И тут… Игорь резко схватил меня за руки, положил на лавку, раздвинул ноги и начал ласкать мою киску… Боже, как приятно!!! Я не ошибалась на счет его опытности!

Потом он вошел в меня. Было больно и одновременно приятно! Кончил он быстро.

В парке было темно, поэтому я ничего не видела, кроме Игоря. Когда я пришла домой, то обнаружила кровь на трусиках. Меня это немного испугало. Но чего бояться? Надо было раньше думать! И тут уже ничего не поделаешь.

Насчет проститутки я с ним поговорила, и оказалось, что подруга мне все наврала! Теперь мы не подруги. С Игорем я встречаюсь до сих пор. Мы любим друг друга и ни с кем не изменяем. Сексом мы занимаемся регулярно, предохраняясь. И я не жалею о том, что это произошло у меня так рано.

64. Stacy, 22 < 3 >.

Мой первый интимный опыт, точнее мысли о его возможности, можно датировать с 20 лет. Тогда впервые молодой человек, с которым я встречалась, стал «приставать», то есть помимо поцелуев я ощутила, как его руки стали опускаться ниже. Позже я узнала, что это был петтинг ниже пояса, только через одежду.

Я знала, что родители этого не поймут — скажут, что это плохо, но мне все-таки было интересно продолжение. А продолжение было следующим: как-то во время одной из встреч он стал расстегивать мне брюки, и я почему-то не сопротивлялась. Мной тогда двигал интерес. И он продолжал.

Тогда же я стала «жертвой» орального секса. Мне нравилось, когда он это делал со мной. Но я долго не решалась сама доставлять ему удовольствие орально. Но, постепенно, мне понравилось и это. Мы уединялись на работе и так доставляли себе удовольствие по нескольку раз за встречу.

В какой-то момент мы решили, что оба созрели для полноценного полового акта. У меня он был первый мужчина. И, надеюсь, последний! Сначала было больно «на входе», а внутри приятно. При повторной попытке (примерно через неделю) было больно в определенной позиции. Но мы нашли свой выход. И это еще не конец!

66. Ольга, 24 1 << 2 << 3 >> 4 >> 5.

Мой первый опыт с партнером произошел очень рано, во всяком случае, я так всегда считала. С 12 лет я стала встречаться с мальчиком, которого любила. Это было первое, очень нежное и хрупкое чувство. Он был старше меня на 5 лет, и совершенно нормальным явлением было то, что после года нежных встреч, поцелуев и невинных ласк ему захотелось большего. Да и я ведь изводила себя мастурбацией как минимум два года, поэтому очень хотела почувствовать, что же такое настоящий секс.

К сожалению, этот первый раз послужил и началом нашего разрыва. Я даже и не подозревала, что своей постоянной мастурбацией могла сама себя лишить девственности, а именно это, видимо, и произошло. Мальчик был глубоко разочарован, а я понимала, в чем дело, но ничего не могла объяснить. Мне просто было стыдно. Могу также сказать, что, хотя первый секс не был очень классным, но плохого впечатления на всю жизнь не оставил.

Сейчас я понимаю, что мы оба были неумелыми детьми, которые искали острых ощущений. Теперь этот мальчик — взрослый мужчина. Несколько лет назад он все-таки узнал, что именно он был моим первым и почему во время первого контакта не было того, что должно было быть.

Я, наконец, честно рассказала ему обо всем. Мы посмеялись и оба были расстроены, что из-за такой глупости поругались. Впрочем, от судьбы никуда не уйдешь…

68. Анжела, 24 1 << 2 << 3 >> 4.

Влечение к близости с мужчиной у меня появилось в 14–15 лет. Но я боялась — зрела, наверное. В 15 лет познакомилась с молодым человеком, с которым в последующем встречались 5 лет. Он тоже был девственником.

Много раз пытались заняться сексом, но ничего не получалось. Мы только ласкали друг друга (орально) и все. Затем он отслужил. Вернулся из армии. Мы снова попробовали переспать — и опять ничего хорошего не вышло.

Наверное, я уже просто измучилась от этих неудач и… на работе познакомилась с очень интересным мужчиной. Он был старше меня на 10 лет.

С ним-то и случился этот первый раз. Но мне не понравилось, было больно.

Больно было и во второй и в третий. А потом я все больше привыкала к этим новым ощущениям, и мне стало даже нравиться.

69. Мечта, 20 2 << 3 >> 4 >> 5.

Первый половой контакт произошел через полгода встреч с моим парнем. За эти полгода я попробовала все… так что я уже сама жаждала близости, а он не спешил, понимая, что я девственница…

Короче, в одну прекрасную ночь я не выдержала и сама буквально изнасиловала его. То есть свою невинность я теряла, сидя сверху на своем партнере. А когда все произошло, то, во-первых, у меня не было крови, а во вторых, я расплакалась.

А наутро почувствовала себя полноценной женщиной. Мне тогда было 18 лет.

71. Анастасия, 17 < 3 >.

Моя интимная жизнь началась в 15 лет и до сих пор она остается одним из самых важных для меня моментов. Первый сексуальный опыт должен был ответить на вопрос: /как?/ Довольно-таки забавно. На роль партнера был выбран молодой человек, с которым я в тот момент встречалась. Мне он казался опытным, а главное, достойным того, чтобы стать моим первым мужчиной.

Но все оказалось не так-то просто. В первый раз, когда я чувствовала себя морально готовой, у него ничего не получилось. Вернее, не получилось у нас обоих.

Через пару дней представился еще один подходящий случай. Мы долго спорили, кто будет сверху, но в итоге он уступил. Нам осталось только подыскать подходящее место, выбор остановился на диване. Однако мы ничего не успели — приехали его родители.

В третий раз, у меня дома, нас тоже ждал провал, потому что в самый ответственный момент он вспомнил очень смешной анекдот и решил непременно его мне рассказать. Результат — мы вдвоем, загибаясь от смеха, оделись и пошли гулять.

Но наша настойчивость победила — в четвертый раз все получилось замечательно, а /на следующий день я уехала отдыхать, где и приключилась моя первая измена (но это уже другая история)/. Но, благодаря первому опыту, я научилась быть раскрепощенной в постели, доставлять удовольствие партнеру и сама его получать.

72. М-Не X, 24 3 >> 6.

О своем первом сексуальном опыте мне неприятно вспоминать до сих пор.

Наверное, это была моя ошибка. Я дожила до 3-го курса пединститута, не зная, что такое любовь или сексуальные отношения. Жила в общежитии, и каждый день девчонки хвастались о своих сексуальных приключениях или делились перспективами на замужество. Рассказывали о сексе, восторженно расписывали свои впечатления, без стеснения давали оценки знакомым парням.

Я была среди них белой вороной, но под влиянием их рассказов к третьему курсу у меня созрела прямо-таки навязчивая идея лишиться девственности.

По натуре я несколько замкнутая и сближение с молодыми людьми мне всегда давалось очень нелегко, а когда разговор переходил в область секса, то я увядала совсем.

Соседки по комнате, зная о моих проблемах, решили мне помочь. Им пришла в голову идея — самим договориться с каким-либо знакомым парнем, чтобы тот лишил меня девственности. В этом случае для меня все сильно упрощалось — не надо было вступать в какие-то отношения, достаточно было просто лечь.

«Жениха» мне выбирали долго и тщательно, посвятив этому немало бурных дискуссий. Девчонки прекрасно знали достоинства и недостатки всех главных общежитских донжуанов, включая размеры и качества их «достоинств» (прошу прощения за каламбур). Видимо, из лучших побуждений, в конце концов, остановились на кандидатуре «жениха» с весьма солидными размерами, о котором было известно, что «стоит» у него крепко и твердо, чтобы «пробил» сразу и без лишних мучений. Однако вышло все не так.

Нам освободили комнату, пришел молодой человек, которого я когда-то видела лишь мельком. Мы распили с ним бутылку мартини, но ближе от этого не стали. Я, по-прежнему, стеснялась, а молодой человек явно скучал и ждал, когда же мы, наконец, займемся тем, ради чего он сюда пришел. В конце концов, мой «жених», не выдержав, сделал мне «предложение руки и сердца» в следующих выражениях: «Ну че, давай, что ли…» И мне пришлось «давать»…

Мы разделись — и, увидев размеры его члена, я пожалела, что затеяла все это дело. «Жених» взобрался на меня и, поколдовав несколько секунд рукой в моей промежности, вдруг резко надавил — и я чуть не потеряла сознание от боли.

Наши размеры оказались настолько несовместимыми (позже выяснилось, что у меня от природы очень узкий вход во влагалище), что проникал он в меня очень медленно, мелкими толчками, буквально по миллиметру, разрывая все на своем пути. Каждый этот миллиметр давался мне невыносимой болью, мне казалось, что я вот-вот умру, и мечтала об одном — когда же, наконец, закончится эта пытка.

Мне было настолько плохо, что после окончания «брачной ночи» я даже не смогла подняться и осталась лежать на кровати, отвернувшись лицом к стене и вздрагивая от приступов боли. «Жених» тем временем, не дождавшись от меня выражений признательности, пожал плечами, оделся и ушел.

Позже пришлось даже обращаться к гинекологу, поскольку кровотечение не прекращалось еще с неделю — он определил наличие небольших разрывов.

Почти как при родах, только дело было наоборот. С той поры я и думать забыла о сексе, а мысль о замужестве была для меня ненавистной.

Я окончила институт и стала работать в школе учительницей, свыкнувшись с мыслью, что так и останусь одинокой. Однако с некоторых пор все изменилось и для меня началась совсем другая жизнь…

73. Bad Girl, 19 < 3 >.

Моя история может показаться ненормальной, но я очень рада, что все произошло именно так. Я лишилась девственности со своим мужем — после того, как мы /полгода/ прожили вместе. Я жутко боялась «первого раза», у меня была масса комплексов по этому поводу и страхов. Мне казалось, что это событие перевернет всю мою жизнь, что я изменюсь.

И вот полгода мы жили вместе, спали в одной постели, занимались сначала петтингом, потом оральным сексом и потихонечку продвигались к первому настоящему сексу. И. хотя я продолжала бояться, но за полгода совместной жизни он стал для меня таким родным, что /это/ было для меня уже абсолютно естественно. И я, наконец, решилась на близость безо всяких сомнений.

Когда я лишилась невинности, то поняла, что ничего не изменилось во мне, вот только все мои страхи и комплексы моментально развеялись, я была рада, что теперь мы стали еще ближе, все прошло замечательно. Думаю, если бы первый секс произошел при других обстоятельствах, мои комплексы еще долго не давали бы мне покоя.

Теперь я уверена в себе, проще смотрю на мир и понимаю, что плева далеко не самая большая ценность у девушки.:-) Благодаря этому опыту я стала спокойнее и гармоничнее. Я очень благодарна моему мужу за его любовь и терпение, он мой самый близкий и любимый человек.

75. Изобель, 27 2 << 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Произошло это, когда я училась в 8-м классе. Мы пошли ночевать к подруге и пригласили мальчиков из 10-го класса. Они пришли и принесли пиво, мы выпили, и кто-то предложил сыграть в карты на раздевание. Мальчики играли лучше, поэтому вскоре мы остались без одежды.

Стали решать, что мы, девочки, будем делать дальше, если проиграем еще.

Один парень предложил выполнять желания, и мы согласились. Сначала проиграла Люба, моя подруга, и мальчик попросил, чтобы она подрочила ему. Она долго отговаривалась, но уговор дороже денег, и ей пришлось сделать это. Затем проиграла я, и меня заставили делать минет. Я сначала тоже пыталась отговориться, но сделала, и мне это понравилось.

Так мы играли еще с полчаса, пока опять не проиграла я, и тот же парень загадал лишить меня девственности. Я предлагала ему деньги, предлагала еще раз сделать минет или подрочить, но он не соглашался.

Мы ушли в соседнюю комнату, я легла и раздвинула ноги, он лег сверху, вставил член и начал делать фрикции. Сперва мне было больно, а потом как-то безразлично. Когда мы вернулись в комнату, то оказалось, что, пока нас не было, девственности лишились все девочки, кроме одной, (а нас там было пятеро).

С этим парнем я встречалась около года, потом мы поругались и решили разойтись. Я и сейчас его встречаю (живем по соседству), и я благодарна ему за то, что именно он лишил меня девственности.

77. BettyBoop, 25 1 << 2 << 3 >> 4 >> 5 >> 6.

В 15 лет я, наконец, «созрела» для полноценного секса и буквально предложила себя своему тогдашнему бойфренду. Он, конечно, был рад, только несколько напуган. Мы провели довольно много времени в предварительных ласках. Мой приятель никак не мог решиться пойти дальше, да и эрекции пришлось дожидаться довольно долго — нестандартность ситуации не способствовала.

А потом он взял меня на руки и, устроившись на краю дивана, посадил сверху. От неопытности и благодаря особенностям моих сексуальных предпочтений первый раз он вошел в меня через анус. Это было немножко больно — но очень приятно. До оргазма мне не хватило считанных долей секунды, но член выскочил. Вставляя его на место, мой друг на этот раз не промахнулся. Думая, что это продолжение, он не озаботился мягким и нежным движением и т. д., как пишут в книжках.

К такой боли я была совсем не готова, а он почти сразу кончил, так что страдать долго не пришлось. Но удовольствия я не получила вовсе, а он, узнав, что большую часть времени секс был анальным, и вовсе расстроился.

На этом закончились и наши отношения, и мое очарование сексом. А вагинальный секс еще долго приносил только боль.

79. Зоя, 21 2 << 3 >> 4 >> 5.

Мой первый раз был просто ужасен. Не было предварительных ласк, все произошло очень грубо. Ему было 28 лет, мне 18. И хотя оргазм я умела сама себе доставлять, то, что произошло, оказалось страшным кошмаром.

Многие девушки и женщины писали и пишут в интим-газетах, что кровь и боль это только психологический фактор. Это не так. На самом деле безумно больно без подготовки проникать в глубь невинной девушки. Первый опыт оставил отвращение, не хотелось на мужчин смотреть вообще.

Хотя сейчас я могу признать, что все, что ни делается, — к лучшему.

Немного позже сего знаменательного события я познакомилась с мужчиной, который, по контрасту с первым, научил меня ценить и обожать практически все в интимной жизни. А сейчас, ко всему прочему, я в него влюбилась…

83. Inna, 23 < 3 >.

Первый сексуальный опыт у меня был с моей подругой, когда нам было по 16 лет. Повлияло, наверное, то, что в этом возрасте хотелось любви, хотелось секса. Мы обе мечтали о реальном сексе, но боялись далеко заходить в отношениях с парнями — казалось, что еще рано. Хотя встречи-провожания, даже поцелуи в подъезде — все это у нас обеих уже было. Но когда парни начинали намекать на дальнейшее, возникал барьер.

Почему я не решалась? Как сказать… Боялась боли, боялась последствий…

Но, скорее всего, просто не было человека, ради которого я могла бы, ни о чем не думая, пойти на все. Мы с Катькой много раз это обсуждали и думали одинаково. Нам было хорошо вдвоем и нерастраченные на парней чувства мы нередко выплескивали друг на друга — неожиданно от наплыва эмоций начинали обниматься, целоваться… В то время казалось, что ближе у меня человека нет, чем самая лучшая подруга.

Однажды (дело было летом) мы сильно промокли под ливнем и прибежали к Катьке домой. Родители были на даче. Мы сбросили всю одежду и помчались в душ отогреваться. Это был первый раз, когда мы оказались вместе голые.

Я смотрела на нее и не видела в ней ничего такого, чего я подсознательно боялась в парнях. Стоя под душем, мы со смехом вспоминали ливень, грозу, наш испуг.

Вспоминая это, мы вдруг, от избытка чувств, обнялись. Это соприкосновение мокрых обнаженных тел оказалось таким чувственным, что меня как будто приморозило к месту. Кажется, она ощущала что-то похожее, потому что тоже не торопилась разжимать объятие.

Мы довольно долго так простояли, потом вылезли из душа, вытерлись и побежали к ней в комнату. Там, не сговариваясь, забрались в постель — греться. И снова обнялись, в едином порыве начали целоваться… Лежа на боку, я почувствовала, как ее коленка раздвигает мои ноги. Тогда я сама забросила свою ногу на Катькино бедро. Так, слившись в поцелуе, мы просто обнимались, прижимались и катались по постели, время от времени раздвигая друг другу ноги и стараясь своей коленкой прижаться к интимным местам подружки.

Одежда сохла долго, поэтому мы еще много времени провели вместе в постели- уже не трогая друг друга, а читая журналы и глядя в телевизор.

Но обе понимали, что между нами сегодня произошло /нечто/. Это был, пусть не настоящий, но секс, причем секс по обоюдному желанию.

Мы не обсуждали того, что произошло, но по отношению друг к другу было ясно, что обеим это понравилось. Наши глаза были наполнены нежностью и лаской, руки время от времени прикасались друг к другу… Мне было понятно, что дело этим не ограничится (пусть не сегодня).

На другой день была некоторая неловкость. Мы не делали никаких попыток к сближению, наоборот, были как-то преувеличенно холодны. Но дня через три нас как будто прорвало. Сказала теплое слово одна, живо отреагировала на это другая и снова объятия, поцелуи — на этот раз такие жаркие… Жарко стало одной, потом другой… Жара — вот был новый предлог, чтобы сбросить с себя все лишнее. В этот раз все развивалось стремительно. Как будто обе мы торопились перейти грань неопределенности в отношениях — чтобы не было потом никаких недомолвок, чтобы обеим было ясно: да, мы сделали это!

Руки блуждали по телам все смелее, случайные прикосновения перешли в откровенные ласки… Я не выдержала первой и расстегнула свой лифчик, за ним немедленно упал на пол Катькин. Потом обе одновременно положили руки друг другу на бедра — п поползли вниз трусики… Для меня это был предел знаний и навыков, откровенно говоря, я не знала, что делать дальше, кроме как продолжать обниматься.

Но Катька оказалась опытнее меня. Я почувствовала, как ее рука упорно стремится вниз, пальцы настойчиво щекочут место, где нижняя вершина треугольника расходится на две половинки. Она нетерпеливо выдвинула вперед колено, раздвинув мои сомкнутые ноги, и пальцы ее проникли внутрь.

После первых же ее ласк /там/ я впала в какое-то сладкое оцепенение — это было восхитительно! Несколько минут я, расслабившись, наслаждалась этими новыми острыми ощущениями, а потом мне захотелось отблагодарить ее тем же. Моя рука заскользила вниз по ее животу, гладкость кожи сменилась нежной шелковистостью шерстки. Катькины ноги с готовностью разошлись, и мои пальцы проникли в царство горячей, упругой влажной плоти. Я стала повторять движения Катькиных пальчиков, и мои чувства вдвойне обострились, когда я увидела ее реакцию — остановившийся взгляд прямо мне в глаза, полуоткрытый рот, вздохи, рвущиеся из груди…

Она была опытнее в этих делах, как сама призналась позже — мастурбация была ей знакома с детства. Но и для нее мои ласки оказались откровением — оказалось, что гораздо приятнее, когда тебя трогает кто-то другой. Вот так, напрягшись в стойке друг напротив друга, глядя глаза в глаза и лихорадочно работая пальчиками, мы с подругой совершали свой первый сексуальный эксперимент, который открыл нам дорогу в мир наслаждений.

Позже было много всякого разного, в том числе и оргазм, который пришел сначала ко мне, а потом и к Катьке. Что считать первой изменой? Может быть, то, что я встретила парня, с которым мне самой захотелось попробовать секс, и я сделала это? Тогда получается, что я изменила Катьке. Но после того парня были другие, а теперь появился еще один молодой человек, с которым я хочу не только заниматься сексом, но и быть вместе всегда. Значит, я изменила своему первому мужчине. Важно ли это?

Думаю, что нет, неважно. Главное, что я сейчас с тем, с кем хочу быть.

84. Хельга, 28 1 << 2 << 3 >> 5.

Про первый опыт ничего вразумительного сказать не могу. Было все сумбурно, в старый Новый год, в соседней комнате его родители смотрели телевизор. Когда мы в тот вечер прощались, он сказал: «А ты забавная».

А мне хотелось плакать: рухнула моя мечта о чем-то таинственном, что должно было поделить мою жизнь на «до» и «после».

Проблема, наверное, в том, что я его нисколько не любила: просто возраст мой был уже большой (25 лет), а он, как про него рассказывали, имел богатый опыт. Я ждала, что он раскроет мне новый мир, а приобрела одни проблемы. Он захотел непременно жениться, и мы очень болезненно расставались (медленно, как тупым ножом резали) — аж целых полгода.

85. Julia, 16 < 3 >.

Перед тем как начать рассказывать, я решила прочитать чужие истории, но после этого у меня просто душа стала разрываться от воспоминаний.

В общем, вот как было дело. У меня была вечеринка дома в честь моего

15-го дня рождения, и я решила пригласить как можно больше людей. Пришло

8-10 человек, из них двое парней. Все шло очень весело, мы в шутку баловались с ребятами: они даже разрешали накрашивать себя всякими помадами, тенями, лаками и фотографировались при этом. Я никогда этого не забуду.:)

Но к 10.00 вечера, когда многие стали расходиться, они не спешили прощаться. В результате остались они и моя подруга. Я знала обоих достаточно хорошо, одного звали Ronaldo, а другого Yeager. Я всегда нравилась Ronaldo, но он меня никогда не привлекал. Yeager мне нравился больше. Вообще-то я раньше даже целовалась с ним, правда, он мне на следующий день сказал, что был пьян.

И вот сидим вчетвером у меня на кровати, причем я у Yeager'a на коленях.

Я возбуждаюсь очень быстро, так что я сразу дернулась, когда он обхватил мою талию под тоненькой маечкой, потом его руки соскользнули мне под юбку, он стал гладить мои ноги, что сразу завело меня очень сильно.

Потом я почувствовала, как он отвел мои трусики одним пальцем, и ввел его в меня очень нежно, потом он добавил второй, я стала выпрямляться и положила свои руки ему на колени, впиваясь пальцами в его упругую кожу.

Он мне шепнул что-то на ухо, но я не услышала.

Почему-то я сразу почувствовала себя как-то устало, как будто в опьяневшем состоянии. Потом он меня немного приподнял и повел в кладовку. Там могло поместиться человек 5, но в тот момент все было забито вещами, особенно мешал большой пластмассовый таз для белья. Мы зашли туда, он закрыл за собой дверь, потом немного обхватил меня за талию, и мы стали целоваться.

Дальше все пошло как-то не так. В кладовке было тесно, сесть было не на что, кроме как на таз, Ronaldo и Michaelle (моя подружка) пытались в это время каким-то образом открыть двери. Ronaldo из-за двери торопил и говорил, что пора бежать домой. В общем, едва мы только начали заниматься «любовью», как тут же и закончили.

Yeager меня поднял, подождал, пока я оденусь, открыл дверь и вышел.

Michaelle сидела на кровати, a Ronaldo сидел на стуле прямо напротив нас и посматривал с ехидной улыбкой, а потом попросил меня, чтобы я сняла халат, но я не согласилась. Yeager сказал, что ему пора, и парни быстро вышли из дома.

Вот и вся моя история. Я всегда себе представляла свой первый раз как что-то особенное, необычное, нечто такое, что я буду помнить до конца своих дней. То, что, быть может, будут спрашивать у меня мои дети. А на самом деле все произошло больно, быстро, без ласк, без горячих поцелуев.

Каждый день, когда я иду спать, я мечтаю о том, чтобы однажды проснуться и узнать, что этого не было.

Я вижу Yeager'a каждый день в школе. Он очень симпатичный и приятный парень, но я никогда не забуду, что случилось в той кладовке…

86. loko, 19 < 3 >.

Подруга пригласила меня сходить вместе на вечеринку к ее приятелю. Когда мы туда пришли, я просто впала в шок — оказалось, что этот парень там был один. Подруга пригласила его подойти к нам. Целый вечер он был нежен, говорил приятные моим ушам комплименты, так что я и не заметила, как оказалась с ним наедине в спальне.

Сначала он нежно целовал мне мочку уха, слегка покусывая, затем своими ласковыми ладонями прикоснулся к моей шее. Мне стало так хорошо, что у меня все поплыло в глазах. До этого такие чувства я испытывала только тогда, когда оставалась дома одна и ласкала грудь и клитор, но с этим парнем все было по-другому.

На мгновение я потеряла дар речи, когда он полез рукой мне под юбку и начал там медленно поглаживать. Я инстинктивно сжала ноги, и он начал смеяться. Я сказала, что еще не была с парнями, тогда он успокоил меня, сказав, что больно не сделает.

Все же мне было слегка больно, когда его член проник внутрь целиком, но потом чувство полета заполнило меня полностью. Я кончила почти сразу, и это порадовало. После того, как все закончилось, этот парень поцеловал меня в лоб, встал и ушел.

Когда я рассказала обо всем своей подруге, она начала смеяться и сказала, что это она все устроила, потому что знала о моей девственности. А этот парень работает по вызову. Тем не менее я осталась довольна и считаю это событием, которое оставило яркий след в моей памяти.

88. Лариетта, 21 < 3 >.

Первый раз я занялась сексом… Черт, когда же это было? Лет в 14. наверное. Я очень быстро развивалась, ив 14 мне могли бы дать 16. Меня тогда в школе называли «Эйнштейном в юбке» — немного преувеличивали:-), но, в основном, мне слишком легко давалась школьная программа.

По этой причине моя классная руководительница вспомнила времена пионеров и начала скидывать мне отстающих, чтобы я их «подтягивала» в точных науках. Мне было не сложно — дашь оболтусу задачку про землекопов, а сама сидишь, телевизор смотришь… А тебя за это от уроков освобождают.

«Лерочка же такая умница, ну зачем ей на литературу и русский ходить???». Я жила с мамой — с папой они развелись, когда я только наметилась:), так что вряд ли моя мама занималась сексом — во всяком случае, дома.

И вот в наш 8-й класс пришел новенький, Макс. С первого дня я поняла, что «подтягивать» я его буду как минимум класса до 10-го — и оказалась права. /Познания у него были на уровне дважды два = пять. Надо отметить, что он был очень красив, и, как я впоследствии узнала, обладал красивым мускулистым телом:)./ Вечер был темный — зима, мамы не было, и мы были с Максом одни. Я стала замечать, как он близко садится ко мне, как прижимается, но я ничего не имела против — это было приятно.

Однажды он пришел с цветами — это и стало началом нашего романа. Макс очень темпераментный, и поэтому чаще всего именно он накидывался на меня. Его ласки уже заходили довольно далеко, и я хорошо понимала, к чему все идет.

Это получилось спонтанно, неожиданно — он не ожидал, что я буду так возбуждена, я не ожидала, что он будет так настойчив. Мы с ним даже до кровати не дошли — одежда кончилась где-то посередине комнаты:-), на мягком пушистом ковре.

Надо отдать ему должное — он и у старшего брата консультировался, и вообще.;-) Было ужасно больно — но потом чувства положительные заглушили чувства отрицательные. Потеря девственности — самый яркий положительный момент в моей жизни. /Мы встречаемся с Максом до сих пор, и я горжусь, что он — мой единственный сексуальный партнер./

Честно говоря, мы не просто встречаемся — два года назад он подарил мне колечко с изумрудом, а теперь я ношу маленькое, тоненькое золотое кольцо на безымянном пальце.:-)))

91. Котик, 19 1 << 2 << 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Начинала я всегда с дикого интереса внутри себя, он поглощал меня всю, от головы до кончика мизинца на моих ногах. Да что там скрывать, я всегда хотела быть взрослой и казаться старше своих сверстников. Мне это удавалось и по поступкам и по внешнему виду.

Девственность — для меня это слово до сих пор остается загадкой.

По-моему, я ее лишилась, когда мастурбировала в 11 лет и попыталась засунуть во влагалище дезодорант. Была капелька крови. А потом, тем же летом, я влюбилась в парня на 4 года старше, и он начал меня «разводить» на секс. Я боялась, говорила, что может узнать мама, но хотела его — аж скулы сводило. Да, уже тогда я чувствовала, как моя плоть пульсирует и истекает влагой.

Ну, что там говорить — я ему все же отдалась, и он меня вроде как лишил девственности (точнее, я сама себя ее лишила). Смешно… Вы, наверное, спросите — как? А вот так — он захотел, чтобы я села сверху. Только он немного вошел в меня своим монстром (у него был очень большой и толстенький), как я возьми и прыгни со всей дури на него… Здесь даже уместно выражение «аж гланды почесал». Вот так все и случилось…

Да, я хочу еще немного дополнить про свой первый раз — он, этот «кекс», не доставил мне ни малейшего удовольствия (лучше бы я рукой поработала или в душ сходила). Но он попросил напоследок сделать ему минет — вот тут я открыла в себе талант. Ну, а потом меня «понесло»… Мужчины «лились рекой» — а я набиралась опыта.

92. fio,34 1 << 3.

Первый парень у меня появился в 13 лет. Мы просто встречались и только целовались. У меня не было к нему достаточных чувств, чтобы я хотела заниматься с ним сексом.

Но он хотел этого и после 3 лет встреч (он жил в другом городе и приезжал на праздники и каникулы ко мне) решился прийти в мою комнату утром, когда родители уже ушли на работу. Он был на пять лет старше меня, и поэтому я считала, что он все знает и умеет. Оказалось, что это не так.

Не испытывая к нему никаких чувств, я терпела, пока он меня тискал, гладил и целовал. Но большего у него не получилось. Потом я поняла, что он сильно перевозбуждался и кончал непроизвольно, не контролируя себя.

Короче говоря, с ним я девственности так и не лишилась, хотя он пытался пробовать еще несколько раз. Мне все это надоело. Вскоре мы расстались.

В 18 лет я встретила свою первую любовь. Он был очень нежный и внимательный. Я видела, что он меня любит, и, конечно, занималась с ним любовью. Все происходило очень медленно и приятно. Он ласкал меня орально и только потом переходил к естественному способу. Кроме того, это произошло не сразу. Постепенно, за несколько раз, он растянул плеву — и только потом мы любили друг друга очень активно.

79. Глория, 20 2 << 3.

Первый интимный опыт оставил у меня неоднозначное впечатление. Это случилось совсем недавно, в 19 лет (сейчас мне 20). С мужчиной гораздо старше меня. Ему 32 года и он женат. Я не буду рассказывать, как мы познакомились и как наши отношения переросли в интимные (это к вопросу не относится) — я расскажу о первой моей ночи с ним.

Идея расстаться с невинностью возникла у меня давно, да вот случая подходящего не было (любимого человека у меня не было, и мне казалось, что пора завязывать со своим целомудрием). Этот мужчина нравился мне давно (назовем его Р.). Однажды он пригласил меня после занятий в институте поехать поужинать. Я не отказалась. После ужина мы поехали на берег реки подышать свежим воздухом. Еще во время ужина он проявлял немыслимые знаки внимания, а тут, вдали от людей, на берегу…

В общем, мы стали целоваться и ласкать друг друга. Когда я почувствовала, что дело заходит слишком далеко, то сказала ему, что я — девственница и не хочу, чтобы все произошло так — на берегу реки, в машине. Он все правильно понял и отвез нас в самую шикарную гостиницу города, снял номер, купил шампанское и «Рафаэлло». Но до шампанского мы не добрались, он стал раздевать меня, а я его.

Я не чувствовала никакого стыда, но немного смущалась смотреть на его обнаженное тело. Потом были безумные ласки. Впервые в жизни я чувствовала себя /настоящей/ женщиной. Он вошел в меня не с первой попытки, т. к. у меня там все было очень узкое. Мне пришлось помочь ему, и я ввела его член сама. Не открою никакого секрета, если скажу, что было больно, но это стоило того. Кстати, у него я была первая девственница. Так что, у него тоже был дебют, который прошел на ура.

А неоднозначное чувство заключалось в том, что Р. знают все мои родственники и знакомые, а я в прекрасных отношениях с его женой Если я и испытываю угрызения совести, то только поэтому. А на самом деле я рада, что первым мужчиной у меня был такой опытный, классный, уверенный в себе человек.

96. Анна, 18 1 << 3 >> 4 >> 5.

Интимную жизнь я начала в 16 лет. До этого много раз встречалась с парнями, но ни один из них не вызывал сексуального желания. Но затем я познакомилась со старшим братом моей подруги. Он был полный, далеко не красавец, но очень обаятельный. В отличие от всех, он был очень нежным, не торопился предлагать постель.

Когда он узнал, что я девственница, то сказал, что первый раз должен запомниться навсегда, что все должно быть красиво. Мы занимались петтингом и оральным сексом, а я с нетерпением ждала своего «первого раза». Затем он на месяц уехал в Болгарию, и я просто сходила с ума от чувства незаконченности, неудовлетворенности.

Он вернулся на мой день рождения, повез в купленную им новую квартиру (он мог себе это позволить в свои 22). Все было красиво, горели ароматические свечи, и он был таким ласковым и нежным… Боль он свел до минимума. В ту ночь я почувствовала себя богиней. От него я никогда не слышала ни одного грубого слова.

Я всегда буду благодарна моему первому мужчине за эти неповторимые ощущения, ведь большинство моих подруг лишились невинности в подъездах собственных домов.

97. Альбина, 27 1 << 2 >> 3.

После того случая я на парней просто смотреть не могла. Все они казались какими-то моральными уродами, недоносками. Даже общаться с ними не хотелось. Шутки, которые раньше веселили, теперь казались убогими и плоскими, разговоры — тупыми, физиономии — мерзкими. Мне легче и проще стало общаться с мужчинами в возрасте — спокойными, умными, рассудительными. От них можно было не ждать идиотских «приколов» и отвратительных выходок.

Парни теперь вызывали чувство тревоги и опасности, а взрослые мужчины — уверенности и защищенности. А первым и лучшим из всех мужчин, которых я знала, был мой отец. Еще с детства у меня к нему временами возникало определенное сексуальное влечение (после того случая в городской бане).

Откровенно говоря, я не думала, что после истории с парнями смогу вообще хоть раз испытать сексуальное желание. Но время шло и природа брала свое…

Теперь я редко выходила на улицу или общалась в компаниях. Больше времени проводила дома, готовилась к вступительным экзаменам. Отец хорошо разбирался в математике и помогал мне заниматься. Он постоянно был дома — работал на своем компьютере для какого-то банка. Зарабатывал очень прилично (в то время труд хорошего программиста, да еще с собственным компьютером, оплачивался очень высоко), благодаря чему мы давно переехали из частного дома в новую благоустроенную квартиру. Мама работала, днем мы с отцом были совершенно одни.

То лето выдалось очень жарким, и у меня вошло в привычку постоянно бегать в душ, освежаться. Потом я возвращалась к письменному столу, отец подсаживался, и мы начинали разбирать задачи. Из-за жары я ходила после душа только в трусиках и футболке. Когда отец садился рядом, я нередко чувствовала определенное волнение от ощущения собственной полунаготы.

Однажды, одеваясь перед выходом из душа, я обнаружила, что чистыми остались только одни, самые ветхие трусики, да еще такие, у которых посередине между ног была довольно солидная прореха. Натянув их, я посмотрела на себя в зеркало и увидела, что на этом месте моя растительность даже выбилась наружу.

Вид был, конечно, очень неприличный. Но именно это вдруг стало возбуждать. В голову стали приходить долго подавляемые мной воспоминания и неожиданные эротические мысли. Одна из них была такая:

«А что, если пройтись в таком виде перед отцом?». Если он подсматривал за мной тогда, то какими глазами посмотрит сейчас? Вообще… я не могу этого объяснить…..

Мысли мыслями, но это не был какой-то осознанный расчет. /Видимо, подавленная сексуальность начала прорываться наружу вопреки всем мысленным запретам. Объектом этой атаки мог стать любой человек, к которому я бы чувствовала доверие и с которым могла бы чувствовать себя раскрепощенной./ Самым ближайшим объектом, который отвечал этим условиям, был отец.

И я вышла из ванной… Еще когда я шла через комнату к столу, то почувствовала прилив возбуждения, которое усиливалось с каждым шагом (хотя на меня никто не смотрел). Усевшись, я первым делом скосила глаза вниз. Хотя ноги были сведены, на вершине треугольника все равно оставалось отверстие размером с крупную монету. Никакие задачи не лезли в голову, я ждала только одного: «Сейчас он придет…Что будет?».

И вот подошел отец, придвинул стул, присел рядом. Дрожащим голосом я стала рассказывать задачу. Он был совсем близко, чувствовалось тепло его тела, его запах. Я боялась посмотреть на него, но мне страшно хотелось узнать, куда же направлен его взгляд.

Боковым зрением я пыталась это определить, но не могла. Сидела в страшном напряжении и чутко ловила любой признак, который мог бы мне подсказать это. Вдруг я почувствовала, как запах его тела резко усилился, он как-то нервно пошевелился на стуле. Я решилась и бросила мгновенный взгляд вправо, на него, /он смотрел!!!/ И тут я «поплыла»…

Перестала воспринимать вообще что-либо.

Видя такое дело, отец предложил прерваться и пойти пообедать. Голос у него был при этом очень неуверенный. Мы пошли. По дороге на кухню, во время обеда и после него я уже не скрывала свою прореху. Я видела, что он время от времени скашивал туда глаза. Но ничего не сказал! Заниматься в этот день было уже невозможно, ничего на ум не шло (вернее, шло, но совсем не то).

Остаток дня и следующие дни прошли в странных двусмысленных играх. Трусы и футболку я больше не меняла. Слонялась без дела по комнатам, мелькая своей киской в прорехе, крутилась вокруг отца, стараясь попасться ему на глаза, встать или усесться так, чтобы он /видел/. Он не говорил мне ни слова по этому поводу, не предлагал переодеться, даже не настаивал, чтобы я садилась за занятия, но главное, — не отворачивался! Более того, чем нахальнее я себя показывала, тем откровеннее он смотрел!

При этом оба внешне вели себя так, как будто ничего особенного не происходило. Как будто был некий молчаливый уговор. Говорились совершенно обычные, будничные слова, делались обычные будничные дела. Мы даже почти не смотрели друг другу в глаза.

Но я могла встать прямо перед ним, поставив одну ногу на стул, а он, прищурившись, в упор разглядывал меня. При этом оба минут двадцать вели посторонний разговор о какой-то прочитанной мною книге. После таких дней я ночью доводила себя мастурбацией до полного изнеможения. Но мне этого уже было мало. Тело требовало чего-то большего.

И дня через три все решилось. Дело было на кухне. Отец курил, сидя на стуле. В этот день я уже не раз демонстрировалась ему, оба были возбуждены до предела. Разгоряченная, я превзошла себя в своей наглости и уселась к нему на колени, свесив ноги по обе стороны. Все оказалось в раскрытом виде перед ним. Бери и пользуйся.

И он не выдержал. Левой рукой он держал сигарету, а правая его рука потянулась ко мне. Первое прикосновение… От него как будто электрический ток прошел по телу. Потом уверенные и умелые быстрые движения пальцев…

Меня никто никогда не ласкал раньше там, только я сама. Чувство оказалось острее и сильнее.

Я выгнулась дугой и вцепилась пальцами в его плечи, закрыла глаза.

Сигарета давно была потушена, его руки нежно скользили по всему моему телу, гладили грудь и снова возвращались вниз… Не было ни стеснения, ни смущения, только наслаждение и безумное желание. Потом какой-то взрыв чувств будто разорвал все мое тело на кусочки — первый оргазм я испытала еще до того, как стала женщиной. А женщиной я стала уже минут через пять. Сильные руки легли мне на бедра и стали придвигать все ближе и ближе…

Я не видела и не могу описать в подробностях, как это произошло — висела у него на шее, как тряпка, не в силах ничего воспринять после оргазма.

Помню только, как меня приподняли за бедра и «надели» на какой-то стержень. Не было ни боли, ни неприятных ощущений, все произошло молниеносно. Вряд ли могло быть иначе, настолько я была «готова».

Сильных ощущений первый раз тоже не оставил — просто меня немного «покачали» на этом стержне и все. На фоне предшествовавшего оргазма это все как бы прошло мимо.

Но потом было и другое… Впрочем, о том, что было потом, я писать не стану. И так, наверное, многие воспримут мой рассказ как нарушение общепринятых норм морали и нравственности. А, собственно, все ли в своей жизни скрупулезно соблюдали общепринятые нормы и законы? Найдите мне человека, который никогда не переходил дорогу в неположенном месте, — вот он-то пусть меня и осудит. Будем считать, что я перешла дорогу в неположенном месте, но постовые в этих местах не стоят…

Я не просто уверена, а твердо знаю, что различные формы инцеста практикуются в очень многих семьях. Просто эти тайны оберегаются пуще глаза. Правда почти никогда не выходит наружу, даже если на этой почве бывают жестокие внутрисемейные конфликты. Все заминается по-тихому. И даже не сомневаюсь — наверняка в вашей книге будет не только мой рассказ на такую тему…

98. Нюра, 22 3 >> 4 >> 5.

Причиной, толчком к началу интимной жизни для меня было любопытство. Уж очень мне хотелось узнать — а что же на самом деле чувствуют люди, когда делают /это/.

С партнером своим я встречалась полгода и по своей детской наивности, полагала, что это очень много, что узнать и полюбить человека за это время вполне реально. За эти полгода мы буквально измучились, практически доводили друг друга до высшей степени возбуждения, а разрядки не было.

В общем, я тщательно все спланировала, определила дату, время. Вес прошло нормально, только я ничего не почувствовала — не было ни больно, ни страшно, ни приятно. Потом долгое время было стыдно, что я просто так отдала свою невинность человеку, которого не любила. А сейчас, когда у меня действительно возникло серьезное чувство, я уже не могу отдать этого любимому.:-((

Короче говоря, лишение невинности — это, может быть, конечно, и замечательное событие, только мне хочется его поскорее забыть. Может, это связано с тем, что очень нехорошо сложились у меня потом отношения с моим первым мужчиной.

99. Olga, 42 1 << 2 << 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Решиться было для меня несложно, сложнее было выбрать партнера, который бы мне нравился и был приятен. В котором я бы чувствовала своего друга.

Это было не очень простым делом. Знаете ли, я такая разборчивая, может быть….

С этим парнем мы сперва встречались несколько недель, затем как-то спонтанно получилось: парк, вечер, такая милая природа… И я, несмотря на свою сдержанность, позволила себе оральный секс, хотя никогда этим не занималась. Я чисто интуитивно поняла, что нужно делать. Вначале чуть не закашлялась, но потом мне это понравилось. И я с удовольствием занималась этим каждый вечер, когда мы встречались.

Когда я решилась на близость, то нашла предлог пригласить своего друга к себе. Предварительно надела красивые трусики и сверху накинула халатик.

«Праздником любви» это для меня, к сожалению, не стало — по наивности я предложила ему выпить немного…

Халатик был сброшен, я легла на постель и он стащил с меня трусики. Я долго не могла раскрыться, мне просто было страшно. А, собственно, секс…

Подвыпивший, он не мог кончить и все продолжалось настолько долго и ужасно, что в памяти осталась только сильная боль после того, как его «дружок» вошел в меня. Я была страшно измучена и ничего приятного не испытывала.

100. goldenlady, 20 1 << 2 << 3 >> 5.

Если честно, то впечатления после первого опыта остались совсем не такие, как бы этого хотелось. Одно радует — повезло с партнером (уж очень опытный оказался). Конечно, был долгий период интимных ласк — а как же без него? Считаю, что это является одним из главных элементов перед любым занятием сексом, а уж перед получением первого опыта это должно быть обязательно. Какие чувства остались от лишения невинности? И не плохие, и не хорошие. Никакие.

102. Таня, 21 3 >> 5.

Решиться на это мне было не совсем легко, несмотря на то, что с парнем я встречалась долгое время. До этого мы много занимались петтингом. Он уговорил меня и на оральный секс, хотя я воспитывалась в такой семье, где разговоров о сексе не велось и вообще все /это/ считалось чем-то неприличным. Девочке в 17 лет даже думать о подобном было преступлением.

Но это меня останавливало лишь до поры до времени.

А девственности я лишилась случайно. В том плане, что не было никаких приготовлений и даже мыслей, что этим кончится. Мы просто как обычно играли: ласкали друг друга, целовались, он прикасался ко мне членом, слегка вводил его в меня. Обычно он делал это осторожно, никогда не проникая глубоко, тем более что я всегда была сверху на нем и сама контролировала глубину проникновения. А в тот раз я почему-то потеряла бдительность и он вошел в меня полностью.

Боли я практически не почувствовала, а кровь появилась уже чуть позже на трусиках. Все произошло настолько неожиданно, что осмыслить это я смогла не сразу. Он-то был счастлив, поскольку тоже был девственником и его первый раз, в отличие от моего, закончился оргазмом. Я же не почувствовала /ничего/! Ни приятных ощущений, ни значительности события.

Даже, так сказать, масштабов «катастрофы» не осознала. К счастью, я не забеременела, но сдуру зачем-то рассказала все маме.

103. Marlen, 26 1 << 2 << 3 >> 4.

Девственности лишилась в 18 лет, как-то спонтанно, неожиданно для самой себя. Я встречалась с молодым человеком (наверное, месяца три).

Отношения были, скорее, ближе к дружбе. Думаю, что я его не любила, просто хотелось иметь «своего» мужчину.

Конечно, мысли о сексе приходили в голову, но мне никогда не хотелось сделать это в первый раз непременно с ним. Хотя встречи, поцелуи, объятия, прогулки «за ручки» — все это присутствовало. Он, естественно, довольно часто заводил разговор о том, что «не пора ли?». Но я всегда отделывалась тем, что говорила: «Да, конечно, но не сейчас. Я еще не готова». Если откровенно, мне было с ним хорошо, но его личность не вызывала во мне чувств, сравнимых по силе с моими эротическими фантазиями.

Но однажды (не в первый уже раз) он пригласил меня к себе на дачу. С нами напросилась одна моя (не самая близкая) подруга, которой было скучно в Москве летом, и мы приехали вдвоем. У кого-то из дачных приятелей оказался день рождения, все довольно сильно напились, моя подруга особенно. Поздней ночью мы вернулись на дачу, стали ложиться спать. Нам, девушкам, была предоставлена комната в однокомнатной хибарке, друг мой, как джентльмен, устроился по соседству на полу в кухне.

И тут мою подругу развезло и «понесло». Спать она не хотела, стала потягиваться, охать и громко «мяукать» что-то вроде: «Какой был прекрасный день, такой кайф, одного только для полного счастья не хватает — мужичка!».

«Эх, сейчас мужичка бы!» — настырно повторяла она, явно в расчете на то, что Сережка услышит. Я пыталась ее урезонить, но она была слишком пьяна и не хотела ничего понимать. Потом она встала и, как была раздетая до трусов, отправилась в кухню — «захотелось водички». На ней не было даже лифчика, и ситуация стала меня беспокоить.

Мой парень был не девственник, со мной на «голодном пайке» (так он уверял) ему пришлось пробыть три месяца. О подруге я знала, что она легко и непринужденно вступает в интимные отношения. Так что я своего парня запросто могла бы «проспать»!

Поэтому я тоже поднялась и отправилась в кухню. Сережка обалдел от такого наплыва посетительниц, но я первым делом выставила Юльку и, для верности, прилегла рядом с ним. Проснулась все-таки к нему какая-то нежность, я стала гладить его тело и вдруг нащупала весьма и весьма «стоячий» и горячий орган. Стала требовать объяснений, не на Юльку ли он так возбудился. Сережка начал уверять, что, наоборот, на меня…

Слово за слово, руки зашарили по телам, губы зашептали разные слова, заскрипели половицы… Вот так я стала женщиной — в, летней кухне, в присутствии подруги, подслушивающей за дверью…

104. Наталья, 20 3 >> 4 >> 5.

Решиться начать сексуальную жизнь было непросто, но с моим молодым человеком я до этого встречалась 2 года, а знакомы были 8 лет. Мы доверяли друг другу на 100 %, и это как-то само собой получилось.

Мы долго целовались, потом он начал меня ласкать, и я не сопротивлялась, потому что мне было приятно (и, с другой стороны, интересно, — что это за новые ощущения?). Орального секса не было, это случилось только через

2 года, после того как он отслужил в армии.

Я не могу сказать, что лишение невинности стало для меня очень значительным событием, но, с другой стороны, я узнала что-то новое и я благодарна своему бывшему парню за то, что он ввел меня в мир секса.

109. Птичка, 18 3 >> 4 >> 6.

Интимную жизнь я начала в 16 лет. Тогда я встретила своего первого парня. Мы вместе уже 2 года. Мы начали с легкого петтинга, и это продолжалось полгода, после чего мне захотелось большего. Мы решили попробовать это сделать (и я и он были девственниками). С первого раза у нас ничего не вышло, не получилось и со второго…

Мне было нестерпимо больно, и он не мог войти. Тогда мы обратились к гинекологу в частную клинику. Я пошла на хирургическую операцию по удалению девственной плевы (она была слишком толстой, в этом-то и была проблема). Вес прошло успешно, и, после того как все зажило (через 2 месяца), мы таки смогли это сделать. Сейчас все замечательно.

110. Надежда, 19 3 >> 6.

С сексом мне не повезло. К 15 годам я осталась полной сиротой, потому что умерла мама, а отец ушел неизвестно куда еще раньше. А нас в семье было четверо, кроме меня, еще младший брат 10 лет и две сестренки 3 и 4.

Родственники не могли помочь, надо было бросать школу и идти работать, чтобы прокормить семью, а не гулять с парнями.

Отдавать в детдом я никого не хотела. Вообще я с детства была очень самостоятельной. Мама всегда звала меня помощницей и говорила, что я очень практичная. Я решила, что буду справляться с семьей одна. Чтобы вы поняли: я не красавица. Но у меня хорошая фигура. И понимаю, как девушка может это использовать. Про таких, как я, говорят, что они делают карьеру п…ой. Ну и пусть. Да, так оно и есть. Ради брата и сестер я готова на все. Я понимаю свою выгоду и буду этим пользоваться. Но я не проститутка.

После смерти матери ко мне стали подкатывать агенты из борделей и приглашать на «высокий заработок». Но я посоветовалась с троюродной сестрой, и она мне нашла солидного мужчину из нефтяной компании на очень высокой должности.

Я понимала, что ему просто хотелось молодую невинную девочку. И поставила условие, чтобы он был не просто спонсором, а устроил меня на работу в эту компанию на высокую зарплату. Он так и сделал, хотя это было даже против закона. Но у них свои законы. Он стал моим первым мужчиной и научил меня всему.

Потом, работая секретаршей, я познакомилась с генеральным директором и сделала так, чтобы он обратил на меня внимание, а скоро стала с ним встречаться (хотя у него семья). И встречаюсь до сих пор. Теперь мне вообще все до фонаря. У меня зарплата такая, что можно кататься, как сыр в масле, и еще откладывать, четырехкомнатная квартира, вся обставленная, дети полностью ухожены, за ними я еще бабулю наняла приглядывать.

Вот чего у меня не было, так это никаких оргазмов и вообще удовольствия.

Сексом я зарабатывала для семьи деньги и положение. Хотя научилась и кричать, и подмахивать, когда надо, чтобы мужчине было хорошо. Для меня главное, что по жизни все схвачено. И когда это есть — я довольна.

112. Нэтали, 25 1 << 2 << 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Начала я свою интимную жизнь по нынешним стандартам не рано, в 19 лет отдалась любимому человеку. Всегда считала, что первым мужчиной должен быть муж, но так не получилось.

Это случилось у него дома, на кровати, в позе миссионера. Шампанского, фруктов, свечей не было. Но были ласки, поцелуи, петтинг — все, так скажем, культурно. Мне было немного больно, но крови не было. Это его удивило, однако он не обозлился, не обвинил меня ни в чем.

Я не могу сказать, что была безумно счастлива или очень огорчена, мне как-то было безразлично, что ли. Одно помню — кайфа я не испытала никакого. Не поняла, зачем люди /это/ делают, да притом воспевают в стихах и в прозе!

Этот молодой человек не смог стать моим учителем в сексе. Я не понимала как нужно двигаться, что делать, а он мне не помогал, а в конце концов назвал меня фригидной. Я не понимала за что и почему и что это значит.

У следующих своих партнеров я спрашивала: «Тебе, наверное, не понравилось, ведь я фригидная?», после чего они, уставившись на меня, говорили: «Кто сказал тебе такую лабуду, фригидных женщин не бывает, есть неумелые мужчины!». И это меня как-то успокоило и подбодрило.

Нет, конечно, все равно это стало событием. Я и сейчас помню число, место и имя своего первого сексуального партнера. Я благодарна судьбе за то, что это произошло не в подвале на трубах, не в подъезде на телогрейке, а в чистой и опрятной квартире, с любимым на тот момент человеком, здоровым и красивым.

113. Кошка, 32 3 >> 6.

Он был старше меня на 11 лет и к тому же женат. Но в его глазах была такая страсть, такое желание, что я невольно почувствовала — настала пора! Мне было 20 лет. Я встречалась с разными ребятами, с которыми были и страстные поцелуи и ласки руками. Но всегда останавливалась. Почему?

Не знаю сама. А тут вдруг…

Вокруг нас была шумная компания. Но он, казалось, видел только меня. И я не удержалась…Мы договорились, где и когда встретимся.

Единственное, о чем я спросила: почему ты ей изменяешь? Через много лет супружества я и сама поняла.

Дело происходило на молодежной турбазе, где мы отдыхали несколько дней.

В номере было темно. Из окна падал свет фонаря. Это придавало происходящему загадочность и нереальность. Меня удивляет, как хорошо память сохранила каждую мелочь, каждое ощущение. У него «горели» глаза, а я чувствовала робость, но вместе с тем и решимость.

Конечно, он был опытный мужчина (с годами я это ценю все больше и больше). Я понимаю, как можно было испортить все мои дальнейшие сексуальные ощущения в жизни одной только первой неосторожностью. Но он был очень нежным и внимательным.

Его ласки сводили меня сума и я просила: «Возьми меня!», а он отвечал:

«Еще не время». И. когда мне стало казаться, что сейчас я умру от удовольствия, только тогда очень бережно он вошел. Перед решительным толчком замер и предупредил: «Сейчас может быть больно»…

Когда дело кончилось, я с удивлениям прислушивалась к себе. И это все, о чем так много говорят? Надо признать, что мне больше понравилась «прелюдия». Я была уверена, что больше встреч не будет, но через некоторое время мы случайно столкнулись, и я сама спровоцировала продолжение. Мне стало любопытно — будет ли второй раз лучше первого? Мы стали любовниками и встречались на протяжении трех лет, а когда я вышла замуж, остались просто друзьями.

Он открыл для меня безграничный мир удовольствий. Он имел неистощимую фантазию и огромное чувство такта. Никогда не заставлял делать того, что было мне неприятно. Но сам всегда подводил меня к тому, что хотел он, да так, что я от этого тоже получала огромное удовольствие. Благодаря ему я стала Женщиной. Я знаю, что в постели (хотя мы занимались любовью не только там) нет ничего стыдного, если это доставляет удовольствие обоим.

Я благодарна этому человеку и всегда с теплом его вспоминаю.

115. Натка, 19 < 3 >

Это случилось, когда мне было 16 лет. Со своим первым мужчиной я познакомилась на дне рождения подруги. С девственностью рассталась по собственному желанию, в порыве эмоций — незадолго до этого я поссорилась и разошлась с мальчиком, которого любила. И я решила отомстить ему — переспать с мужчиной.

Итак, во время танца со мной познакомился один красивый молодой человек, он был старше меня на 4 года. Я старалась вести себя с ним раскованно, как будто я уже зрелая женщина и не один раз занималась сексом. Он поверил мне.

В первый же день нашего знакомства мы уединились в ванной. Он начал целовать меня, говорить, какая я красивая, и тем временем раздевал меня.

От его слов и ласк я растаяла, как кубик льда, но когда он полез под юбку, мне вдруг стало страшно. Я испугалась и отвела его руку. «Не сейчас, не здесь». -говорила я ему, а сердце бешенно колотилось от страха.

/В тот вечер у нас ничего не вышло. А произошло это на нашем 5-м свидании./Он пригласил меня к себе домой посмотреть кино по видику. Я приготовилась- приняла душ, сбрила /там/ лишние волоски, надела свои самые красивые трусики. Но все случилось не так, как я себе воображала (романтично, медленно, приятно).

Сначала мы целовались, сидя на кровати. Я чувствовала, как он возбуждается. Потом он повалил меня и начал раздевать. Теперь я уже не сопротивлялась — решила во всем подчиниться ему. Он стянул с меня блузку, совсем немного поласкал грудь и резким движением стащил джинсы вместе с трусиками. Он был похож на дикого зверя. От этого я сама сильно возбудилась. Я чувствовала, как у меня /там/ все мокро, как я ХОЧУ, ХОЧУ, ХОЧУ его.

Он не стал тратить время на долгие ласки и через секунду вонзил в меня своего «дружка». От резкой боли у меня остановилось дыхание. Он начал двигаться, а я боялась шевельнуться, боялась открыть рот, потому что если бы я это сделала, то просто заорала бы от боли. Потом, когда все закончилось, я пришла домой, уткнулась в подушку и проплакала весь вечер.

118. akvamarinchik, 21 1 << 2 << 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Первый интимный опыт с партнером произошел по любви и взаимному желанию.

Меня это радует необыкновенно, потому что большинство девушек начинает свою интимную жизнь при не очень хороших обстоятельствах (пьяные вечеринки и пр).

А потом наступает сожаление и разочарование в том, что /это/ случилось не так и не тогда, когда им хотелось бы и как они себе представляли в своих грезах и мечтах.

120. Ангелина, 22 < 3 >.

Я воспитывалась в строгой, на мой взгляд, семье. Однако, несмотря на жесткость моих родителей в плане свиданий и тому подобного, они мне рассказали все о сексе, когда мне было еще 10 лет. При этом мне и мама и отец вместе обо всем рассказывали, сопровождая рассказ литературой и, естественно, различными картинками. А однажды мама даже показала отрывок из фильма с целью, так сказать, наглядно продемонстрировать, как /это/ происходит.:-)

Естественно, мне было очень интересно, но особо я на этом не заостряла внимания — все-таки десять лет, мысли совсем о другом… По роду профессии отец ездил по стране, и не только по городам, но и селам. В одном из сел нашей семье пришлось задержаться на долгий срок, потому родители решили отправить меня учиться в город одну.

Было здорово почувствовать свободу… Прошел целый год, я очень повзрослела, жизнь в общежитии сделала меня, как говорили знакомые парни, настоящей стервой.:-))) Я разбивала сердца мужчин, они делали ради меня ВСЕ, но взамен ничего не получали. Потому что была в моей жизни одна «зацепка».

В соседнем городке жил мужчина, близкий друг моего отца, который мне безумно нравился. И это было взаимно. Он был старше меня на 14 лет, а меня это только еще больше заводило.:-))) Я все думала о нем — о том, кто далеко. — и безумно ждала лета… Почему-то мне казалось, что я уже готова испытать то, о чем давно знаю теоретически…

Было очень жаркое лето, и родители предпочли уехать на курорт, чем дали мне полную свободу действий. Естественно меня оставили на присмотр Сергею (так звали друга моего отца). Я, не долго думая, предложила выехать к морю с палаткой. Романтика…:-))) Он охотно согласился. Прошло несколько дней, с его стороны были всего лишь страстные поцелуи и крепкие объятия, больше ни-ни, хотя я всем телом чувствовала его желание… Я решила взять все в свои руки!:-)

Очередной жаркой ночью предложила ему пойти искупаться, и непременно голышом.:-))) Полнолуние… Блеск луны отражается в море, которое удивительно спокойно и теплое, как парное молоко… Мы долго, долго, как мне показалось, плыли… и немного устали. Остановились, я подплыла к нему, обняла его и начала целовать… Был такой долгий и необыкновенно нежный поцелуй, что закружилась голова… Ни слова не говоря друг другу, мы поплыли обратно к берегу, он вынес меня на руках… положил на теплый песок… и начал целовать меня, ласкать…

Сергей был очень опытным, это сразу было заметно по тому, как он стал «исследовать» мое тело. Он ласкал меня именно там, где мне больше всего нравилось. Но почему-то пресекал все мои попытки что-либо сделать для него, даже не давал гладить его по спине. Одной своей рукой он держал обе мои, но мне это даже нравилось — полностью подчиняться его воле! Я была в нетерпении, ласк мне уже было мало, хотелось большего! Я не выдержала и сказала: ХОЧУ ТЕБЯ!

Он меня поднял, мы еще раз окунулись в море и он отнес меня в палатку…

Ласк уже не было, был жесткий секс! Было больно, но это была сладкая боль, мне это /очень/ нравилось, и он это чувствовал! Было настолько приятно, что хотелось, чтобы это никогда не заканчивалось. Я испытала нечто, похожее на оргазм (поначалу мне показалось, что это было именно

/то/). Но уже через два дня я поняла, что в первый раз было именно нечто похожее, потому что пришел настоящий оргазм!

Мы провели вместе три чудесные недели. Несмотря на то, что теоретически я достаточно много знала о сексе, каждый день я открывала (вернее, он мне открывал) ворота в неизведанное. Он научил меня всему!

Как достичь наслаждения самой и доставить удовольствие мужчине, как дать понять, чего мне хочется, что нравится. Научил меня искусству секса.

За это я ему очень благодарна, я в нем не ошиблась.:-) Тогда мне было

17 лет, сейчас 22. Замуж я вышла за другого, но он, Сергей, до сих пор мой Любовник.:-)))

Девушки! Я каждой желаю такого ПЕРВОГО МУЖЧИНУ!!

121. Стрелка, 19 1 << 3 >> 4.

Лишение девственности и первая измена… Я улыбаюсь, когда думаю, как мне отвечать на эти вопросы…:)

Дело было на первом курсе университета, после первого семестра. Все в общежитии разъехались на каникулы, а мне пришлось остаться, чтобы пересдать один экзамен. Общага опустела, осталось всего лишь несколько человек.

С двумя парнями из параллельной группы мы готовились вместе — у них была та же проблема. Неделю мы с ними готовились к экзамену, постоянно общались и крепко сдружились — даже вместе ходили в столовую. А когда, наконец, сдали экзамен — решили серьезно отмстить это дело втроем…

Было много водки, а мое мартини быстро закончилось и я тоже перешла на крепкие напитки… Короче говоря, разговор свернул на сексуальные темы, парни стали хвастаться, у кого что в жизни было… А я начала над ними смеяться и говорить, что все это ерунда, вот в моей жизни было /такое/…

И стала рассказывать им о тех моих летних каникулах. Они замолчали и только слушали меня с широко раскрытыми глазами, иногда переглядываясь.

Я видела, что эти рассказы их страшно заводят, но старалась нарочно добавить новых подробностей, чтобы их «проняло» еще сильнее. Потом они сами стали задавать вопросы, расспрашивать о деталях… Слово за слово…

Мы все трое были уже страшно возбуждены, но никто не решался предложить то, что сейчас сидело в голове у каждого… Наконец, один из них рискнул сказать, что жалеет, что в его детстве не было таких ситуаций. Он бы, мол, тоже не отказался поиграть в такие игры. А второй предложил:

«Может, попробуем сейчас?».

Все это говорилось, конечно, как бы не всерьез, в шутку, но в то же время с намеком в мой адрес — мол, на словах-то ты многое можешь, а на деле? А я, в свою очередь, подстрекала их — не уверена, дескать, я, что вы не слабаки — небось, пойдете на попятный, если я начну что-то делать?

В общем, эти взаимные подстрекательства привели к тому, что после очередной выпитой стопки я начала раздеваться под музыку… Потом взяла одного за руку, вывела на середину комнаты и стала танцевать с ним, снимая с него свитер, рубашку, расстегивая брюки… Оставила его, пока он лихорадочно сдирал с себя остатки одежды, и вывела второго… Вскоре мы уже все втроем танцевали медленный танец — голые… Я была заключена между ними, а они менялись местами, и я чувствовала каждого то спереди, то сзади…

Наступила такая истома и блаженство, что я была не в силах справиться с собой. Я не хотела, чтобы это осталось просто сексуальной игрой, я решила сегодня стать женщиной! Во время танца я потрогала и поласкала каждого из них и выбрала того, чей член показался мне самым красивым и приятным на ощупь. Я стала подталкивать его к кровати и в какой-то момент толкнула так, что он упал. Сама же залезла на него сверху и стала ласкать его член. Вообще я вела себя с ними в тот день, как «командирша», а они беспрекословно подчинялись моим желаниям!

Второй понял, что это не его час, и присел за стол пить водку, глядя на нас. Мой первый лежал, заложив руки за голову, а я, поласкав себя немного его членом, обхватила его крепко рукой и ввела в себя. Сама лишила себя девственности!

Боли никакой не почувствовала — наверное, сказались выпивка и «угар» этой ночи. Чувство было очень приятным, хотя, наверное, больше мне нравилось ощущение власти над этими парнями — то, что я делаю с ними, что хочу! Когда мой первый кончил, я поднялась с него и обнаружила кровь. Я не хотела признаваться им после всех рассказов, что была девственницей, поэтому извинилась и объяснила, что, видимо, начались месячные.

Я не думала, что второй захочет после этого продолжить, но он подошел ко мне сзади, обеими руками обхватил мои груди и тесно прижался членом. Я почувствовала его желание и была не против. Встав на цыпочки, я попой «проехалась» по его члену снизу вверх — и он словно озверел. С силой нагнул меня, так, что я упала лицом на стол, и вошел в меня сзади. Таким образом, я изменила своему первому мужчине уже через пять минут!:-)))

И впечатления были совсем другие Это был настолько жесткий секс, что я даже испугалась — не ожидала такого. Когда это кончилось, вновь поднялся первый, но, посмотрев на усилившееся кровотечение, больше не захотел меня. А мне уже было достаточно.

На следующее утро, с похмелья, мне было жутко стыдно. Но парни как ни в чем не бывало пришли ко мне и принесли пива. Разговор о сексе втроем у нас больше никогда не заходил, но мы остались отличными друзьями.

122. Штучка, 26 1 << 2 << 3 >> 4 >> 5.

С мужчиной я переспала в 18 лет. Рано это или поздно — каждому свое.

)))) Решиться было легко — труднее сделать.)))) До 18 лет я жила мастурбацией, парня ублажала петтингом и оралом. А вот с девственностью рассталась в 18.))) Это было /не/ спонтанно, но с первого раза не получилось — было больно…

Когда это все-таки получилось — ничего особенного я не испытала. Только в сознании мелькнуло: «Я теперь женщина». Значительным это событие, конечно же, стало, так как открыло дверь в мир полноценного секса.

125. Катик, 28 1 << 3 >> 4 >> 5.

Был долгий период петтинга между мной и моим партнером (впоследствии мужем). Это мне нравилось, но заняться сексом по-взрослому было страшно.

В результате этого страха в первый раз (хотя мы оба и храбрились) ничего не вышло. Просто я «не пустила» его. Впоследствии это сказалось на нашей семейной жизни — мы так и не нашли взаимопонимания в постели.:-(И я даже могу сказать (и рассказываю близким подругам), что девственности меня лишил мой сын, когда появлялся на свет. Потому, что до этого мне всегда было очень больно.

126. Ollariu, 19 < 3 >.

Я выросла в семье без отца. Растила меня мама, но это только так называлось. Мама была больше озабочена устройством своей личной жизни. В доме постоянно появлялись новые мужчины, часто она не ночевала дома.

На меня она обращала внимания меньше, чем на своих мужиков. Я часто видела постельные сцены, мне они были неприятны. Все это сопение и возня в темноте или при свете ночника… Они вели себя так, как будто меня не существовало.

Когда я подросла, стало еще хуже. Мама стала воспринимать меня чуть ли не как свою подружку. Она искала у меня понимания! Когда ей нужно было привести в дом нового мужика, она просила меня переночевать у какой-нибудь подруги. Подмигивала и говорила: «Ну, ты же понимаешь!». А я не хотела понимать, мне было неловко проситься к подружкам.

Приходилось что-то объяснять, врать, изобретать причины (чтобы их родители правильно поняли). Все это очень угнетало.

Однажды я вот так договорилась с одной подругой, но, когда пришла к ним, оказалось, что никого дома нет. Я решила дождаться и села на подоконник в подъезде. Время шло, наступила ночь, но они не возвращались. Мимо меня ходили люди, глазели, и это было неприятно. Но было поздно идти к кому-то еще, и я решила дожидаться до конца (а в случае чего переночевать здесь же, на подоконнике).

Мимо меня прошел вниз мужчина с собакой, тоже посмотрев с удивлением.

Когда он возвращался, то спросил, что я здесь делаю ночью.

Я ответила, что жду Наташку. Тогда он сказал, что видел их всех днем — они уезжали на дачу, так что их можно было не ждать.

Мужчина предложил мне подняться к нему, но я отказалась. Он пожал плечами и ушел со своей собакой. Прошло еще минут сорок. Ночью начинало холодать и я уже жалела, что решила ночевать здесь. Но вдруг снова открылась дверь на верхнем этаже, и вышел тот мужчина. Он снова предложил зайти к нему, выпить хотя бы чаю. Мне было холодно, и я решила подняться.

В квартире были только он и собака. Мужчина провел меня на кухню, покормил, налил чаю. Мы стали разговаривать, и оказалось, что мне с ним легко. Я не чувствовала в нем «взрослого». Чай был выпит, но мне не хотелось уходить. Я ждала, что он снова предложит мне остаться, и не ошиблась. Тогда я согласилась у него переночевать.

Если честно, я понимала, к чему может привести ночевка в квартире с одиноким мужчиной. Но у меня после полночи сидения на подоконнике было чувство злости на весь мир и особенно на мать. От обиды хотелось сделать что-то ужасное. Чтобы как будто сказать всем: «Вы так поступили со мной?

Вот, смотрите, что из этого вышло!». Я понимала, что могу потерять девственность, но от злости меня это не страшило. Я даже решила: если он будет приставать, то я не буду сопротивляться! Пусть будет, что будет!

Однако мужчина вел себя вполне нормально. Он предоставил мне одну из комнат, а сам ушел спать в другую. Но мужики есть мужики! Когда я уже стала засыпать, то услышала, как открылась дверь и он вошел. Сон с меня как рукой сняло и сердце забилось чаще.

Мужчина присел на край кровати и некоторое время ничего не делал. Потом осторожно провел рукой по моему телу через одеяло от груди до кончиков ног. Я лежала с закрытыми глазами и не шевелилась. Тогда он стал гладить меня такими же движениями, а потом его рука проникла под одеяло. Когда он так же погладил меня по голому телу, я ощутила резкое, необычное чувство, которое меня испугало. Поэтому я быстро перевернулась на живот, но лежала молча.

Мужчина стал гладить меня по спине и ниже, потом стал делать что-то вроде массажа. У него были сильные и теплые руки, он не делал ничего плохого, и я перестала бояться. Прикосновения его были приятны и ласковы. Я не много знала в своей жизни ласки, поэтому расслабилась и не сопротивлялась. От испуга осталась только тупая боль в низу живота, но тоже какая-то приятная.

Он гладил меня долго, я разнежилась и даже не заметила, как он сумел расстегнуть на мне лифчик. Потом его пальцы забрались мне под трусики, стали гладить по попе, потом скользнули дальше… Я лежала, как тряпичная кукла, совершенно расслабленная.

Совсем не хотелось сопротивляться и пришла мысль: пусть делает все что угодно (тем более что это становилось все приятнее и приятнее)… Я позволила ему снять с меня трусики совсем, и не стала сопротивляться, когда он слегка раздвинул мне ноги. А он начал очень нежно ласкать меня пальцем… Сладкая боль все усиливалась, до такой степени, что хотелось перебить ее какой-то другой болью.

Я уже понимала, что за всем этим последует, и даже с нетерпением ждала, когда же и как это произойдет. Но вот, наконец, мужчина оторвался от меня, и я услышала шорох снимаемой одежды. Потом он прилег рядом, еще немного погладил, а затем лег на меня сверху и раздвинул мои ноги своими.

Одной рукой он прихватил мои груди, крепко, но бережно. Я не могла видеть, что он делает, но чувствовала, как что-то твердое и горячее давит в меня снизу и ищет дорогу вглубь. Еще мгновение — и короткая вспышка боли, которая необыкновенно приятно соединилась с той изнуряющей сладкой болью в низу живота.

Я почувствовала, как в меня входит нечто, раздвигая и заполняя все внутри… Потом начались осторожные движения взад-вперед, которые постепенно убыстрялись. Поскольку перед этим был массаж, я восприняла это как продолжение массажа. Но этот массаж волшебным образом снимал сладкую боль внутри и заменял ее другим сладким чувством, не менее захватывающим…

Мужчина повернул меня на бок, одной рукой ласкал груди, другой гладил живот и /там/, все усиливая свои ритмичные движения… Это длилось долго.

Я таяла… Но вдруг он тяжело задышал, резко остановился и вышел.

Некоторое время он судорожно прижимался ко мне, а потом ослабел и отпустил…

Мы полежали… Потом он зажег ночник. Когда он увидел на простыне пятна, его реакция была неадекватной. «Почему ты не предупредила, что у тебя месячные?» — спросил он. Однако, посмотрев на мое лицо, понял… Но счастливым он не выглядел. Его больше занимала мысль, каким образом теперь выводить эти пятна не только с простыни, но и с матраса. В конце концов, мы вдвоем с этим справились. За всеми делами прошла ночь.

Поспать удалось только пару часов.

Домой я вернулась совершенно другим человеком. Наверное, он не только сделал меня женщиной, но и разбудил во мне женщину. Откровенно скажу — мне это понравилось. Я даже хотела еще встретиться с ним, часто забегала в Наташкин дом, даже видела его, но он сделал вид, что меня не заметил.

Понятно, почему — как я потом выяснила у той же Наташки, у него была жена и двое детей. Видимо, в тот раз они тоже были на даче…

А потом я стала пробовать с парнями…. Это оказалось далеко не так здорово, как в первый раз. Как правило, все на скорую руку, по принципу «сунул-вынул»… Правда, тем самым решился вопрос с ночлегом))). Но этот вопрос меня больше не волнует. Через два года кочевой жизни я поступила в техникум в другом городе (хотя в школе училась только на 4 и 5) — лишь бы мне дали общежитие, и я могла бы не зависеть от матери.

Почему я написала? Наверное, чтобы еще раз вспомнить свой первый опыт…))) Я считаю, что он оказал сильное и положительное влияние на мою жизнь. По крайней мере, теперь я точно знаю, каким должен быть настоящий мужчина в постели, и уверена, что рано или поздно обязательно встречу именно такого.

127. Киса, 18 2 << 3.

В первый раз все произошло неожиданно (точнее, ничего так и не произошло). Мы смотрели фильм по видео. Во время этого — ласки, страсть с нарастающей силой. Мы постепенно начинаем раздеваться. Я у него была не первая, и он был более опытным, поэтому раздел меня без проблем. У меня же возникла огромная проблема, прямо-таки стена — сначала я не могла расстегнуть ремень на его джинсах, а позже пуговицу.

Когда мы оба уже были раздеты и готовы, то в самый ответственный момент (перед введением члена) я заявила ему, что не хочу залететь. Я действительно этого боялась.

Тогда он мне сказал, что для первого раза я молодец и просто «супер», но медали (под медалью он понимал презерватив) он мне не даст, так как ее у него нет. Ну, раз нет — значит, и нет. Пришлось отказаться от продолжения. Вот так у меня все было в первый раз (точнее не было).

Но когда это, наконец, произошло — все было менее романтично и более обыденно. С утра я собиралась в институт, но понимала, что на первую ленту я неимоверно опаздываю (больше чем на пол-ленты), а на вторую смысла ехать нет. Тогда я направилась к своему другу, где все и произошло.

Было уже не так страшно, но больно и без оргазма. Хотя в какой-то момент мне стало приятно. Я даже непроизвольно начала двигаться с ним в такт, но тут же пришла в себя и решила, что пускай он все делает сам… и остановилась. Тут-то все мои ощущения куда-то пропали. После этого у меня дико болел живот, и я решила, что больше сексом заниматься никогда не буду. Но продержалась недолго — всего неделю.:-))

128. Елена, 18 1 << 3.

Только когда мне исполнилось 13, произошла некоторая смена ориентиров.

Наша семья, наконец, получила квартиру и у меня появилась постоянная компания подруг во дворе. Лето, безделье… Естественно, в этом возрасте (и от нечего делать) — постоянные разговоры о любви и сексе. Обсуждалась масса всевозможных вопросов, причем (от незнания) мнения иногда высказывались самые дикие.

В этих разговорах у меня был крупный козырь — я имела доступ к полной и правдивой информации. Этим источником стал для меня старший брат. В тот год мы очень сблизились с ним. Он поступил в МГУ и стал гордостью всей семьи. Конечно, я тоже его сильно зауважала.

Иметь такого брата — чем не повод для хвастовства перед подружками?

Раньше отношения между нами всегда были ровными, но теперь мне очень хотелось общаться с ним — он ведь такой «умный»! И, конечно, если между нами, девчонками, возникал какой-то спор, я тут же бежала к брату за ответом — его мнение было непререкаемо.

Может показаться странным, но я не стеснялась задавать ему вопросы и на интимные темы. Наверное, сказалось вот это «совместное воспитание» с раннего возраста — в нем не было ничего такого, что могло бы меня смутить или заставить стесняться. И я получала самые исчерпывающие ответы.

Ему, наверное, нравилось испытывать чувство превосходства — поэтому он предоставлял подробнейшую и чуть ли не энциклопедическую информацию. Для чего мужчине пенис, а женщине вагина? Как с их помощью делаются дети?

Что такое сперма? Почему бывают месячные? Что такое онанизм (речь шла о мужской мастурбации)? Кто такие «гомосеки»?.. И так далее.

Надо сказать, эти разговоры оставляли меня вполне равнодушными в сексуальном смысле (мои настоящие удовольствия таились в ванной). Самым важным было выглядеть авторитетной перед подружками.

Однажды я прибежала к брату с потрясающей новостью. Одна подружка (врет, должно быть!) заявила, что женщины сосут у мужчин член! Для меня это было дикостью, и я жаждала ее разоблачить. Как можно сосать член? Он же грязный, из него писают! И для чего это нужно женщине? Все удовольствия находятся внизу, это я знала точно.

Срочно надо было получить авторитетное подтверждение этому и вывести врушку-подружку на чистую воду. Но брат, поразмышляв несколько минут, с какой-то кривой ухмылкой начал объяснять. Да, говорил он, есть такая не слишком афишируемая практика. Женщины делают это для косметических целей. Оказывается, мужская сперма обладает целебной силой. Удаляет прыщики. Разглаживает морщины. Даже увеличивает объем груди (если втереть в грудь). Все самые дорогие кремы изготовлены с добавкой мужской спермы. И мужчины даже сдают ее для этих целей в специальных лабораториях за большие деньги.

Эти объяснения показались мне убедительными и правдоподобными. О добавках в крема я вроде бы даже читала в каком-то журнале (правда, речь шла, кажется, о китовой сперме). И заинтересовало меня это не на шутку (проблема прыщиков и роста груди стояла в этом возрасте более чем актуально). Речь об отвращении больше не шла. Я стала смекать, где бы достать этой ценной спермы. Долгих размышлений тут не потребовалось — потенциальный донор сидел здесь, рядом. Но надо было его уговорить.

По жизни я всегда была человеком очень активным и приступила к переговорам немедленно. Для начала я стала его корить: «У меня проблемы с лицом, а ты мне никогда ничего не рассказывал! Из-за тебя могу остаться уродкой!». Потом начала канючить: «У тебя это добро все равно пропадает, намастурбируй мне спермы!». Но брат гордо заявил, что мастурбацией не занимается («Ага, как же!» — сказала бы я сейчас:-)).

Моя активность его, видимо, ошеломила, но я упорно добивалась своего — упрекала, канючила, просила по-человечески.:-)

В конце концов, я его уговорила. Единственным условием было то, что я все буду делать сама и при этом должна раздеться, иначе у него «не встанет». Брат отправился в ванную, а когда вышел, я уже ждала — голенькая. Вид его меня, конечно, поразил. С тех пор как мы 5–6 лет назад мылись вместе, в нем произошли большие перемены.:-) Он лег на кровать, откинулся на подушки, а я устроилась рядом и стала подробно изучать то, что у него за эти годы успело вырасти. Я обратила внимание, что он тоже изучает меня взглядом и впервые начала испытывать некоторое смущение.

Предмет моего изучения оказался достаточно большим, и я даже внутренне вознегодовала — зачем надо было заставлять меня раздеваться, если и так уже «стоит»? Но когда я взяла его в руку и сжала в кулаке, то почувствовала, как он стал толчками разбухать, распирая ладонь. Я первоначально взяла его «под корень», но вскоре он уже выпирал из моего кулака сантиметров на десять и был горячим, тяжелым и твердым. И в то же время он был на ощупь необычайно нежным. Его было очень приятно гладить — кожа была настолько нежной и шелковистой, что эти прикосновения волновали.

Я знала, что сейчас предстоит взять эту штуку в рот, но отторжения не было. Наоборот, хотелось ощутить эту нежную кожу во рту. В нем не было ничего грязного или стыдного.

Я почувствовала, что брата тоже это волнует — он вздрагивал при каждом прикосновении, а как он смотрел на меня! Эта ситуация вдруг стала выходить за рамки деловых отношений по совместному добыванию «косметического средства». Было в этом что-то другое, возникла какая-то особая чувственная атмосфера, и мое «заветное местечко» вдруг отозвалось на это такими же острыми сладкими импульсами, как и при играх в ванной (хотя к нему не было никаких прикосновений).

Я положила голову брату на живот, а его рука тут же оказалась у меня на плече. Я поднесла выпирающий из кулака конец «этой штуки» ко рту и начала сосать, как леденец или эскимо (я так представляла тогда себе этот процесс).

Щекой я чувствовала, как судорожно сжимается время от времени живот брата, а рука ощущала периодические резкие пульсации его члена — в такие моменты казалось, что он может лопнуть. Я почувствовала, как тело брата входит в определенный ритм, наподобие того, что я практиковала в ванной.

Рука его переместилась мне на грудь и плотно обхватила ее.

Мы качались в этом ритме и я сама стала изнемогать от наплыва сексуальных ощущений — казалось, меня внизу сейчас разорвет от того, что там скопилось и требует выхода. Чтобы стало как-то легче, я сама стала, извиваясь, делать движения бедрами.

Вдруг брат напрягся и замер, выгнувшись вверх, мышцы его живота как будто окаменели, его мужское естество тоже замерло, расширившись до предела. Еще несколько секунд — и мой рот наполнился… Брат рухнул на постель, а я быстро рванула в ванную с драгоценной жидкостью во рту.

Стоя перед зеркалом, я стала мазать ею лицо и грудь.

Но еще больше мне хотелось другого. Моментально покончив с «косметикой», я прыгнула в ванну и стала лихорадочно крутить краны, открывая воду. Не обращая внимания на стуки в дверь (брат тоже хотел привести себя в порядок), я уселась в излюбленной позе лотоса, пристроила себе к клитору наконечник душа и быстро-быстро накручивала пальцем, снимая напряжение…

Надо ли говорить, что тот опыт был первым, но не последним?

Знаю, что многие меня осудят, но плевать я на это хотела, откровенно говоря. Я живу для собственного удовольствия, а не для того, чтобы заработать себе хорошую репутацию у кумушек и тетушек.

Для меня в этом опыте главным было то, что я, наконец, поняла: удовольствие, которое можно получить от мужчины, не меньше того, которое получаешь сама с собой. А если два этих удовольствия совместить…

Тогда-то и приходит первый оргазм. Ждать его мне пришлось недолго — на третьем или четвертом эксперименте с братом — когда я дога далась запустить пальчик в заветное местечко прямо в процессе «добычи косметического препарата».

С тех пор прошло 5 лет. Брат мой давно женился, я тем временем тоже немало «погуляла». Есть ли между нами что-нибудь сейчас? А вот этого я вам не скажу.:-)

131. Ana, 18 3 >> 5.

К первому сексуальному контакту с мужчиной я готовилась долго, семь месяцев со дня нашего знакомства. Я уже знала, что Сашка будет у меня первым, да и он тоже.

Но, вопреки моим ожиданиям и планам, все произошло гораздо позже. Я думала, что познаю радость секса ровно через полгода после нашего знакомства (так сказать, своеобразный подарок моему любимому к дате).

Но когда «час икс» настал, у меня просто не хватило смелости. Обычно раскрепощенная и готовая к различным ласкам и новым ощущениям, я лежала, как бревно, и ждала, когда же у него /это/ встанет. Сделать для него что-нибудь самой у меня не хватало духа. Не помог даже стакан водки, выпитый залпом, — он просто на меня не подействовал!

Потом я немножко опомнилась и решила улучшить ситуацию под душем, но и это ни к чему хорошему не привело. Я боялась смотреть вниз и не смела даже коснуться рукой его висящего «дружка», любовно окрещенного мною позже «маленький Сашка».

Я понимала, что надо еще что-то придумать и сделать, но мозг мне уже не повиновался. И все-таки отвела своего любимого к себе в кровать и попыталась не просто посмотреть на его «сокровище», а даже поцеловать и заняться с ним, Сашкой, оральным сексом! Такого от меня он совсем не ожидал! Не знаю, хорошо ли у меня получалось, но Сашкины стоны и вздохи были очень красноречивы.

Девственности же я лишилась совершенно случайно. Ну, как сказать, я совершенно об этом не думала и не предполагала. Просто как-то раз мы пришли с посиделок у друзей, возбужденные приятной встречей и разговорами.

Мы сидели с ним на кровати и просто разговаривали, а потом вдруг совершенно дико стали целоваться, как будто год не виделись, и срывать друг с друга одежду. Причем я совершенно забыла о своем смущении и стыде! Ощущения были странные- новые и волнующие одновременно.

Я, не отрываясь, смотрела в его глаза, пытаясь понять, что с ним происходит и что будет дальше. Боль же пришла только потом, когда пыталась помыться, но и она исчезла почти сразу.

Странно, но я не могу сказать, что это было чем-то потрясающим и полностью изменило мою жизнь. Скорее, более запоминающимся стал второй раз, когда, невзирая на родителей, спящих за стенкой, мы занимались сексом всю ночь напролет. Под утро я была просто без сил и в буквальном смысле слова отключилась.

132. anais, 21 < 3 >.

Я лишилась девственности в 20 лет. Наверное, это могло бы произойти на несколько месяцев раньше (когда во мне действительно начало просыпаться желание), если бы не мой отчаянный страх перед ожидаемой при этом болью.

Поэтому получилось так, что период интимных ласк был действительно очень долгим.

С моими первыми двумя парнями мы перепробовали в постели много чего, за исключением непосредственно обычного секса. Нет, я не пыталась сохранить девственность для некоего Одного-Единственного. Просто — как только кто-либо из моих партнеров предпринимал попытку сделать /это/, я инстинктивно внутренне сжималась, что, по-видимому, сильно затрудняло весь процесс и вызывало у меня боль. Приходилось в очередной раз умолять остановиться.

С моим третьим парнем все, наконец, получилось, но тоже не сразу. Наши первые интимные встречи мне очень напоминали то, что я уже проходила раньше — сначала определенные надежды и ожидания, а потом боль и разочарование.

Но постепенно с этим человеком у меня действительно зародились очень теплые и глубокие отношения, и стало огорчать, что сексуальный контакт становится для нас камнем преткновения. Он всегда был очень нежен и внимателен, а мой постоянный страх воспринимал как своего рода недоверие, что его сильно обижало.

Все произошло в одну из тех ночей, когда он уже ничего, наверное, от меня не ждал. После долгих взаимных ласк я просто сказала ему: «Я хочу сделать /это/ сегодня. Понимаешь, не попробовать сделать, а именно сделать. Пусть я буду кричать что угодно — не обращай внимания».

Хм, он был очень взволнован во время этого первого проникновения, может, даже больше, чем я сама. Я помню, как испарина выступила на его лбу. А еще я помню, как он вдруг остановился, и я в изумлении спросила: «И это все?». Я не могла поверить — то, чего я так долго боялась и в чем себе так долго отказывала, было абсолютно не больно. И совершенно никакой крови (мы потом тщательно обследовали простынь). Я еще подумала, что, если бы родилась в средневековье, то были бы у меня проблемы после первой брачной ночи.

Очень жаль, что я в свое время начиталась всякой ерунды по поводу того, что боли в первый раз ну никак не избежать. Впрочем, то удовольствие, которое я получила в первый раз, было скорее моральным, нежели физическим.

133. Lola, 25 1 << 2 << 3 >> 4 >> 5.

А девственности лишилась глупо. Был такой период лет в 14, когда началось интенсивное осознание себя как женщины. Желание сразу, немедленно повзрослеть, подогреваемое надуманными представлениями о том, что надо быть, «как все», приводило к необязательным поступкам.

В тот период я проколола себе уши, сделала небольшую наколку, пробовала таблетки и марихуану… В общем, делала то, без чего, как отчетливо понимаю сейчас, вполне могла бы обойтись. Вот и с девственностью все было в том же самом ключе. Девственность была недостатком, от которого следовало избавиться. Хотя своего парня еще не было.

Сетования мои по этому поводу были услышаны одной из подруг, которая предложила мне устроить это дело. У нее был знакомый парень, через которого «прошли» несколько ее приятельниц, да и она сама тоже. Мне были даны самые лучшие рекомендации — «безболезненно, аккуратно, гигиенично, без последствий». В том возрасте все было чрезвычайно просто.

Созвонились, договорились, подхватились, поехали. Все «удовольствие» стоило мне бутылку хорошего виски (которое мы вместе же и распили, для «анестезии»).

Парень оказался нормальный, веселый, явно «из нашего круга», даже вызывал симпатию. Мы приехали вместе с подругой и начали с распития виски. Атмосфера была легкой и непринужденной, все мы много шутили и подкалывали друг друга на тему предстоящего «мероприятия».

Отношение было, как к совершенно бытовому делу — вроде очередного прокола ушей. Когда «анестезия» подействовала, мы с парнем удалились сначала в ванную, а потом в комнату. Подруга осталась ждать на кухне.

А дальше все было просто и буднично. Парень подстелил под меня полотенце, чтобы не пачкать постель, устроился сверху и начал действовать. Предварительных ласк никаких не было — да и к чему они, с чего двум посторонним людям ласкать друг друга? Но он был в самом деле очень опытный и, кажется, пользовался каким-то кремом, потому что процесс дефлорации и «входа в тело» прошел без сучка и задоринки.

Я, конечно, не могла упустить возможности своими глазами посмотреть на процесс собственной дефлорации, поэтому не изображала из себя невесту, а, приподнявшись на локтях, устремила взгляд в промежность и наблюдала за шоу. Никаких приятных ощущений не было, да я и не ждала их — была наслышана о том, что в первый раз ничего не бывает.

Но, что меня приятно порадовало, парень оказался исключительно тактичным. Он просто «сломал» меня и почти сразу же вышел, убедившись, что все сделано, как надо. Не стал меня мучить фрикциями ни физически, ни морально.

Единственное — он сходил в ванную, смыл кровь и попросил нас с подругой помочь ему кончить. Подруга моя уже в 14 лет была известная любительница минета, я помогла ей руками и думаю, что тот парень остался по-настоящему доволен — мы постарались от души.

Я получила от них шутливые поздравления, а парень сказал, что мы с подружкой теперь «молочные сестры». Эта шутка нам обеим понравилась, мы потом еще долго так друг друга называли. Все вышло весело, забавно и прикольно. Вечер, скажем так, удался. Я, кстати, до сих пор чувствую симпатию к тому парню, хотя он давно исчез из моего поля зрения.

Не знаю, я не чувствую никакого сожаления, что рассталась с девственностью таким вот образом. Даже наоборот. Судя по тому, как у меня случился первый секс с любимым человеком, я сомневаюсь, что он вообще произошел бы, будь я девственницей.

Кстати, мой любимый никогда даже не подумал задать мне вопрос — при каких обстоятельствах я лишилась девственности. Его это просто не интересовало.

138. Кэтти, 21 1 << 2 << 3 >> 5.

Я хочу сказать, что у ранней мастурбации есть две стороны. Одна, положительная, заключается в том, что это дает возможность управлять своими чувствами и позволяет не наделать глупостей в более позднем возрасте.

Я замечала, что именно те из моих знакомых девочек, которые больше всего фыркали при слове «мастурбация» и заявляли «презираю онанисток», раньше всех начинали половую жизнь, причем имели массу проблем: залет, аборт, эрозия, половые инфекции и др.

Те же, кто помалкивал на эту тему, начинали половую жизнь позже и были, как правило, более удачливы. В этом случае не «давят гормоны» и девушка может позволить себе быть более рассудительной и разборчивой в выборе партнера.

Но есть и отрицательная сторона. Для тех, кто привык к сексуальным ощущениям, которые дает мастурбация (и, может быть, даже сумел испытать оргазм), первый секс с партнером и лишение девственности могут оказаться жестоким шоком. Во всяком случае, так было у меня. От первого секса я ждала очень многого. Мне представлялось, что если уж я сама себе могу запросто доставлять такое наслаждение, то «настоящий» секс должен быть, по крайней мере, в несколько раз приятнее. Первый мой парень был старше на три года. Он был красавец, я тоже не дурнушка. Наша любовь была обоюдной, в ней присутствовало все, что полагается — романтика, встречи, цветы, упоительные вечерние прогулки… Может быть, только это продолжало удерживать меня с ним после злополучного «первого раза».

Нет, внешне все обстояло замечательно. Он все организовал у себя дома.

Родители на даче, расслабляющая атмосфера, музыка, объятия с постепенным раздеванием… Я протянула к нему руки и приготовилась утонуть в океане неизведанного наслаждения. Все началось… Я приготовилась и раскрылась…

Он навис надо мной… Я почувствовала, как он ищет вход (все время попадая не туда), постаралась подстроиться, чтобы ему было удобней…

Я приготовилась испытать первую боль, но рассчитывала, что это должна быть неизбежная плата за удовольствие, которое наступит потом. И тут мне яростными рывками загнали внутрь здоровенный кол.

Боль, пронзившая меня, вовсе и не собиралась прекращаться, а тем более переходить в удовольствие. Вместо этого внутри терся кол, который, казалось, готов порвать мне все внутренности. Я уже не думала ни о каких удовольствиях, мысль в голове была только одна — дожить бы до конца.

Радость я смогла испытать только от того, что /это/, наконец, закончилось.

Зато мой парень был горд и счастлив. Я была у него первой девственницей.

Наверное, если бы я не ждала чего-то необычайного, то мне легче было бы все это воспринять как должное и постепенно приспособиться к «нормальному» сексу. А с тех пор я только и думала о том, как под благовидным предлогом увильнуть от «исполнения долга».

Если бы мой первый хоть немного умел обращаться с девушками и уделял бы больше внимания предварительным ласкам, возможно, мы бы до сих пор были вместе. Но он умел доставлять удовольствие только себе…

139. ewe, 21 1 << 2 << 3 >> 4.

Шло время, мы узнавали друг друга все лучше, и дело продвигалось к годовщине нашего знакомства. Он пригласил меня в ресторан и сделал мне предложение, на которое я ответила согласием. Золотое кольцо на моем пальце стало еще одним доказательством его любви ко мне.

На следующий день я должна была возвращаться в студенческое общежитие, где я жила. Он поехал меня провожать, а моей соседки по комнате (погибшей позже в катастрофе сибирского самолета 4 октября 2001 г.) не было, и я разрешила своему любимому остаться у меня ночевать при условии, что дальше обычных ласк дело не зайдет.

Но в самый ответственный момент что-то случилось со мной, и я сама попросила его лишить меня невинности. Мне даже пришлось долго его об этом просить, настолько он был готов хранить меня до свадьбы. Но это все-таки свершилось!!! Кроме сильной боли я почувствовала только удовлетворение от мысли, что мой любимый счастлив и горд тем, что он первопроходец (я была его 3-й женщиной и первой девственницей).

В эту ночь мы занимались любовью еще раз, но удовольствие я получила только от его ласк, т. к. мне все еще было больно. Оба раза он кончал мне на живот.

Этот день, 19 ноября, мы отмечаем как годовщину знакомства и как годовщину нашего «первого раза».

Сейчас мы женаты и ждем ребенка. Мы счастливы, и я желаю счастья всем людям на Земле, независимо от пола, возраста и сексуальной ориентации!!!

141. Аля, 30 1 << 2 << 3 >> 4 >> 6.

На дворе осень. Мне 16 лет. Мама на работе, а я сижу дома, жду гостя.

Сегодня приезжает мой дядя, мамин брат. Меня даже отпросили для этого из школы. Наконец, звонок в дверь. На пороге здоровенный, жизнерадостный красавец — мой дядя. Мы не виделись лет восемь.

У него сложная судьба — он в разводе с женой и до сих пор никого не завел. Такая работа — постоянно в море, плавает по всему миру. Я немного смущена — хоть и дядя, а практически незнакомый мужчина. Мужчин в доме нет, много лет мы с мамой тоже живем одни.

Дядя с улыбкой непринужденно обнимает и целует меня. «Ух, какая ты стала! — радостно басит он. — Ну-ка…» С этими словами он своими сильнющими руками поворачивает меня на 180 градусов и подхватывает под грудь. Я не успеваю охнуть, как обе мои груди уже лежат в его здоровенных лапах. Он сильно и нежно сжимает их и уважительно произносит: «Ого-го…». Меня бросает в жар, я вырываюсь. Дядя довольно хохочет.

Я не обижена, а даже польщена (хотя и делаю вид, что сержусь). Мне нравится этот мужчина, да и не посторонний он — родной дядя…

Раскрываются чемоданы. Столько подарков, сувениров. Столько всего интересного!

С дороги надо помыться. Долго льется вода, дядя долго шумно плещется в ванне. Через какое-то время слышу, как он зовет меня. Подхожу к двери.

Она приоткрывается. Слышу голос: «Потри мне спину, пожалуйста!».

Произнесено так уверенно, что отказаться неудобно. Может, так принято между родственниками? Захожу. Огромный голый мужчина сидит спиной ко мне. Ужас… Как стыдно… Румянец заливает лицо. Но почему это так волнует?

Намыливаю мочалку, тру спину. Руки касаются голого тела. Я трогаю голого мужчину! Ужас, ужас…

Вечером приходит мама. Вместе ужинаем, слушаем дядины рассказы. Сколько же он всего повидал! Ночью ложимся спать. Мы с мамой в ее комнате, дядя в моей. Засыпая, думаю о нем. В темноте не видно, как я улыбаюсь…

На следующий день возвращаюсь из школы. Дядя дома. Обед готов, мы вместе садимся. За обедом вновь дядины рассказы. На этот раз особенно интересные. «Ты уже взрослая девочка и тебе можно знать».

Об обычаях разных народностей. О том, что в Таиланде девушки делают мужчинам массаж собственной грудью. А в некоторых африканских племенах мужчины ходят совершенно голыми, только прячут пенис в особый чехол. О том, что в Индии девочек готовят к половой жизни с 6–8 лет, объясняя как и что.

А кое-где есть и такой обычай: когда девушка достигает совершеннолетия, то с ней производят обряд лишения невинности и в течение нескольких недель обучают на практике всем премудростям секса. Чтобы, выйдя замуж, девушка сразу могла доставить удовольствие своему мужу и семейная жизнь с самого начала была гармоничной. И чтобы супруг не ассоциировался на всю жизнь с кровью и болью.

Девушка, которая не смогла сразу же должным образом ублаготворить мужа, считается позором семьи. Поэтому этот ответственнейший обряд доверяют самому опытному и близкому родственнику. Например, /дяде/…

От этих разговоров бросает в жар, намек более чем прозрачный. Я поднимаюсь из-за стола и подхожу к окну, поворачиваясь спиной. Не то чтобы этот разговор был неприятен, совсем нет. Но я смущена. В голове начинают прокручиваться разные мысли, вспоминаются ванна и голый мужчина в ней… А дядя уже подошел сзади, обнимает за плечи. «Ты не обиделась?»

Отрицательно качаю головой.

Не убирая рук, начинает новый рассказ. Он совсем близко, я чувствую дыхание на своей шее. Низким, волнующим голосом, почти шепотом. И речь идет о /таком/… Горячая волна идет снизу, обволакивает все тело, ударяет в голову. Так хочется прижать рукой источник этой волны, но нельзя, невозможно…

А руки гладят по плечам, опускаются чуть ниже… Я не буду этого замечать, пусть. И груди уютно устраиваются в двух теплых, сильных ладонях. Они тянут меня назад, прижимают к мужскому телу. Я не сопротивляюсь… Так и стою, слушая запретные слова и млея от наслаждения. Ах, как жаль, что пора разойтись. Ведь уже пришла мама… Как она не вовремя! И как жаль, что заветная булавка спрятана в тайнике в моей комнате — там, где спит дядя. Незаметно ее не вытащить. Ох, как хотелось бы сейчас сходить с этой булавкой в ванную… Как мне уснуть этой ночью?

Всю ночь, все утро мысли только о вчерашнем. Но теперь все проще. Даже не пообедав, я снова у окна. И мы начинаем с того, на чем остановились вчера. Но сегодня уже рассказов нет, да они и не нужны. Я позволяю ладоням скользить по моему телу и как будто этого не замечаю. Можно делать со мной, что угодно. Поласкать грудки? Пожалуйста… Я только не хочу поворачиваться лицом. Меня мягко начинают тянуть от окна.

Куда, зачем? Но руки очень сильны и властны. Я иду назад мелкими шажками, подчиняясь их воле. Вот миновали дверь кухни. Куда? В ванную?

Да… Что же там? Опытные руки проворно и ловко расстегивают пуговицы сзади на платье. Развязывают пояс. Неужели он снимет? Больно! Зачем так сильно!? Хорошо, хорошо, я сама подниму кверху руки! Как он настойчив и уверен! Зачем же так быстро… Не надо! Господи, я уже голая…

Стою спиной, слышу шуршание одежды. Он раздевается. И, наверное, смотрит на меня. Как кузены тогда… Но вот сильные руки берут меня за плечи и поворачивают к себе. Я вся горю, лицо полыхает. Прижаться, спрятать, спрятать голову у него на груди, не смотреть… Но он отстраняется, берет за руки. Мы на расстоянии вытянутой руки. Куда смотреть? Вниз? Я не могу. Я уже краем глаза увидела… Не могу же я на /это/ смотреть..!

Я поднимаю на него умоляющий взгляд и вижу в ответ серьезное, решительное лицо. Да? Да. Рука тянется ко мне и берет меня снизу.

Раздается еле слышный хлюпающий звук. Как стыдно… Я там вся мокрая… Я же мокрая! Но его левая рука крепко держит, не даст отстраниться. А правая…

Ох, что она вытворяет! /Так/ даже я не умею…. Взгляд мой застыл, направлен вниз, он не может оторваться от того, что страшит и манит одновременно, от того, что так угрожающе направлено на меня, слегка покачиваясь. Неужели /это/ должно будет во мне поместиться?

Я закрываю глаза. Мне уже все равно. Расставляю пошире ноги и полностью отдаюсь наслаждению, которое мне доставляют опытные сильные мужские пальцы. Какое-то перемещение, я не вижу, что происходит. Сзади ко мне прижимается горячее тело. Одна рука ласкает мои груди, другая настойчиво мастурбирует меня. Между моих ягодиц трется вверх-вниз упругий горячий цилиндр и я знаю, /что/ это такое. Вот он меняет положение и трется уже о вагину. Пальцы раздвигают мои губки и горячий цилиндр теперь натирает мой клитор и всю промежность. Скорей бы, скорей..! Я больше не могу этого терпеть!

«Давай же, давай!» — слышу я, как будто издалека, свой просящий хриплый голос. Я что-то сказала? Сама? И движения прекращаются. Что-то большое прижимается к самому входу. О, это не жемчужина на булавке! /Это/ начинает входить в меня. Оно раздвигает мою плоть, да так, что кажется, что ноги раздвигаются в стороны сами собой под этим напором. Оно продвигается все дальше и дальше, кажется, этому не будет конца.

Странно, но нет никакой боли. Рука не отпускает мой клитор, теребит его, гонит волны наслаждения. Они попадают в такт с начавшимися движениями внутри. Мне хорошо. Я готова качаться на этих сладких волнах сколько угодно, потеряв счет времени. Я знаю себя, понимаю, что оргазма не будет, но это не важно. Мне просто хорошо. Когда он выходит, я испытываю сожаление. Все кончилось.

Он гладит меня по голове, по плечам, целует, поздравляет. Заискивающим голосом спрашивает, не было ли больно, хорошо ли мне. Я молчу и слегка улыбаюсь. Мне просто не хочется говорить. Он видит мою улыбку и успокаивается. Потом обедаем. Есть не хочется. Я время от времени поглядываю на него, и сердце мое радостно сжимается. Он мой!! Мой первый мужчина…

145. Настасья, 17 < 3 >.

Я могу сказать, что это было замечательно. Я встречалась со своим парнем уже три года, мы были вместе почти все время. Хотя учились в разных школах, но он каждый вечер приезжал за мной после уроков, и мы шли гулять.

Я знала, что мой парень не девственник с 13 лет, но меня это не беспокоило. Я была уверена, что он мне не изменяет.

Однажды он пригласил меня домой. Там мы долго ласкали друг друга, а потом он начал постепенно раздевать меня. Самое удивительное, что раньше я немного побаивалась секса, но в тот раз его прикосновения так возбудили, что я сама захотела отдаться…

Он раздел меня, положил на кровать и стал ласкать языком — сначала грудь, соски, а потом все ниже и ниже. Когда его горячий язык коснулся моего клитора, я почувствовала такую волну наслаждения, что просто не передать словами. А потом он вошел в меня — нежно и очень ласково. Я страшилась боли, которую ожидала почувствовать, но ничего не было.

Никакой боли, лишь сильнейшее наслаждение, желание слиться с ним, вжаться в него. Все было просто потрясающе.

Это действительно стало для меня событием, так как первый секс не только оставил у меня в душе неизгладимые впечатления, но и внес в наши отношения какую-то новую, особую прелесть.

149. Татьяна, 23 1 << 3.

Ну, можно сказать, что моя интимная жизнь началась с конфуза. Мне было очень нелегко на это решиться, я несколько дней ходила и думала: нужно это мне или нет.

Однако парень, с которым я решилась сделать /это/ в первый раз, просто ничего не смог. Он не справился с собой и быстро кончил, так толком в меня и не проникнув. Невинности он меня, в конечном итоге, все-таки лишил, но полноценного полового акта у нас не получилось (хотя он считал себя очень опытным любовником).

Он пытался заняться со мной оральным сексом, но я была до того расстроена, что просто грубо его оттолкнула. Интересно, что сразу после этого я перестала с ним общаться совсем, хотя он неоднократно предпринимал попытки возобновить отношения.

Чувства после этого у меня были смешанные. С одной стороны, я понимала, что рано или поздно все это должно было произойти, а с другой — мне было неприятно, что все это получилось именно так. В смысле, не получилось.

Надо сказать, что, зная о том, что первый сексуальный опыт сильно влияет на дальнейшую половую жизнь, я постаралась внушить себе, что ничего не произошло. Просто попыталась забыть об этом.

150. Diana, 17 < 3 >.

Я лишилась девственности благодаря своей подруге. Нас было три подружки.

Мы жили в одном подъезде. Мне было 15, еще одной девочке 14, а старшей, Вике, — 18. Она вела свободную жизнь, родители не запрещали. Каталась по ночным клубам, дискотекам, знакомилась с парнями, спала с ними.

Ей нравилось рассказывать нам о своей жизни, а мы с большим интересом слушали. Благодаря ей, мы очень многое знали! И, конечно, мы хотели тоже попробовать такую жизнь.

Однажды Вика рассказала, что познакомилась с сыном крупного предпринимателя. Они ездили к нему на дачу, где все было просто шикарно.

Этот парень предложил за 300 долларов переспать с его отцом, который тоже был на даче. Вика сказала, что согласилась, при этом получила и деньги и удовольствие, потому что отец был очень опытный как мужчина.

Еще она сказала, что этот отец попросил ее найти среди подруг девственницу, потому что ему хочется переспать с девственницей, и обещал такой девушке 500 долларов, если она согласится. А если найдутся две девушки, то каждой по 1000, если приедут к нему вдвоем.

Вика знала, что у нас даже своих парней не было, поэтому предложила нам этот вариант. Мы подумали и согласились, потому, что деньги были большие. Лучше на шикарной даче за большие деньги с приличным человеком, чем даром за амбаром. Вика созвонилась, и мы договорились на один из выходных поехать к нему (а родителям сказали, что едем гулять в Москву).

За нами приехал сын (Андрей) на БМВ и отвез нас на дачу. Они с Викой ушли в другую комнату, а мы познакомились с его отцом. Это оказался не такой уж старый мужчина лет 40–45. Мы выпили джина с тоником, посидели, поговорили, послушали музыку.

Потом он предложил нам пойти в бассейн (у него был в подвале дома). Он предложил всем раздеться догола, и мы стали втроем купаться голышом.

Было немножко смущения поначалу, но потом это прошла и даже волновало.

Хотя мужчина был, по нашим понятиям, пожилой, но тело у него оказалось красивое, ухоженное. Я, конечно, старалась украдкой получше его рассмотреть, потому что первый раз видела голого мужчину.

Потом мы вытерлись, поднялись наверх и сели втроем на диване. Мы сидели по обе стороны от него, он нас обнял за плечи и попросил, чтобы мы его поласкали в четыре руки (и показал, как это надо делать). Мы это сделали. Кстати, мне понравилось трогать мужской член, он оказался очень нежным на ощупь, а когда вставал, то меня это возбуждало. Это было приятно, потому, что я понимала — он встает на меня как на женщину.

Потом мы поднялись на ноги и он попросил, чтобы одна девушка прижималась всем телом к нему сзади, а в это время он трогал, гладил и рассматривал другую. Потом мы поменялись местами. Потом все легли и он начал по очереди каждую из нас целовать и лизать, а другая девушка в это время ласкала его член. Этот момент мне очень понравился, было очень приятно подчиниться ему, ощутить его нежные ласки, и я расслабилась.

А затем мы приступили к самому главному. Он выбрал первой мою подругу, а мне предложил, чтобы я встала перед ними и глядела на это, причем попросил, чтобы при этом я онанировала.

Я стала онанировать, а он тяжело задышал, и я увидела, как его член начал медленно входить в мою подругу. Но она даже не охнула. Секс у них продолжался несколько минут, но он не стал кончать. Было немного крови, он пошел в душ, помылся и вышел.

Настала моя очередь, но я не боялась. Наоборот, возбудилась, и мне хотелось самой попробовать, что такое секс. Он попросил меня раздвинуть пошире ноги, встать и опереться на спинку стула. Потом одной рукой обхватил меня за груди, а другой стал ласкать между ног и сказал, что все отлично, потому что я влажная. Подругу он попросил прижаться к нему сзади, чтобы получился «бутербродик», а сам вошел в меня.

Боль я почувствовала только в первый момент, а потом он стал ласкать мой клитор и я забыла о боли. Через несколько минут он кончил мне на попу и дело было сделано. Мы стали женщинами! Сходили все вместе в душ, вымылись, оделись и еще немного выпили. Он нас опять обнял и поздравил.

Потом заплатил каждой по 1000 баксов!

И сказал, что если нам понравилось, то мы можем приезжать к нему вдвоем раз в две недели, и он будет платить нам по 250 долларов за визит каждой. Единственное условие: если у кого-то появится парень — честно сказать ему об этом, чтобы он начал использовать презервативы. Так мы с ним договорились и до сих пор к нему ездим.

Я ничего не имею против секса с ним, это очень приятно. К нам хотел присоединиться его сын, но отец отказал, сказав, что не доверяет его случайным связям, а с нами можно трахаться без резинки.

Не знаю, кому как, а меня это все вполне устраивает. За это время я научилась и удовольствие получать, и накопила столько денег, сколько мои родаки за всю жизнь не заработали. Единственная проблема — не знаю, как их лучше спрятать.

152. Алекс, 19 1 << 2 << 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Мне этого очень хотелось, но в конкретной ситуации решиться было трудно.

Этому предшествовал не очень частый, но неоднократный петтинг. При лишении невинности не было боли, ощущения только приятные, хотя оргазма не было. Событием это стало для меня значительным. Как выразился мой партнер: «Теперь мы выпустили твоего джинна из бутылки».

153. Gella, 25 1 << 2 << 3.

Потеря девственности… Ну, это было совсем не впечатляющим событием.

Скорее, я это сделала из любопытства. В 17 лет у меня уже была достаточно бурная «розовая» жизнь, но хотелось попробовать и парня, чтобы понять и сравнить.

Да и вообще этот вопрос как бы «назревал», только «прорвался» он довольно неожиданно. Мы провожали в армию своего друга. К концу вечера остались только он и я со своей новой подружкой. Этот парень знал о наших с ней отношениях и, кстати, относился к этому без предубеждения.

Более того, под влиянием водки стал «плакаться нам в жилетку», как бесполым существам. Дескать, нам-то хороню, у нас любовь — а он уходит в армию девственником. И еще два года ему предстоит им пробыть. Мы тоже были пьяны… И тоже формально были девственницами… А парень уходил на два года — все равно что в никуда. Никаких потом с ним отношений, забот и беспокойств…

Кажется, одинаковые мысли пришли нам с подругой в голову одновременно.

После нескольких понимающих переглядываний мы с ней ушли в кухню покурить. «Ну, что?» — спросила она, давясь от смеха. Я только пожала плечами: «Почему бы и нет?». И когда мы вернулись, то сели по обе стороны от нашего друга и принялись вдвоем активно его «утешать».

Игра шла так, что инициатива была полностью нашей, а парень выглядел игрушкой в наших руках. Скоро он уже был зацелован, полностью раздет и мы с огромным интересом «в четыре руки» теребили и исследовали все его сокровенные части. Он оценил свой шанс и не сопротивлялся, только шутливо упрашивал: «Девочки, перестаньте». А сам, развалясь на стуле, ловил кайф.

Скоро разделись и мы. Не позволяя прикасаться к себе, устроили перед ним маленькое лесби-шоу, от чего он просто запрыгал до потолка. Ну, а потом каждая по очереди присела на его торчащее «достоинство».

В общем, этот эксперимент был для меня скорее прикольным, чем эротическим (хотя отрицательного впечатления не оставил, определенный «завод» все-таки был). Это напоминало, скорее, обряд лишения девушек невинности на фаллосе статуи бога плодородия, распространенный у древних племен. Только таким «божком» в данном случае выступил наш хороший друг.

155. Оксана, 15 < 3 >.

Я очень боялась лишиться девственности и даже не представляла себе, как это случится. Это произошло совсем недавно. У моей лучшей подруги был день рождения, она пригласила очень много парней и девушек, которых я не слишком хорошо знала. Один из парней мне очень понравился, его звали Дима, ему было 16 лет. Ну, как обычно, шампанское, пиво, ну, короче, я была почти пьяная.

Этот парень на меня весь вечер смотрел, и по его глазам я сразу поняла, чего он хочет. Он подошел ко мне первый и сказал прямо, что хочет меня.

Так как я была пьяная, то сразу согласилась. Мы отправились в ванную, где нас никто не видел. Он раздел меня, сам снял с меня трусики, затем долго ласкал в интимных местах. Потом он нежно вошел в меня. Мне это очень понравилось.

156. Ирина, 24 1 << 2 << 3.

Надо сказать, что со всеми моими партнерами (их было не так уж и много, но тем не менее) секс был только после того, как я почувствую, что — да, я действительно хочу этого человека.

Именно физическое желание секса, причем именно с конкретным человеком, позволяло мне ложиться в постель и не испытывать угрызений совести, а получать радость и удовольствие.

Все случилось года через два после прихода первой влюбленности в 9-м классе. Я полюбила мужчину на 15 лет старше себя. Надо сказать, что я благодарна судьбе за то, что он встретился на моем пути. Я была девушкой, с одной стороны, темпераментной, а с другой — мама внушала мне, что нельзя, особенно до свадьбы. Надо отдать этому человеку должное, он имел терпение и долго меня соблазнял.

Учитывая, что я влюбилась в него без памяти, я соглашалась на любые ласки, но только не на окончательную близость. Он был женат, но его жена уезжала на работу в другую страну. Незадолго до этого на одной из вечеринок он мне сказал: «А ты не боишься, что когда она (жена) уедет, то ты отдашься мне?» (так и сказал, не я, мол, тебя изнасилую, а ты сама).

Я в замешательстве задумалась и одновременно испытала возбуждение и страх, безотчетный страх, что он прав. Потому что я уже этого хотела.

Когда его жена уехала, я пыталась препятствовать самой себе, отказывалась встречаться с ним или хотя бы оставаться наедине.

Но в одиночестве все мысли были только о нем. Через некоторое время я поняла, что зря боюсь и противлюсь себе, ведь я этого /хочу/. Очень хочу. Скрывать все это приходилось в первую очередь от мамы, ну и от всех наших друзей (мы занимались в одном коллективе). Мама ничего не подозревает до сих пор, а друзья, кажется, догадывались.

157. Fricky, 19 3 >> 4.

Я училась в 9-м классе. В тот день мы сдавали какой-то экзамен в школе, а потом всей компанией отправились на пляж. У меня была лучшая подруга, с которой мы решили прокатиться на катамаране, и во время этой прогулки познакомились с молодыми людьми.

Я не знаю, что меня тогда заставило бросить своих друзей и уехать непонятно куда с совершенно незнакомыми парнями. В общем, с самого начала было понятно, что дело идет к сексу, хотя я не хотела терять свою невинность с человеком, которого знаю всего пару часов и толком не помню его имени.

Мы посидели и выпили немного на кухне в их квартире, потом один взял меня за руку и повел в комнату. Неожиданно я поняла, что действительно этого хочу. Ну и что, что это не романтично и не с любимым человеком, зато в определенной степени экстремально, да и вообще мне было как-то спокойней от сознания, что я больше никогда его не увижу.

Когда мы остались наедине в комнате, я призналась, что девственница, но его это не взволновало. Он не предоставил мне никакого выбора и даже не спросил, хочу ли я этого. Все прошло довольно гладко: не было ни боли, ни огорчения, ни счастья.

После полового акта он отвел меня в ванную комнату, зачем-то обнял и сказал, что теперь я стала настоящей женщиной. А я после этих равнодушных слов поняла, что он просто-напросто мной воспользовался.

158. Малыш, 22 1 << 3 >> 4 >> 6.

До первого моего мужчины я тоже встречалась с парнями. Были поцелуи, иногда ласки. Однажды я чуть не отдалась одному из них. Но, когда мой возлюбленный (на тот момент) избранник узнал, что я девочка, то сильно удивился и не слишком тактично намекнул на мою неполноценность. Меня подобный подход обидел, и я решила, что он меня недостоин.

Потом встретила ЕГО (так обычно пишут в романах о том, кто оказался лучше других?). Немного повстречались. Я почти сразу предупредила, что девочка (наученная предыдущим опытом). Для него это не имело никакого значения. Он понравился мне и как человек, и как мужчина, и как ухажер (если так можно выразиться). Я решила: это и будет ОН.

Начала пить противозачаточные таблетки. Месяца через два после знакомства мы переспали. Даже дату помню — 13 сентября. Волнение было не слишком сильное. Я всегда знала, какой он должен быть — мой первый мужчина. Да и возраст был уже не тот, чтобы бояться необдуманности и ошибки — 22 года. Больше всего боялась, что ему не понравится.

Было больно. Он не кончил. Я расстроилась. Он переживал и успокаивал меня. А через две недели была наша следующая ночь (притом /вся/ ночь).

Тогда-то я и поняла, что никогда не пожалею о той ночи, когда потеряла невинность.

Стало ли это значительным событием? Наверное, я ощутила себя женщиной в полном смысле слова — красивой, любимой, сексуальной. Я стала спокойнее и увереннее. Но это потому, что любовник был тот, что надо — настоящий мужчина. Это был ОН!

161. Катюша, 18 < 3 >.

Я росла пацанкой в небольшом, но безумно красивом городе. Встречалась с кем хотела. Бросала ребят с такой же легкостью, как и заводила отношения, но ни с кем не спала. У меня не было отца, и поэтому я как бы мстила всем мужчинам за маму. Мама же всегда повторяла, что я «довыбираюсь».

Сексуальный опыт я получила исключительно в сфере петтинга, а вот само

/это/ меня почему-то страшило. После школы я поступила учиться в Киев.

Опять-таки, я встречалась с кем хотела. В конечном итоге остановила свой выбор на одном курсанте (мне безумно нравится военная форма).

Он рассказывал всем, что я с ним сплю, но я оставалась девственницей и еще сильнее ненавидела мужчин. Я не могла найти «своего». Меня никто не возбуждал, хотя я постоянно кокетничала и имитировала интерес со своей стороны. Я научилась так симулировать и притворяться, что, наверное, ни одна актриса так не сыграла бы.

У «моего» курсанта был друг — очень загадочная личность. Однажды он, Саша, подошел ко мне и сказал: «Давай встретимся сегодня в кафе».

Встречу он назначил на 22.00, и я согласилась, хотя знала, что мне надо ехать в общежитие к 21.00. Он хотел защитить своего друга Николая (курсанта) и узнать, почему я с ним хочу расстаться. И… это оказалась судьба.

Встреча. Живая музыка. Молчание. Испуганные взгляды — его и мой. Мы сидели рядом и не понимали, что с нами творится. Я впервые увидела пристальный мужской взгляд, направленный не в глаза, а на шею, губы, грудь… ниже… И со мной происходило то же самое! Я злилась сама на себя.

В животе вес переворачивалось, я не могла объяснить этого состояния.

Мы стали говорить о том, зачем пришли. Я призналась, что не спала с Колей, но не сказала, что вообще ни с кем не спала. Ведь такая глупость не пришла бы никому в голову. Это была моя тайна. Мы вышли из кафе.

Падал снег, я была, как обычно, одета очень легко, но забыла об этом, даже забыла сказать, что мне надо в общежитие. Я хотела быть рядом с ним. Таким красивым, таинственным, с непонятным прошлым. Меня всю трясло, но не от холода, а от мыслей. Мы гуляли до 5 утра.

Снег таял и капельками стекал по лбу, а моя рука грелась у него в кармане. Я знала его всего пару дней, а тут готова была вручить себя в принципе незнакомому человеку, который непонятно куда меня вел. Мы попили кофе в ночном киоске, и, наконец, я предложила ему идти домой. Но он не хотел уходить.

Было поздно, мы стояли под аркой возле Киево-Могилянской академии не в силах расстаться. И через полчаса оказались у него в квартире. Я всю дорогу испуганно повторяла, что буду спать на полу, а то и в кресле. Он ни на чем не настаивал, но спать меня положил после горячего душа в свою постель.

Между нами было 20 сантиметров расстояния. Сердце бешенно колотилось.

Тело становилось все тяжелее и тяжелее. Он это чувствовал. Мы так пылко, в таком порыве целовались, что у меня свело все, что только могло свести. Он ласкал меня, я его. Мы дрожали, жались друг к другу, это были волны наслаждения. Мы то бросались друг к другу, то лежали и не могли отдышаться. Момент настал…

И тут я поняла, что не боюсь. Страха не было, было только жуткое желание. Быть его женщиной. Быть его — целиком. Меня не волновали в тот момент все прежние предрассудки. Я вооружилась девизом Скарлетт: «Я не хочу думать об этом сегодня, я подумаю об этом завтра».

Мы раздевались все быстрее и быстрее. Да в принципе и снимать-то было почти уже нечего.:-) Его руки горели, мое тело пылало от его касаний, таких новых, таких приятных и совсем неожиданных. Он целовал меня везде, и я впервые не стеснялась.

Он был умничкой, а его «друг» был таким большим и красивым. Страсть взорвала терпение, и он вошел. Боже!!! Как он вошел!!!! И хотя до этого он не верил, что я не спала с Колей, теперь получил красноречивое доказательство.

Я была счастлива. С мастерством опытного любовника он подарил мне целую ночь райских наслаждений и мук. На следующий день он познакомил меня с мамой, а на третий вечер я к нему переехала. Судьба…

162. Jyl, 25 1 << 2 << 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Интимную жизнь начала с первым, кто попался. В 15 лет все подруги жили половой жизнью, мне не хотелось выделяться. Все произошло в туалете на кафеле в доме отдыха, куда я привезла своего первого мужчину специально для этой цели. От секса удовольствия не было. Только одна радость — есть, о чем поговорить…

164. Мария, 17 1 << 3 >> 5.

Когда мне было 16 лет, мои самые близкие подруги были уже не девственницами. Я же никогда не испытывала неудобства по поводу того, что была белой вороной. До своего первого мужчины я встречалась еще с несколькими ребятами, но дальше петтинга дело с ними не заходило.

Мой первый мужчина… Он был старше меня на 12 лет. Наше знакомство, начало общения и встречи — все это происходило по моей инициативе.

Наверное, в тот момент я была для него идеальной спутницей: молодой, не отвлекающей его от работы, всегда напоминающей о себе сама, ни от чего не отказывающейся…

Он ценил меня: знакомил со своими друзьями и их женами, приглашал на их дни рождения и другие совместные мероприятия, но в то же время мы встречались не чаще чем раз в неделю. Наш первый поцелуй произошел в тот момент, когда я уже решила для себя: пусть этот человек будет моим другом, всего лишь, так сказать, наставником. Судьба распорядилась иначе. Впрочем, меня это совершенно не расстраивает.

Мы были на дне рождения его друга. Вместе танцевали, обнимались и прижимались губами к губам. А на следующий день он спросил: «Куда мы поедем?». «Хочу туда, где тихо и мало народу». - ответила я. И мы поехали к нему домой. Наш первый поцелуй был просто удивителен, он как будто проник в меня, захватил мое сознание, всю меня целиком.

Он стал меня постепенно раздевать… Конечно, я была не против, но, что самое смешное, у меня были не побриты ноги, поэтому я не разрешила снять с себя брюки, и наша первая близость произошла только через неделю.

Одно любопытное наблюдение из того времени — я раньше слышала фразу, что человек-то, по сути, не меняется, когда теряет девственность.

Удивительно, но именно это меня и поразило тогда — мы едем домой, а вокруг все такое же, как было несколько часов назад…:-)

Не было даже боли. Думаю, я сама повредила свою плеву, когда мастурбировала. Я была счастлива, что этот замечательный мужчина принадлежит теперь мне, только лишь мне, в этом я была уверена!

Как-то мы разговорились о том, что же будет с нами дальше. «ЧТО БЫ НИ СЛУЧИЛОСЬ. Я ВСЕГДА БУДУ ТЕБЕ БЛАГОДАРНА ЗА ВСЕ. ЧТО ТЫ МНЕ ДАЛ ТОГДА», — сказала я ему идо сих пор не изменила своего мнения.

Благодарю тебя за все, что было между нами!!!

165. Ирина, 211 << 3 >> 5.

С молодым человеком, который стал моим первым мужчиной, я встречалась год, прежде чем дело дошло до постели. Произошло это очень постепенно и деликатно. Он настолько бережно ввел меня в этот мир, что я не испытывала ни страха, ни дискомфорта.

Мне тогда было 19, но никакого опыта у меня не было. Абсолютно никакой)!

Я даже не умела целоваться. Помню, как он впервые поцеловал меня — если честно, мне это не слишком понравилось. Но потом он посадил меня к себе на колени и начал нежно целовать в ушко, лаская его языком. Вот это было потрясающе!

Никогда потом эта ласка не вызывала у меня подобных ощущений, но в первый раз это было восхитительно! Меня словно пронзила сладостная волна, я с трудом удержалась от стона (я тогда еще очень стеснялась).

Все происходило очень медленно — он научил меня всему. И прежде всего — чувствовать свое тело.

Я прошла длинный путь сексуального взросления, прежде чем мы действительно занялись сексом. Помню, как он впервые раздел меня — сначала только до пояса, потом полностью. Как целовал мою грудь, ласкал клитор. Я была скованна, а он очень терпелив. Я перестала бояться, и пришел момент, когда я сама сказала ему, что хочу его.

В первый раз он был очень осторожен и спрашивал, не больно ли мне. Мне не было ни больно, ни страшно. Даже морщилась я не потому, что мне было неприятно, а от удовольствия — потому, что мне нравилась его забота.

Крови не было совсем. К счастью, мой парень слишком хорошо знал, что он у меня первый (ведь он столько времени возился со мной) и не упрекал меня ни в чем. Потом мы расстались, но я по-прежнему благодарна ему за то, /как/ я стала женщиной.

167. Кари, 14 < 3 >.

Я потеряла девственность примерно полгода назад и совершенно об этом не жалею. Это случилось на вечеринке у моей подруги, ей повезло с родителями — те постоянно в командировках, а она одна в шикарной квартире. Мы пили пиво, курили, болтали, многие девушки вели себя более чем раскованно.

Всю вечеринку на меня смотрел парень Макс, и я со своими подружками отметила, что у него неплохая попка:-). Ближе к утру гости разделились на две компании: одна засобиралась домой, а другая разбрелась по парочкам, в итоге все оставшиеся девчонки сидели на коленях у парней.

Макс пригласил сесть к нему, и я согласилась (почему бы и нет, собственно говоря?).

Начали разговаривать о «девичьих грудках». Парни предложили нам, девушкам, похвастаться богатством. Макс шепнул мне на ухо, не против ли я, и расстегнул мне кофточку. Это была вроде как игра-аукцион — у кого товар лучше. Я почувствовала руку Макса у себя на талии, она медленно бродила и подбиралась к лифчику (что было чертовски приятно!). Все это очень забавляло нас.

Вдруг Макс резко встал и сообщил, что «нам с Кари срочно надо в туалет».

Но мы оказались в одной из многочисленных комнат. Я хорошо помню, как посмотрела в карие горячие глаза Макса, и тут же поняла, что хочу его.

Я расстегнула лифчик — он упал на пол, соски от возбуждения напряглись, руки потянулись вниз — вспомнились многочисленные порнофильмы. Он начал целовать мою грудь, шею, губы, гладить бедра. Через пять минут он кончил, мои стоны, по-моему, слышали все.

Все это было как в сказке — один из самых сладостных моментов в моей короткой жизни:-). Мы так и заснули — голые, на ковре. Когда я проснулась его уже рядом не было. Я оделась и вышла в гостиную. Он уже был там — завтракал со всеми остальными. Я полагаю, что те, кто остался на ночь, тоже не в карты резались;-).

Он встал с дивана, обнял меня — мы так и позавтракали, обнявшись. С той ночи мы вместе, нам действительно хорошо вдвоем. Он открыл мне глаза не только на обычный секс — «сунул-вынул», но и показал 1001 способ получить удовольствие. Нам хорошо вместе.

169. SAHARA, 18 1 << 3.

Я была очень развитой девушкой. У меня было очень много поклонников, но я почему-то боялась с кем-то заниматься сексом, хотя очень хотела. Это случилось в 17 лет. Я поступила в университет и приехала в Киев на месяц подработать. Пока брокер искала мне квартиру, я жила у нее. В соседней комнате жил 25-летний парень, но я его сначала не видела.

И тут у меня начались проблемы: я приехала от бабушки в Киев в 12 ночи, не могла найти дом, бродила с тяжелыми сумками и заблудилась. У меня украли новую сумку с деньгами, чужими ключами, необходимыми вещами.

Говорила мне мама: «Пристегивай деньги к белью!» Но я не ношу белья!!!

На следующий день у меня не сложилось с работой. Кошмар!!! Я едва уснула. Ночью я почему-то проснулась, как будто и не спала. И я увидела

/его/… Он стоял в моей комнате и смотрел на меня. В 3 часа ночи! Потом попросил посмотреть телевизор. Странно…

Он принес вино и налил мне, хотя я не пью спиртное. Я выпила — и у меня все поплыло. Через 10 минут знакомства мы целовались в моей кровати. Но я смогла устоять, хотя шортики уже сползали.

Целый день у него была эрекция, он зажимал меня в каждом углу, несмотря на хозяев.

В следующую ночь я отдалась ему, мы сменили кучу поз, а я так и не сказала, что девственница.

170. Marina, 20 3 >> 6.

Это произошло абсолютно случайно в 19 лет. Я любила человека. Он приехал ко мне домой, когда не было света. Я поддалась соблазну. Это было так романтично, как в моих девичьих снах. Ощущения были приятны только в одном — в душе. Физическая боль была приглушена этим приятным восторгом.

Это событие очень повлияло на мою дальнейшую жизнь. Оно мне показало, что секс — это замечательное действо, при котором люди сливаются в единое сумасшедшее и в чем-то спокойное существо!

После этого практически постоянно у меня стало появляться желание секса.

Я стала часто думать об этом. Девичьи мечты пропали, взамен этого появилась необходимость воплотить все в реальность! Мастурбация исчезла мгновенно, словно ее и не существовало. Лишь только чувство прикосновения к телу любимого и желанного могло меня возбуждать! Я жила в нем. И я этого не скрывала.

Лишение невинности — это самое приятное, девственность — то, с чем я рассталась без сожаления. Я редко думаю об этой потере, поэтому чересчур значительным событием не считаю. Но в честь этого я купила себе маленький флакончик дорогих духов.

171. Яна, 25 1 << 3 >> 4.

С потерей невинности я явно задержалась. Подруги в моем возрасте (19 лет) уже выходили замуж, а у меня еще даже не было молодого человека.

Отношения с мужчинами начинались хорошо (я была вполне общительной), а продолжались почему-то исключительно в дружеской плоскости. Я грешила на свою девственность. Мне казалось — парни не идут дальше потому, что уверены — отношения с девственницей бесперспективны. И я, кажется, уже внутренне созрела для того, чтобы расстаться с невинностью.

Такое вот интересное было состояние: если раньше намеки молодых людей на близость вызывали внутреннее желание увеличить дистанцию, то теперь внутреннего сопротивления не было. Весь вопрос был в том, кто первый это почувствует и сможет этим воспользоваться.

К моему несчастью, первым оказался Узбек. Я помню его имя, но не стану его называть — настолько он мне противен даже до сих пор. Этот парень, лет 24, приехал в Москву заключать какой-то контракт и, в ожидании решения своего вопроса, слонялся по нашему учреждению, подсаживался к нам, секретаршам, и пытался кого-нибудь уговорить на совместное времяпрепровождение.

Всех он уговаривал примерно одинаково — обещал продемонстрировать чудеса «восточного секса». Говорил, что ему известны такие тонкости и таинства Востока, которые неизвестны европейцам, что ночь с ним для любой женщины окажется незабываемой сказкой, и предлагал всем желающим убедиться.

Более опытные девушки смеялись над его предложениями. А я вот сдуру «повелась». Конечно, хотелось, чтобы мой первый раз запомнился не кровью и болью, а райским наслаждением. Поэтому в один прекрасный вечер мы отправились сначала в кафе, а потом на квартиру, которую он снимал.

Узбек был очень возбужден предстоявшим свиданием, а, узнав, что я девственница, возбудился еще больше. Он сказал, что мне необычайно повезло — моя встреча с ним — это счастливый шанс именно для девственницы. И вслед за этим приступил к делу.

Начало было неплохим. Мне понравились откровенные ласки груди, которые я испытывала впервые в жизни. Но он действовал от нетерпения довольно быстро, так что минут через пять я лежала под ним голенькая.

Взгромоздившись на меня. Узбек довольно долго возился внизу, устанавливая свой «прибор» в нужное положение. Убедившись, что все правильно, он перевел взгляд на меня, как будто хотел сказать:

«Поехали!»- и надавил.

С этого момента началась пытка. Вспышка сильной боли сразу обожгла мозг.

Но на этом дело не кончилось — за первой последовали новые и новые. Я была совершенно не подготовленной, «сухой» — поэтому он продвигался вглубь неровными толчками, и каждый был результатом преодоления моей сопротивляющейся плоти. Когда начались фрикции, я застонала, но не от удовольствия. Внутри саднило и царапало, да еще казалось, что его здоровенный «прибор» вот-вот проткнет меня насквозь.

Но я мужественно сжала зубы и решила потерпеть. Ведь когда-то должны были начаться «восточные наслаждения»? Ради этого я и терпела. А Узбек был неутомим, как ишак. Правда, как я теперь понимаю, все его познания заключались в перемене поз. Он с регулярностью раз в несколько минут переворачивал меня и ставил в самые замысловатые позиции, время от времени осведомляясь, хорошо ли мне.

Я ничего определенного не говорила (ожидая прихода «чуда»), но к исходу первого часа почувствовала, что надо прекращать. Внутри уже все жгло от боли, как будто было присыпано перцем. Узбек тем временем уже успел раза три кончить (по-благородному, на кровать), но, надо отдать ему должное, эрекция ничуть не ослабевала.

Когда я попробовала робко намекнуть на то, что пора бы и заканчивать, он стал уговаривать меня потерпеть еще, обещая, что вот-вот /это/ случится (когда он покажет мне еще несколько особых приемов). И еще полчаса я опять провела, завязанная узлом в хитрых позициях, цепенея от ставшей почти невыносимой боли во влагалище.

Наконец, я стала, чуть ли не плача, просто умолять его отпустить меня.

Узбек был в недоумении, возмущен и даже разозлен. От его галантности не осталось и следа. Он популярно объяснил мне, какая я дура. Каждая женщина на моем месте мечтала бы о таком любовнике — который имел бы ее без устали на протяжении полутора часов и готов был иметь и дальше. Что опытная женщина на моем месте уже давно бы обкончалась, а любая девственница по крайней мере ощутила бы наслаждение.

Он вновь и вновь предлагал мне продолжить — ведь не может же быть, чтобы его способности остались неоцененными? Но я все-таки добилась своего.

Под недовольное ворчание я все же была отпущена.

Несмотря на поздний час, я не стала задерживаться в этой квартире, а бросилась на улицу ловить машину, правда, «бросилась» — не то слово.

Практически сразу же я обратила внимание на свою новую походку.

Передвигаться теперь приходилось с большим трудом. Я шла, как на ходулях, на прямых ногах, стараясь как можно дальше отвести одну от другой. Любое их сближение вызывало страшную боль во влагалище. И еще три-четыре дня я проходила такой диковинной походкой, испытывая жуткий стыд.

Понимающие подруги интересовались: «Что, Узбек напихал?» — и ржали в кулак. Что уж там думали мужчины, я даже боюсь представить…. Но к сексу я надолго получила стойкое отвращение. И к узбекам тоже.

172. Юляшка, 18 1 << 2 << 3.

Моя интимная жизнь началось не так, как я хотела бы того. Не знаю, почему я решилась на это… Я не хотела этого… не осознавала… Он взял меня почти силой…

Было больно… пусто… одиноко… никаких ласк… стянул штаны — и ты не девочка теперь… 10 минут — и все…

Я ненавидела его. Презирала… А ведь он был моим парнем… Он просто моральный урод!..

Это оставило во мне глубокую рану, которая не может зажить. Хотя сейчас со мной мой любимый человек (другой) — все равно не могу я этого забыть…

Не получается…

173. Оксана, 17 < 3 >.

Я потеряла свою девственность два года назад. Даже не представляла, как это будет, но мне до безумия хотелось этого уже давно и только с одним парнем. Мне нравились многие, но я с ними не хотела заняться сексом, хотя многие предлагали.

Тот парень, с кем я бы этого хотела, был очень красив, спортсмен-баскетболист — можете себе представить, какой плейбой. Я тоже была красавицей, и до сих пор ею остаюсь, но почему-то он на меня не обращал внимания.

Но случилось так, что наши пути пересеклись. Лучшая подруга пригласила меня на вечеринку, где был этот парень. Когда я его увидела, то очень обрадовалась. Я поставила себе цель завоевать его. У меня были очень строгие родители, но в тот момент мне было все равно.

Однако, как я ни старалась, он все равно не обращал на меня внимания. Я уже почти расстроилась, у меня потекли слезы, и пришлось идти в ванную, чтобы умыться. В этот момент туда вошел он. Сначала я испугалась, но он подошел ближе, затем прижал меня к себе и начал целовать в губы, а потом трогать груди.

Я была в недоумении, но не сопротивлялась. Потом он меня раздел, так что я осталась в трусиках и лифчике, после он и это снял. В ванной было очень неудобно, но мы были настолько возбуждены, что не могли терпеть.

Он не сразу поимел меня, а сначала расцеловал с ног до головы, и, остановившись на /том самом/ месте, он долго ласкал. Минут через 15 он медленно вошел и мне это очень понравилось.

Мы занимались сексом приблизительно полчаса. Но на этом все не закончилось Мы включили душ и еще полчаса нежились под душем, он целовал меня везде. Внезапно он попросил, чтобы я взяла в рот его член.

Я согласилась, а потом он кончил. Через некоторое время он снова поимел меня везде, где хотел.

Мы оба очень устали и лежали в ванной, отдыхали. Потом вышли как ни в чем не бывало. О нас все забыли и никто ни о чем не спрашивал. А может быть, все все поняли, потому что отсутствовали мы где-то полтора часа.

Мне это очень понравилось, и наша связь продолжается до сих пор. Уже два года мы ни разу не ссорились и не расставались. Надеюсь, так будет и дальше.

174. Скьява, 26 1 << 2 << 3 >> 4 >> 5.

Моим первым мужчиной стал муж моей тетки. Я выросла на его глазах и, когда моя грудь увеличилась до третьего размера, я заметила его особый интерес к себе.

Я держалась несколько месяцев, но однажды он поцеловал меня так, что я почувствовала горение между ног и забыла обо всем. Правда, мне казалось банальным отдаться родственнику и, поэтому, я не позволяла себе стать его любовницей до конца. Я позволяла ему только ласки.

Потом он приучил меня к оральному сексу. Первый раз, когда я проглотила сперму, мне это не понравилось, но отвращения не вызвало. На второй раз меня уже заинтересовало, а потом стало нравиться.

Однажды мой дядя слишком глубоко вошел пальцем в мою вагину и, когда «вышел», на его пальцах была кровь. Тогда я не задумалась об этом, но это и стало «лишением меня невинности». Я не восприняла это, как значительное событие. Более важным для меня был тот первый поцелуй и наши взаимные сексуальные ласки.

После было и проникновение в меня членом, но все это было не настолько ярким.

176. Fajruza, 17 < 3 >.

Я поехала в детский лагерь с изучением английского языка. От этого отдыха я ожидала только новых друзей и хорошего загара. К моему удивлению, в нашем отряде было 6 мальчиков. И почти все старше меня.

Вскоре я дифференцировала одного из них. Он был слишком угрюм и груб со мной — я почувствовала в этом нарочитость. А я хороша собой и владею чувством юмора гораздо лучше, чем английским языком… Таким образом, в Москву я вернулась с твердой уверенностью, что трупик у ног, а шкурка в руках. И я не ошиблась. Он порвал со своей прежней девушкой, у которой была, по его словам, клевая фигура, но на лицо она была «не очень».

Мы встречались уже около двух месяцев, когда я, наконец, почувствовала, что Егорка может стать моим дефлоратором. Я намекнула ему. Он не понял.

Я намекнула еще! Он не понял опять! Его грубое сознание воспринимало лишь «прямую наводку»!

Наконец, мне удалось заманить его в пустую квартиру моих родственников.

Обстановка была прекрасной… Шелковое покрывало, ароматические свечи, никакой растительности на моих ногах. Очень странно, но он раздел меня без проблем. Даже не было стыдно.

Зато меня била такая дрожь, что кровать ходуном ходила. Да. Я боялась.

Ужас обуревал меня с каждой минутой все больше! А он и не думал мне помочь: все его ласки ограничивались поцелуями и стискиванием до боли грудей… Наконец, он спросил: «Ну?». Умоляющим голосом, вне себя от сожаления, я слабо отвечала: «Давай еще поиграем?».

Но — что поделаешь? — мне пришлось согласиться. Больше всего это напоминало сцену из «Мухи-Цокотухи». Огромный паучище с торчащими во все стороны руками-ногами сопел и злобно сверкал глазами над парализованной страхом маленькой девственной мушкой. Он долго не мог в меня войти.

Похоже, он даже не осознавал своего позора… Он даже никак не мог /найти/ это место!

Я лежала, закрывая лицо от стыда и ужаса руками… Больше всего хотелось вскочить и убежать. Наконец, он справился с первым пунктом программы…

Такой страшной боли я не испытывала никогда в жизни! Я стала мычать и метаться по подушке… И это при том, что я довольно нечувствительна к боли (врачи, даже зубные, всегда удивлялись моей терпеливости). Итак, пока он совершал дальнейшие фрикции, я лежала, стиснув зубы. Все мышцы у меня были сведены…

Когда это кончилось, накатило жуткое чувство разочарования… Может быть, так получилось потому, что он не любил меня? Правда, через пару недель признался. Или, потому, что сам имел мало опыта?

Мой вам совет, девушки. Если вы просто испытываете жгучее любопытство, не подвергайте себя таким болезненным для тела и души экспериментам.

Дождитесь любви, влюбленности или хотя бы сильной обоюдной симпатии.

178. Милана, 18 1 << 3 >> 5 >> 6.

И тут я встретила Андрея (22 года). Это было чистой случайностью. Тем не менее, мы начали встречаться. Мне было уже 17 лет. После 2 месяцев он все активнее стал делать намеки в сторону секса. И я сдалась, хотя я воспитывалась весьма консервативно и строго. Но просто у меня было желание узнать, что это такое в реальности. Ведь все так хвалят секс и восторгаются им.

То, что лишение невинности внесло большие изменения в мою жизнь, сказать не могу. Я даже до сих пор не осознаю этого. Мне кажется, что я по-прежнему девственница. Но у меня было психологическое потрясение. Это была /ужасная/ боль, которой и врагу не пожелаешь. Но я вроде как любила Андрея, поэтому верила ему.

Тем не менее с каждым разом я все отчетливее понимала, что мне не особо приятно, что я не чувствую того кайфа, о котором все поют. Я совершенно спокойно стала относиться к сексу и к Андрею гоже.

Считаю, что в этом вина моего первого партнера — он не оказывал мне должной нежности, не смог расположить меня к контакту. Первый раз — это так важно! И я поняла одно — торопиться не стоило. Но я не жалею.

Потому, что верю — все к лучшему.

180. Мира, 26 1 << 2 << 3 >> 5.

Первый раз я переспала с парнем в 15 лет. Это был мои ровесник из параллельного класса, он считался чуть ли не первым красавцем в школе. Я тоже далеко не уродина, поэтому, когда у нас начался роман, за ним следила вся школа.

Не могу сказать, что была сильно в него влюблена, но то, что его внимание очень льстило моему самолюбию. — это точно. Я знала, что у него и до меня были девушки, с которыми он спал. С некоторыми была даже знакома, кое-что от них услышала. Поэтому отдавала себе отчет, что период ухаживаний скоро закончится и ему потребуется большее. И я была морально к этому готова.

Все произошло, наверное, как и у многих. Он выбрал момент, когда родителей не было дома, и пригласил меня в гости. Я прекрасно понимала, для чего к нему иду и что должно произойти. Во время страстных поцелуев и бурных ласк я позволила ему постепенно меня раздеть, потом сама обняла его за шею, привлекла к себе и откинулась на кровать.

Первый секс ни положительных, ни отрицательных эмоций не оставил. Имея опыт, он сделал все достаточно удачно, без лишней боли и без дальнейших для меня «последствий». Удовольствием это назвать было нельзя, хотя я даже пыталась двигаться ему в такт (примерно так, как видела в фильмах).

По сравнению с тем, что было в моей жизни потом, это можно оценить, как скромную возню под одеялом.

Счастья и гордости, что «стала женщиной», тоже как-то не испытала.

Скорее, было чувство радости и удовлетворения от «хорошо выполненной задачи» — теперь ему некуда деваться и он точно будет мой.

Оба остались довольны и «после того» осыпали друг друга ласками и поцелуями. В целом, впечатление на всю жизнь осталось хорошее. Я помню этот день, как будто все было вчера.

182. Виктория, 25 3 >> 4 >> 5.

Мне было 17 лет. Все мои подружки давно потеряли невинность. Мне было интересно слушать их рассказы. Тут подвернулся достойный «кандидат».

Мальчик был красивый, умный. Конечно, я была в него влюблена. Мы приехали к нему домой после месяца встреч. Родителей не было. Он выключил в комнате свет, поставил приятную музыку…

Я никогда не жалела, что он был первый, хотя мы и расстались через три месяца. Но оргазма я с ним не испытывала.

183. Beslia, 20 < 3 >.

У меня очень властная и волевая мама. С детства я была воспитана так, что полностью подчинялась ей. Все решения за меня принимала она. Мы жили без папы. Поэтому альтернативы у меня по жизни никогда не было. Но я как-то привыкла, поскольку в конечном итоге все ее решения оказывались правильными.

Где-то лет в 14 она стала планировать для меня карьеру. У меня очень хорошая фигура, а училась я неважно, поэтому было решено, что лучший вариант для меня — это карьера модели. Перед тем, как идти в агентство, у нас с мамой состоялся серьезный разговор.

Она объяснила мне, что сама по себе карьера модели — не залог преуспевания в будущем. Несколько лет заработка — и все. Главное — за эти несколько лет найти себе мужа. Такого, чтобы смог обеспечить на всю жизнь. И это реально, если действовать четко и целенаправленно. Около модельного бизнеса постоянно крутятся подходящие кандидатуры, главное, все сделать вовремя и не упустить свой шанс.

А для этого нельзя быть девственницей. Более того, надо владеть искусством секса так, чтобы мужчине хотелось остаться только с тобой.

Разговор был совершенно откровенным. Мама сказала, что она не хочет меня ни к чему принуждать, я сама должна сделать свой выбор, но в другом варианте меня, скорее всего, ждет нищенское существование. И я колебалась недолго. Мне нравились перспективы, которые она обрисовала.

Тогда стали решать вопрос о моем «обучении». Но и это мама уже продумала. Моим дефлоратором должен был стать один из бывших ее любовников. Они давно расстались, но сохранили хорошие отношения. Мама иногда об этом жалела, поскольку в постели это был, по ее словам, идеальный мужчина. Расстались же они из-за ее характера. Все было договорено заранее, и мы отправились…

Это оказался приятный мужчина, мне он понравился, хотя поначалу я смущалась. Часа два все втроем посидели за ужином, я немного привыкла к нему. Потом мама ушла и оставила нас одних… Что сказать… Да, он действительно оказался очень опытным. Одна только прелюдия длилась часа четыре.

За это время он смог совершенно меня раскрепостить. Умело, словами и ласками, он довел меня до состояния, близкого к оргазму. И вошел только тогда, когда я уже сама, как мне казалось, хотела этого. В первый раз он просто вошел. Я была в такой эйфории от ласк и выпитого вина, что боли почти не почувствовала. Но он не стал делать фрикций (чтобы не причинять лишней боли), а просто остался во мне. И в то же самое время начал ласкать клитор. Это было невероятное чувство! Ощущение мужского естества внутри плюс эта ласка…

Никто не поверит, но я сама начала двигаться на нем, как опытная женщина (хотя опыта не было никакого) — мне /захотелось/ этого! И очень скоро я получила свой первый оргазм. Ни у кого из моих знакомых в первый раз такого не было, я об этом даже не читала нигде. Это ж надо было суметь — добиться от девственницы оргазма!

Тогда я, конечно, не могла оценить этого в полной мере. Но /такой/ первый опыт вызвал потом только страстное желание продолжать «учебу». И он учил меня всему… Три месяца с ним — это было незабываемо! Я чуть было не влюбилась в этого человека по-настоящему. Но тут опять вмешалась мама… Впрочем, это уже другая история…

186. liana, 29 1 << 2 << 3 >> 4 >> 5.

Как в старых романах — это оказался мой будущий муж. Я, как теперь это понимаю, позволяла молодым людям приблизиться ко мне только с серьезными отношениями. Отчего так получалось — сама не знаю.

К тому моменту, как я познакомилась с будущим мужем, мне было аж 19 лет, а я была все еще девственницей. Продвинутый теоретик, так сказать.

Причем с 16 лет я жила одна-одинешенька и возможностей у меня было — как ни у кого другого. Однако же рассказы, прочитанные мной на этом сайте, /гораздо/ круче, чем весь мой сексуальный опыт до того момента.

Короче. Он пришел ко мне в гости и чинно сел рядом на диван, благо сесть, кроме дивана, было особенно некуда. Положил руку сначала на диван, потом на плечо, потом пододвинулся ближе, а потом начал целовать.

Однако же, пока он не осмелел окончательно, я инициативы особо не проявляла, зато потом!!!

Он меня завел по-настоящему, как только его рука начала ласкать низ живота, лобок, клитор. С этого момента я (уже морально готовая к чему угодно) перестала контролировать себя вообще и стала делать все, что только приходило мне в голову или то, что просил сделать он.

Каково же было его удивление, когда после долгих сексуальных игр он вошел в меня и обнаружил, что я девственница!! Наверное, только ради этого момента можно было тянуть так долго!

190. Агриппина, 21 2 << 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Интимную жизнь я начала достаточно рано — в 13 лет. Он был старше, такой красивый. В один прекрасный день он пригласил меня к себе — вроде как с мамой познакомить. Я прекрасно понимала, чем это закончится, но все равно в назначенный час дожидалась его на остановке.

Когда мы оказались у него, никакой мамы, естественно, не оказалось. Он стал раздевать меня, гладить и целовать. Одно мгновение — и мы оказались в постели. Он был нежен и аккуратен, но мне не было ни капельки приятно, несмотря на то, что я его почти любила. Скорее, мне было неприятно.

Все закончилось быстро. После этого мы расстались, что-то не давало мне с ним встречаться.

Спустя годы, я понимаю, что для меня это событие случилось вовремя, я поняла себе цену сразу же. Может быть, это и помогло мне избежать многих неприятностей.

А тому мальчику я очень благодарна. Для многих такие моменты заканчиваются гораздо хуже, а он… он постарался не причинять мне боли, был ласков и аккуратен…

191. луна, 14 1 << 3 >> 6.

Опыт первых отношений у меня был в 13 лет. Я была достаточно развита и к тому времени вполне готова к тому, что произошло. Мы познакомились на улице. Мне было приятно, что на меня обратили внимание, но я не придала этому значения.

Он был гораздо старше меня. Это, кстати, меня не смущает, даже наоборот, я предпочитаю людей взрослее лет на 5 (я выгляжу старше своего возраста, а поговорив со мной, меньше 18 мне никто не дает).

Этот человек звонил мне, а потом пригласил на свидание. Он приехал на хорошей машине, произвел впечатление. Я не догадывалась, сколько ему лет. Как потом оказалось, ему было 22 года. Я сказала ему, что мне 16.

Я вела себя очень легкомысленно, и мы поехали в безлюдный парк. Мы стали целоваться на заднем сидении, он меня трогал, и я решила показать ему, на что я способна. Я сделала ему минет. Мне понравилось, а потом он кончил. Мы выкурили по сигарете, и он отвез меня домой. Договорились встретиться еще раз, но так и не встретились, в силу не зависящих от меня обстоятельств. Сейчас я считаю, что все, что ни делается — все к лучшему, не стоило нам больше встречаться.

192. Зайчонок, 21 1 << 3 >> 4 >> 5.

Первый раз я оказалась в постели с «мужчиной», когда мне было 12 лет… Он был на 4 года старше… Естественно, что ему уже очень хотелось, а мне, в принципе, было все равно…

Я его любила, мне хотелось сделать ему приятное, тем более что мы были вместе уже 2 года… Я очень рано начала развиваться и к 10 годам у меня были вполне женские формы, а в 11 лет пришли первые месячные… Поэтому я чувствовала себя вполне женщиной…

Он очень долго добивался меня, и вот мы в постели… Оба неопытные, практически ничего не знаем и не умеем… В первый раз ничего не получилось, то ли он перенервничал, го ли еще что-то, мы так и не поняли.

А произошло /это/ у меня дома, когда родители были на работе. И вышло так, что он буквально изнасиловал меня, причем в очень неудобной позе…

Он бросил меня на сложенный диван, и получилось так, что я полулежала, а он стоял, склонившись надо мной. Когда он вошел в меня, было очень больно и я попыталась вырваться, но он держал меня, пока не кончил…

Но после /этого/ я поняла, что стала женщиной, и почему-то возникло чувство гордости… Потом мы с ним были вместе еще почти три года и довольно часто занимались сексом, хотя я его уже разлюбила… Просто я очень гордилась тем, что, не будучи красавицей, уже имела постоянного парня и сексуального партнера, а у моих подруг этого не было…

193. Ranni, 22 1 << 2 << 3 >> 5 >> 6.

Несмотря на то, что эротические ощущения были у меня рано, первая настоящая близость случилась только в прошлом году. Просто я ждала человека, который мог бы правильно /мне/ это сделать… У нас все было сразу — и петтинг, и оральный секс, и поза 69 (моя любимая.:))

Больше всего меня поразила сперма — вид, вкус, запах. Сначала дико мне было /это/ принимать в себя, а потом — ничего, даже понравилось…

194. Лена Иванова, 27 1 << 2 << 3 >> 4.

Я где-то слышала фразу, что настоящий секс и достоинство несовместимы. В этом есть доля правды. Чаще всего в юношеском возрасте сексу предшествует любовь, романтические отношения, и мало какая девушка может позволить себе расслабиться. Она думает только о том, как бы поизящнее выглядеть, потомней вздохнуть и т. д.

Я потеряла девственность в 18 с половиной лет, и лишил меня невинности сорокалетний мужчина. Я расскажу об этом подробно, т. к. считаю, что только детали имеют смысл, потому что позволяют анализировать поведение и ощущения во время сексуальных отношений.

Дело произошло летом (да здравствует лето!). У меня был молодой человек, мы с ним «гуляли» — целовались, я иногда позволяла ему класть мне руку на грудь, но не больше. Не потому, что я такая скромница, а потому, что была девственницей, и мне было стыдно в этом признаться. Я надеялась, что как-нибудь протянуло конца лета, мы разъедемся, и все будет нормально — за год я потеряю девственность, переживу позор в виде крови на простыне, а через год можно будет показать свой опыт. Но все получилось иначе.

Однажды я забрела с фотоаппаратом довольно далеко от своего поселка, почти на расстояние до следующей железнодорожной станции — и случайно познакомилась с супружеской парой, которая жила в той местности, куда я притопала. Им было лет по 40, очень милые люди. Не буду рассказывать, на почве чего мы познакомились, не это главное. Они пригласили меня в гости, показали свой участок, проводили на станцию и сказали, чтобы я в любое время их навещала, но только не пешком, а на электричке. Я бывала у них несколько раз, они приглашали меня приехать как-нибудь с ночевкой.

И вот однажды я сказала бабушке, что поеду на день рождения к подруге в Москву (с ночевкой) и отправилась в гости к Лене и дяде Жене. Ну, и, естественно, как в порнофильме без сюжета, в этот день у Лены закончился отпуск, и она уехала на работу, я ее даже не застала. Клянусь — это правда!

В общем, мы посидели немного, пришел их сосед, они поговорили о яблоках и еще о чем-то, мы немного выпили настойки или вина из черноплодки и я засобиралась домой на электричку. Так как было уже темно, дядя Женя сказал, что пойдет меня провожать, поэтому сосед быстро ушел. Но тут дядя Женя сразу изменил планы — сказал, что домой я не поеду и, раз приехала с ночевкой, значит, должна остаться.

Было уже около 12 часов ночи, поселок вокруг спал, стало довольно прохладно — середина августа, а мы сидели в беседке и разговаривали ни о чем. Он начал говорить, что у такой девушки, как я, должно быть много ухажеров и хороший любовник. Я сильно смутилась, даже испугалась и довольно грубо ответила, что нет у меня никакого любовника.

Он подсел ближе, обнял за плечи и сказал, чтобы я не обижалась. Одной рукой он обнимал меня за плечо, а другой полез мне под свитер и положил руку на мою грудь. Я задергалась и хотела вырваться, но он не пустил.

Сказал, что он же не трогает грудь, правда? Я сказала — правда, хотя рука держала в ладони именно мою грудь.

Дядя Женя медленно повернул меня к себе и начал целовать. Я так нервничала, что все мое тело было, как ватное. Кровь стучала в сердце и между ног. Я сразу поняла, что сегодня все произойдет, и уже не вырывалась. Он трогал меня, целовал, потом спросил девственница ли я. Я сказала — да. Он положил мою руку к себе на брюки — я почувствовала твердый член. Потом снял брюки и трусы до колен и голой попой сел на лавочку. Он велел мне взять член в руки, потом сказал: «Вот этим членом я тебя сегодня и порву. Ты согласна?». Я сказала, что согласна.

Мы осторожно перебрались из беседки в дом, чтобы сосед не услышал. В доме, не зажигая света, он стал меня раздевать, я стала сопротивляться.

Наконец, я разделась и, прикрываясь одеждой, стала подниматься на второй этаж. Там он включил свет, разделся сам. Мы легли на кровать, он начал меня гладить и разговаривать на тему секса, все время говорил мне, чтобы я не сжималась и не стеснялась.

Потом стал мне рассказывать, как лишил девственности свою жену Лену и как она любит секс, стал все рассказывать в подробностях, я стала более раскованно себя вести и начала постепенно возбуждаться. Он спросил, занимаюсь ли я самоудовлетворением, я сказала, что не занимаюсь. Он сказал, что я вру, и велел показать, как я это делаю. Я начала мастурбировать, очень сильно возбудилась, но он прервал мое занятие, велел встать на четвереньки и начал заниматься со мной оральным сексом сзади.

Я уже начала стонать, но он положил меня на спину, раздвинул ноги, лег на меня и начал целовать, потом спросил, готова ли я. Я сказала, что готова. И тогда он вошел в меня. Его член казался мне очень толстым, он держал меня, как будто пригвоздил к месту. Женя начал двигаться, я была возбуждена, но немного стеснялась стонать. А потом подумала, что могу уехать и больше никогда его не увидеть, так что стыдиться нечего.

Мне было немного больно, но это лишь добавляло возбуждения. Он продолжал фрикции довольно долго, но понял, что оргазма у меня не будет и велел помочь себе. Я сказала, что не могу, но он заявил, что хочет увидеть мой оргазм. Я начала крутить соски, мастурбировать клитор и громко застонала, тогда он начал входить еще глубже. Потом он начал делать тазом круговые движения, и я чуть не сошла с ума. Я почувствовала, что приближается оргазм.

Когда я мастурбирую дома, иногда перед оргазмом я непроизвольно начинаю шептать: «Сейчас, сейчас». И тогда я тоже начала говорить это. Он подбадривал меня: «Давай, моя девочка, кончай, кончай как следует…»

Когда наступил оргазм, я застонала: «Все, все!» — и он тоже кончил и застонал тоненьким голосом.

На следующее утро он проводил меня на станцию задворками и сказал, что расстроится, если я не приеду еще. Я попросила его ничего не говорить жене. Он ответил, что не самоубийца. Я приезжала к нему на дачу еще 3 раза, и еще несколько раз мы встречались в Москве.

Его я вспоминаю до сих пор, потому что с ним могла позволить себе все что угодно. /Поскольку у него не было моих координат, а у меня его — были, я могла прервать отношения в любой момент и не бояться, что он кому-либо расскажет интимные подробности наших отношений./

196. vesna, 16 1 >> 3.

В прошлом году мы с одной девчонкой (Светой) соперничали из-за парня.

Она раньше была его девушкой, но потом что-то между ними произошло, и он стал посматривать на меня. Мы с ней даже один раз подрались из-за этого.

Она была сильнее и я потом неделю ходила с синяками.

А потом она однажды подошла ко мне и извинилась. Сказала, что была неправа, потому что у этого парня на самом деле другая девушка. Я не поверила, но потом сама увидела его вместе с другой. Было очень обидно и мне, и Свете, поэтому на этой почве мы с ней потом даже подружились.

Однажды мы встретились на улице, и она сказала, что у нее есть новости о том парне, предложила зайти к ней домой поболтать. Дома у нее никого не было, и мы взяли бутылку вина. Выпили, нам стало весело, стали ругать того парня и мужиков вообще. Света сказала, что мужики — козлы и нам, таким красивым, вообще никто не нужен.

Потом решили посмотреться в зеркало — у кого больше и красивее грудь.

Разделись до пояса и подошли к зеркалу. Посмотрелись, похихикали, а потом почему-то стали обниматься. Прикосновение груди к груди оказалось очень приятным и мы, как-то не сговариваясь, начали тереться друг о друга. Потом Светка зашла мне за спину, прижала к себе, начала гладить мою грудь, теребить и покручивать соски. Я все видела в зеркале и меня это страшно возбуждало.

Как-то было понятно, к чему дело идет, но мне этого хотелось. И после выпитого вина и от того, что случился такой облом с парнем. С одной стороны, как бы хотелось просто сделать ему гадость, а с другой — ведь это завел меня на мысли о сексе и мне хотелось испытать что-то, пусть не с ним.

Мы со Светкой снова повернулись друг к другу и начали целоваться, потом я почувствовала, как она положила руки мне на бедра и залезла сзади мне под лосины. Я никак не отреагировала и тогда она стала спускать с меня лосины вместе с трусами, а я сделала то же самое с ней.

Мы стали обниматься и гладить друг друга по голым телам, а потом подхватили одежду и побежали в комнату. Мы не говорили друг другу ни слова, только смеялись, все было ясно и так. Там мы легли, обнялись и начали кататься и бороться.

Светка была сильнее, она прижала меня к ковру и стала целовать в грудь и в губы, а потом начала трогать. Я ничего не умела, поэтому просто закрыла глаза и раздвинула ноги. Мне было очень приятно. Потом она легла рядом и положила мою руку к себе между ног, чтобы я ее поласкала. У меня не получилось, потому что не было опыта. Тогда она стала ласкать себя сама, а я целовала ей грудь и гладила по животу. Иногда она другой рукой трогала меня. В таких взаимных ласках прошли час или полтора, пока мы не устали.

В общем, мне этот опыт понравился. Я считаю, что это и была моя первая интимная близость.

197. рыжая, 22 1 << 2 << 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Мой первый раз, тем не менее, получился достаточно типичным. С Костей мы встречались уже два месяца, он был чем-то вроде «звезды» нашего общества, потому что недавно вернулся после трех лет учебы за границей…

Он очень мне нравился, был старше меня, и мне хотелось, чтобы первый раз произошел именно с ним. Он даже не удивился, когда именно я первая предложила поехать на дачу. До этого мы только целовались, поэтому начали с петтинга, и потом все произошло само собой.

Я вообще не почувствовала боли, вероятно, сказались наши с другом «исследования» ранее… Потеря девственности принесла мне некое облегчение — теперь я не была связана чем-то вроде обязательства сделать /это/ именно так (красиво), как запланировала.

199. Maria, 191 << 3.

А девственности я лишилась в 14 лет, в общем, без особой необходимости.

Просто подруги одна за другой через /это/ проходили, все подробно рассказывали. Получалось, что они уже как бы «взрослые», а я все еще оставалась «маленькой».

У них между собой были уже свои, особые разговоры, в которых мое слово веса не имело — ведь я не знала «предмета». Чем дальше, тем больше гордость моя была уязвлена. Ну, и я стала прикидывать, с кем бы и мне можно было это сделать.

Любви у меня ни к кому не было, но многим парням я нравилась и предложения получала часто. Выбрала одного, у которого в данный момент не было девушки, но о котором знала, что он «опытный». Где-то с месяц я с ним встречалась, каталась на мотоцикле.

Чем дальше, тем меньше он был мне симпатичен, я понимала, что продолжать с ним не буду. Но изображала, что он мне нравится. Правда, он имел то преимущество, что у него были ключи от старой дядиной дачки. Ну, однажды мы туда заехали… Было темно и холодно, мы забрались под какую-то кучу одеял и тулупов. Копошились там, наверное, час.

Впечатления? Да, в общем, никаких особенных впечатлений. Видеть я ничего не могла, так что весь «процесс» могла только ощущать. Сама помогла ему снять с меня брюки и трусы. Постаралась не зажиматься, а как можно сильнее раскрыться. Так мне посоветовали подруги. Все равно ведь — если решила сделать, то делать придется. А стесняться станешь — только больнее будет.

Перед этим попросила его надеть презерватив, но он сказал, что с девственницей в «резинке» ничего не получится. Однако пообещал, что кончать не будет. Ну, в общем, и все. «Помесили тесто» минут 5–7 под кучей одеял. Все оказалось гораздо проще и прозаичней, чем я себе представляла. Не такая сильная боль, но и никаких особенных восхитительных ощущений. Даже не было приятно.

Какое-то время после этого я чувствовала себя как будто обманутой — стоило ли ради такой ерунды столько переживать. И зачем оно мне было нужно? Спокойно могла бы и девственницей походить. Но перед подругами, конечно, сразу похвасталась. А с парнем через недельку «завязала».

Прицепилась к какому-то слову и «смертельно обиделась».

Дал ли мне что-то этот опыт? Да нет, пожалуй, ничего особенного. Можно было бы сделать это и позже. Можно было бы сделать это с любимым человеком и обставить, как праздник — все было бы приятнее, чем на грязной дачке под кучей одеял. Но, что поделаешь, я в свое время сделала вот такой выбор.

А насчет измены я даже не знаю, что писать. Формально этот парень был у меня первым. Но говорить об измене /ему/ просто глупо и смешно.

200. Ivona, 36 1 << 3 >> 4 >> 6.

Первым интимным партнером стал мой первый муж (я вышла замуж в 18). Все было чинно-благородно, «к телу» я его допустила только после того, как было подано заявление и назначен день свадьбы.

А вот о «лишении девственности», как ни странно, ничего сказать не могу.

Перед началом интенсивной и регулярной половой жизни у нас было несколько контактов, во время которых он проникал каждый раз все глубже и глубже.

То ли он постепенно растянул таким образом плеву, то ли у меня она вообще была в рудиментарном состоянии… Одним словом, не было ни крови, ни боли — ничего. Так что, была ли я когда-нибудь девственницей — не знаю.:))

202. Алена, 191 << 2 << 3.

Лет с 14 я постоянно думала, как бы побыстрее избавиться от девственности. Но, так как была отличницей, девочкой правильной, окружающие об этом не догадывались. В 15 лет я вовсю занималась оральным сексом и петтингом (в деревне у подруги, где никто меня не знал).

Никакого стыда не испытывала, т. к. считала свое тело красивым. Из-за того, что мой парень жил в деревне, интимные встречи происходили не постоянно. Но девственность я потеряла не со своим парнем! Об этом не знает никто из моих подруг, боюсь говорить. /Это/ произошло в городе, в котором я была всего 2 дня. Мне было 17 лет.

Приехав туда, мы с подругой пошли в клуб. Я много выпила и пригласила на танец понравившегося парня. Мы стали целоваться — и уже не смогли остановиться. Я оказалась у него в квартире, по дороге в которую мы все время целовались. Он меня раздел, долго ласкал, а когда попытался войти в меня, понял, что столкнулся с девочкой. Спросил, надо ли продолжать. Я сказала, что хочу его, — и все произошло.

Это было восхитительно, боли практически не почувствовала. Вот такой роман на 1 день. На этом наши отношения закончились. Я не жалею ни капельки о произошедшем. И считаю, что это наилучший способ потери девственности. После этого случая у меня было несколько непродолжительных романов — и парни были только рады тому, что им не придется «мучиться» с девочкой.

206. Неизвестная, 22 1 << 2 << 3 >> 4 >> 5 >> 6.

В 11-м классе на выпускном я познакомилась с парнем. Он и трое его друзей, старших ребят, поехали нас с подругами провожать. Я была пьяная, веселая и счастливая. Я даже не знала, как его зовут, мы просто сидели рядом, целовались, он меня обнимал и ласкал грудь.

Меня это безумно возбуждало, он говорил замечательные слова и, сравнивая меня со своей бывшей девушкой, восхищался моей грудью (которую я сама не любила и считала маленькой). Утром мы с подругами пошли домой, и я даже не подумала оставить телефон, только помечтала «вот бы мой будущий парень был такой же». Но на следующий день он мне позвонил, немыслимыми путями узнав мой номер.

Мы стали встречаться и уже через несколько дней друг друга взаимно ласкали. Он был очень образован в плане секса, мы любили разговаривать об этом. Я сразу призналась, что я девочка, и мы решали, как лучше и безболезненней лишиться этой преграды. Он очень хотел поцеловать меня в мою киску, я ему разрешила, и нисколько не переживала по этому поводу.

Потом он ненадолго уехал, а когда вернулся, я уже была студенткой престижного Университета и проходила практику перед началом обучения.

Я давно хотела поцеловать его «друга» и, будучи под небольшим градусом, решила это сделать. Ему очень понравилось — как ни странно, несмотря на отсутствие опыта, у меня это хорошо получилось. Через несколько недель мы решились по-настоящему переспать.

Оба очень волновались. Он купил упаковку презервативов, но они нам не понадобились (как только он надевал презерватив, у нас ничего не получалось). Я стала его ласкать, он захотел меня и потянул к себе. Я устроилась сверху и начала тереться своей киской о его член, а потом, потеряв контроль, как-то случайно села него. От неожиданности я вскрикнула, быстро вскочила и легла рядом. Вот это и было «первым разом». Он меня долго целовал и говорил нежные слова. Крови не было, и это часто в шутку нами обсуждается.

Несмотря на то, что я очень долго колебалась, я рада и счастлива, что решилась на этот поступок. Через несколько дней мы повторили, и это оказалось куда прикольнее.

Впечатления остались самые хорошие. Мы до сих пор — уже 4 года — вместе и любим друг друга.

За это время попробовали все виды секса и стараемся поддерживать разнообразие, чтобы не наскучить друг другу.

Самое смешное, как впоследствии оказалось, что у него тоже никого не было до меня. То есть все открытия мы делали вместе.

207. Nikole, 21 3 >> 4 >> 5.

Я была не готова прощаться с девственностью, но мужчина, с которым я начала встречаться, жутко хотел этого и всячески пытался добиться своего.

Однажды у него дома он просто накинулся на меня, целовал и начал снимать с меня брюки, а я просила, чтобы он этого не делал. Он убеждал меня, что рвать не будет, что только чуть-чуть засунет. Я позволила ему это. И с каждым днем он засовывал все глубже, а мне говорил, что ничего не тронул.

И вот однажды я обнаружила пятнышко крови и поняла, что — все! Мне было не больно, а даже приятно, но когда я увидела пятно, то была в шоке и плакала. Я морально была не готова лишиться девственности, хотя мне уже было 18.

Это наложило определенный отпечаток на мою дальнейшую сексуальную жизнь.

Поэтому, хочу дать совет девушкам — если вы не готовы, не отдавайтесь мужчине только ради того, чтобы он был с вами. Если он любит, то подождет, когда вы «созреете», а если не любит- все равно бросит, даже если вы будете с ним в сексуальных отношениях.

Прежде всего думайте о себе. Вам дальше жить и вы вряд ли проживете всю жизнь вместе с первым мужчиной!

211. Jk, 171 << 2 << 3.

Как оказалось позже, первый раз у меня был задолго до того, как я это осознала. Объясню все по порядку.

Мне было 16, у меня был парень (ему было 15), я с ним встречалась 2 недели. И он мне предложил «позажигать», я согласилась.

Все было сначала невинно, я сделала ему минет, а потом он предложил, чтобы я сняла джинсы. Он сказал, что будет входить в меня неглубоко и не порвет мне целку, и я, как дура, повелась. Больно не было, крови тоже.

Так было еще раз, где-то через неделю. На третий раз я начала отказываться, тогда он сказал, что нам лучше расстаться. Я не хотела его терять и снова согласилась на секс. После этого (через неделю) он опять стал меня напрягать сексом. Я отказалась, и на следующий день он меня кинул.

А через месяц, 1 января 2002, я стала встречаться с парнем, который безумно меня любил. Он полгода бегал за мной, пока я встречалась с другими. Я ему все рассказала о своем прошлом парне. И сказала, что мой бывший утверждает, что я осталась целкой.

Мой любимый сказал, что он сможет определить — так это или нет.

3 января у друга на квартире, где мы продолжали отмечать Новый год, мы с ним уединились в комнате. Мой парень предложил сделать мне ланет. Он меня ласкал языком, проник внутрь пальцем, потом двумя. Я сказала, что мне больно. Спросила, целка ли я, и он ответил — вроде бы, да.

И продолжал удовлетворять меня одним пальцем. Боли я не испытывала, только удовольствие. Туг я увидела тревогу на его лице. В комнате было темновато, но было видно, что его рука в крови. Я начала истерично спрашивать, осталась ли я девственницей. Парень сказал: «Теперь по ходу дела нет».

Потом я сидела на кухне с подругой и билась в истерике, потому что была не готова потерять девственность. Подруга меня полностью поняла — у нее самой был ужасный первый раз. И она мне даже завидовала, что я не испытала никакой боли.

Обсудив все после, мы с парнем пришли к выводу, что мой бывший надорвал мне целку, и поэтому при незначительных движениях пальца она порвалась.

Но сексом после этого мы решили не заниматься, пока мне не стукнет 18 лет или пока я точно сама не захочу.

А захотелось мне этого 15 апреля. Особых ощущений не испытала и оргазма не достигла. Но в следующий раз получила просто потрясающий оргазм. И с тех пор получаю его каждый раз. Мы научились достигать оргазма одновременно. Сейчас у нас с моим парнем все супер. Мы любим друг друга.

А недавно отмечали 5 месяцев с тех пор, как мы встречаемся.


4. ПЕРВЫЙ ОРГАЗМ

/При каких обстоятельствах вы впервые испытали оргазм? Как быстро пришло это чувство от момента начала половой жизни? Считаете ли вы, что в этом ваша заслуга, опыт партнера или особое стечение обстоятельств?

Запомнился ли вам первый раз особенно, или в последующем к вам пришли более сильные ощущения?/

3. _, _ 1 << 2 << 3 << 4 >> 5 >> 6.

Первый оргазм я испытала от прочтения эротической книги. Была к этому совершенно не готова. Просто наткнулась случайно, читала… Возбуждение нарастало, потом переполнило, и — вспышка в мозгу с разливанием по всему телу…

А когда у меня появился первый постоянный партнер, первые оргазмы значительно отличались по эмоциональной насыщенности. И мне хотелось достичь с ним именно такого взрыва изнутри.:) Не знаю, какую сторону я развивала в себе больше, техническую или эмоциональную, но все-таки постоянно стремилась «дотянуть» до этой высшей степени.

Наверное, все же каждая женщина сначала должна понять, чего хочет она сама, а потом ждать радостей секса от мужчины.:)

4. Diana, 39 1 << 2 << 3 << 4 >> 5.

Оргазм я испытала в первый раз только с мужем. Я довольно рано вышла замуж. После пары лет отчаянных секс-приключений на первых двух курсах института нашелся мужчина, который смог меня всерьез заинтересовать и привязать к себе.

До замужества связи мои были хотя и многочисленны, но кратковременны.

Как сейчас это называют — в стиле «перепихнуться по-быстрому». Это было приятно, интересно, волнующе, но возбуждала, скорее, атмосфера приключения. Только с мужем я занялась, наконец, сексом всерьез, было достаточно и времени, и места, и желания. Тем более что муж у меня старше на восемь лет, человек уже весьма искушенный. Он-то и стал моим учителем.

Надо сказать, об оргазме я тогда не имела никакого представления, даже не понимала, что такое чувство есть и его можно достичь. Муж об этом знал и различными экспериментами настойчиво подталкивал меня к поиску своего пути. Правда, мы не скоро смогли этого добиться. Оказалось, что со мной типичные подходы не срабатывают. К мастурбации я всегда относилась «спокойно», продолжительный половой акт был просто приятным времяпрепровождением.

Но муж был настойчив и в своих поисках заводил меня иногда в довольно глубокие дебри подсознания. Однажды он стал ласкать меня еще одетую, как только я ступила на порог дома. Он был неожиданно страстен и напорист, запустил руку мне под юбку прямо в прихожей и стал ласкать меня через трусики. Потом, буквально ухватив за вагину, потащил в комнату.

Я мгновенно возбудилась от этой атаки, мне передалось его желание и отчасти, возможно, от того, что ситуация несколько напомнила мои детские впечатления. Он продержал меня в состоянии непрерывно растущего возбуждения, наверное, с час, лаская меня всеми возможными способами и не торопясь входить.

Наконец он довел меня до почти полного исступления, когда я могла уже только метаться и стонать, почти ничего не соображая. Тогда он усадил меня на пол, раздвинув ноги, взял небольшое зеркало н поставил его между ног, так, чтобы я могла видеть все. Почему-то именно от увиденного у меня начала ехать крыша. Там все стояло, как у мужчины, я раньше ничего подобного и представить себе не могла. Большие губы торчали, наверное, на 5–6 сантиметров вперед и были агрессивно полураскрыты.

Он взял мою руку, заставив прикоснуться и ощутить. ЭТО едва помещалось в ладонь и от такого вот прикосновения глаза мои закрылись, голова упала набок и по мне поползла первая тягучая судорога. Уловив этот момент, он немедленно вошел в меня, и через несколько минут его мощных, уверенных движений я затрепыхалась под ним в оргазме, как рыбка, пойманная на крючок.

С тех пор оргазм перестал быть проблемой, с каждым разом я достигала его все быстрее и проще. Единственное, что мне перед этим всегда необходимо — ощупать себя и убедиться, что у меня все вызывающе и бесстыдно «стоит».

5. Valerija, 19 2 << 3 << 4 >> 6.

Первый и пока единственный оргазм в моей жизни случился 6 месяцев назад.

Было это во время группового секса, где участвовали я, моя знакомая и один пожилой мужчина. Это был самый опытный, самый взрослый мужчина в «моей постели»! Вероятно, сильно повлияли обстоятельства — все было слишком красиво!!!

8. Zebra, 22 < 4 >.

Первый раз я испытала оргазм при прочтении книги «Эммануэль». Ощущение было обжигающим и так хотелось еще, еще и еще… С того момента мне не давала покоя мысль, что мужчина может доставить такое удовольствие. Мне очень хотелось испытать /это/.

Но получилось все по-другому. Опущу момент знакомства с моим первым мужчиной. Когда он лишал меня девственности, было одно желание — забиться куда-нибудь в угол и сделать хоть что-то, чтобы боль была не такой сильной. Сейчас за подобное обращение я бы надавала ему по физиономии сковородкой Tefal диаметра эдак 50-го. С тех пор особого удовольствия от интимного общения с мужским полом я не испытываю, точнее, не могу испытать с ними оргазма.

Хотя ласки, игры и прочие любовные нежности мне нравятся, и я могу доставить мужчине удовольствие. При этом, чтобы не задевать их мужского самолюбия и гордости, я имитирую оргазм. Хоть бы кто догадался! Устаю я от этого страшно. И, бывает, что даже при самых изощренных ласках мне от мужчины ничего не надо.

Парни прозвали меня стервой — «заведу» их и бросаю. А мне иногда становится настолько противно, хоть вой. Потому что не могу рассказать об этом даже подруге — не хочу жалости к себе, не хочу видеть отношение типа «у нее не все в порядке».

15. Silvia, 22 < 4 >.

Я всегда считалась девушкой интересной и сексуальной. Недостатка в поклонниках у меня никогда не было, да и сама я всегда легко «заводилась», если ко мне проявляли внимание. Мне кажется, я с очень ранней поры была готова к любовным и сексуальным отношениям.

Единственное, что всегда омрачало мою жизнь в интимной области — это одна особенность моего организма. У меня всегда при возбуждении начинаются сильные вагинальные выделения. То есть буквально — льет.

Каплями и даже чуть ли не струйками.

Конечно, поскольку существуют ежедневные прокладки, то в обычной жизни это не доставляет особых неудобств. Но вот когда остаешься наедине с молодым человеком и приходится раздеваться… Эти моменты всегда вызывали у меня массу комплексов, хотя секс уже с 15 лет был для меня одним из самых желанных жизненных удовольствий.

Не буду скрывать, мне очень нравились сексуальные отношения с мужчинами, и я чувствовала, что и они от меня без ума. Если бы не эта неудачная особенность, я, наверное, чувствовала бы себя в жизни просто счастливицей. Но у меня всегда были комплексы, отравляющие жизнь.

В самые «интересные» моменты вместо того, чтобы расслабиться и отдаться эмоциям, в голове гвоздем сидела мысль, что надо срочно как-то ухитриться вытереть /там/ чем-нибудь. Либо специально припасенным полотенцем, либо (за неимением) — краешком простыни, либо еще как-то выкрутиться. Постоянно мучила мысль: «А что думает сейчас обо мне мой партнер?». Мне казалось, что мужчины испытывали бы ко мне брезгливость, если бы могли полностью увидеть эту картину.

Положение не улучшилось и после того, как я вышла замуж. С мужем волей-неволей пришлось быть более открытой и, тот факт, что ему приходилось /это/ видеть, порождал во мне все новые комплексы…

Будучи очень сексуальной и активной в постели, я никак не могла преодолеть грань, отделяющую возбуждение от долгожданной разрядки, а ведь я чувствовала, что возможность такой разрядки близко, где-то рядом…

Я понимала, что надо избавляться от этих комплексов, но не знала, каким образом.

Пыталась осторожно выяснять отношение мужа, но его ответы меня не удовлетворили. Он довольно равнодушно говорил «Да подумаешь… Ничего такого… Какие глупости…» Мне казалось, однако — это он говорит, чтобы не обидеть меня, а на самом деле не слишком доволен такой женой. В результате постепенно нарастало и мое недовольство своими отношениями с мужем. Все поменялось не так давно, после рождения ребенка.

В нашем доме регулярно бывают гости — приятели мужа и мои подружки. Они постоянно заходят и тогда, когда мужа нет, а я одна сижу с ребенком. Вот в последнее время и зачастил в отсутствие мужа один из таких приятелей.

И, как мне сразу стало понятно, — с вполне определенной целью.

Не буду скрывать, мне его внимание нравилось. Я заводная, а он напористый и раскованный… так что я позволяла ему кое-что… Но только до определенного момента. Ниже пояса была запретная зона, как он ни старался, тем более что все мои комплексы стояли настороже.

Меня очень возбуждали эти наши сексуальные игры, которые начинались сперва с «задушевных разговоров», а заканчивались тем, что я оказывалась полуголой с исцелованными сосками, задыхающейся от страсти на грани оргазма и держащей в руке его дергающееся и извергающее сперму «достоинство». Но не более…

И вот однажды случилось так, что мой новый друг пришел как раз в тот момент, когда я только что вышла из душа в халате на голое тело. То ли этот факт его так возбудил — но он набросился на меня без всяких предварительных разговоров.

Он так страстно меня атаковал, что, как я ни сопротивлялась, вскорости осталась совершенно голой и только отчаянно сжимала ноги, чтобы то, что скопилось там в результате моего безумного желания и возбуждения, не хлынуло рекой…

Но от того же самого желания я и слабела с каждой минутой. Поэтому, как я ни сопротивлялась, вскоре он-таки запустил свою руку туда, куда так стремился, а запустив, тут же вынул ее с потрясенным видом — совершенно мокрую, со стекающими струйками жидкости…

И… Этого момента я не забуду никогда…. Поднеся кисть руки к своем лицу, он медленно и смачно провел ею от лба до подбородка, по щекам, по носу, по губам… На лице его остались влажные полосы, а в глазах… стояло неподдельное /восхищение/. При этом он издал такой искренний и похотливый вздох — то ли «Ах», то ли «Ух», что я… поверила.:-))

Одним этим легким жестом и полувздохом он снял все мои многолетние комплексы! Я вдруг осознала, что есть человек, которому это вовсе не противно, а по-настоящему, искренне /нравится/.

То, что последовало дальше, наверное, не имеет смысла описывать.:-)))

Да это и неописуемо… Скажу грубо и кратко: я отдавалась ему, как бесстыжая и похотливая сука, а звуками моих стонов, должно быть, наслаждался весь дом… Но я наслаждалась больше.:-))) Отрывалась «от души» за всю свою предыдущую жизнь…

Что еще сказать? Все так и продолжается до сих пор. Правда, я думала, что после этого испытаю оргазм и с мужем. Ничего подобного. Полностью раскрепощенной я себя чувствую по-прежнему только с НИМ…

16. Lana, 25 < 4 >.

Первый оргазм я испытала лет в 17, когда гладила свой клитор. Однажды я почувствовала, что ощущения несколько приятней, чем раньше, к тому же появилась еще и смазка. Я стала активнее массировать клитор и смогла кончить. Потом частенько баловалась в ванной под струйкой душа, причем каждый раз изобретала что-то новенькое.

А вот во время интимной близости с мужчинами вместо сногсшибательных оргазмов у меня были только боли /там/. Мне нравилось все до этого момента: объятия, поцелуи, ласки, но как только я чувствовала, что он входит в меня, я хотела этого мужика прибить.

А потом в 25 лет встретила свою любовь. С ним я первый раз достигла оргазма. Не скажу, что сразу. Он меня все время спрашивал: «Почему я не могу определить, когда ты кончаешь?». Поначалу я пыталась отмалчиваться.

Но после нескольких откровенных признаний мы достигли нужного результата. Иногда кончаем вместе, и я с игривой улыбкой на губах спрашиваю: «Ну что, теперь почувствовал, когда я кончила?».

Это, безусловно, заслуга моего партнера.

17. Olga, 25 2 << 3 << 4 >> 5.

Первый оргазм испытала только с человеком, которого я по-настоящему полюбила (если говорить об оргазмах с партнером). В общем, мое мнение — не стоит рано и опрометчиво начинать половую жизнь. Первый раз я хотела бы забыть — как глупость и страшный сон.

18. Мага, 18 1 << 4.

В 15 лет появился парень, с ним я до сих пор. Девственность потеряла после окончания школы. Все произошло очень естественно для нас, т. к. стаж отношений уже был достаточный.

Вот с оргазмом дело обстояло сложнее. Мне нравился секс, но только на уровне положительных эмоций. Об оргазме я слышала, но думала, что это преувеличение — то, как его описывают в книгах и изображают в кино. Не могу сказать даже, что в нашем сексе было что-то близкое к тому детскому «банному дню». А друг мой желал (и желает) меня постоянно, стремится использовать любую возможность, тем более что их у нас не так много.

В прошлом году поздней весной мы с ним отправились гулять в лесопосадку рядом с городом. Было очень тепло, конец мая, в посадке гуляли люди. Не так много, но на дорожках кто-то постоянно попадался навстречу. И тут он меня захотел. Мне нравилось, когда он меня хочет, я еще немного пококетничала и раздразнивала его, это меня волновало. И, конечно, я была не против уединиться с ним в укромном уголке посадки. Хотя раньше у нас никогда не было «секса на природе», для него я готова сделать — все!

Мы нашли такой уголок с поваленной косо березой, и он захотел раздеть меня полностью, а сам остался в одежде и только расстегнул брюки. И как только он меня раздел и положил на березу, ко мне вдруг пришло /эти/ чувство, пьянящее чувство из детства. Я была голой и беззащитной, а в это время на меня могли глядеть из-за кустов десятки глаз мужчин!!! И Он был одет (защищен), и разглядывал меня голую (беззащитную)! Снова было такое двойственное чувство- меня /могут/ видеть, но не обязательно, что видят — это раскрепощало и возбуждало, пугало и соблазняло.

У меня, как и тогда, в детстве, перехватило дыхание, нахлынула расслабляющая сладкая истома, а когда Он вошел в меня и стал мощно двигаться, я почувствовала, как меня подхватила и несет горячая лавина!

И начала неудержимо изо всей силы /орать/ и извиваться, чего раньше у меня при сексе никогда не было. Слыша собственный вопль и понимая, что на эти крики сейчас /уж точно/ прибегут десятки людей, я впала в полное исступление и унеслась неведомо куда…

Друг мой страшно испугался. Он пытался зажимать мне рот, боясь, что действительно народ сейчас сбежится. Даже не кончил сам, больше был озабочен тем, как спасти ситуацию. Подхватил мою одежду, стал прятать меня, голую, по кустам, пытаясь увести подальше от места криков. А мне было все равно, я висела у него на руках безвольной тряпкой и, пока он меня таскал, кончила еще раза три, не меньше, но уже не так сильно.

В общем, все сложилось удачно. Никто нас не нашел, я, наконец, оделась, мы смогли пойти домой. Друг мой не понял, что произошло, пытался меня расспросить. Он даже не понял, что у меня был оргазм, и решил, что у меня «крыша поехала» от вина (мы перед этим выпили). Но не рассказывать же ему о лагерной бане!

А может быть, еще и поговорю. Ведь с того раза оргазма у меня больше не было, а я теперь часто мечтаю о нем… И понимаю, что мне для этого нужны «особые» условия. Правильно замечено, все у нас идет из детства…

Но как мне объяснить другу?.. Ладно, подожду. Выйдет ваша книжка — дам ему почитать эту историю.:) Сообразит…:)

20. Elsa, 24 < 4 >.

Это произошло почти через год после начала половой жизни. Это был мой третий партнер.

С первым мы расстались довольно быстро. Я его постоянно упрекала, что не испытываю оргазма, хотя приятные ощущения все же были. Он был старше меня на несколько лет, любовь и претензии маленькой и глупой девочки его, видимо, раздражали, и однажды он сказал, что между нами все кончено.

Я проплакала несколько дней, а вскоре познакомилась с другим. Но удовольствие от секса было, скорее, психологическим. Он учил меня, что делать это можно по-разному, но кончить я все равно не могла.

С третьим своим партнером я познакомилась поздней и уже холодной осенью.

Мы обычно гуляли, бродили по паркам, среди золота опавших листьев.

Однажды он позвонил мне, предложил встретиться, но мне не хотелось выходить в этот вечер, было уже темно и холодно, и я пригласила его к себе. Мы занялись сексом, но удовольствия не было, он сделал мне больно.

Моя реакция была такой резкой, что он подумал, будто я девственница.

Мы продолжали с ним встречаться, но секс начал порождать у меня психологические проблемы. Я срывалась в истерику после каждого раза, обвиняла его в эгоизме и безразличии ко мне. Он страдал от этого не меньше меня, но… Наконец-то /это/ все же произошло.

Секс длился минут 45. когда я вдруг почувствовала, что вот /оно/ настало. Я была счастлива, на меня нашло буйство: я прыгала по комнате, все время тормошила его, говорила, как это прекрасно… А у него так ничего в тот раз и не получилось. Он лишь сказал, что очень за меня рад.

Потом были и более сильные ощущения, но этот первый раз я запомнила.

Теперь мы с ним — лучшие друзья. Проблемы, радости — мы делимся всем.

Жаль только, что видимся в последнее время редко. Я переехала жить в другой город, а у него тоже свои проблемы и заботы.

27. Крапива, 26 3 << 4 >> 5 >> 6.

Где-то примерно через неделю или две после моего первого сексуального опыта, я смогла испытать оргазм. Почему-то это оказалось совершенно не сложно. Мой парень постоянно ласкал меня и руками, и губами, умел найти ко мне «подход», и это было для нас естественно. Причем я могла, в отличие от теперешнего времени, испытать оргазм несколько раз подряд!!!

И это было очень просто.

29. Regina, 21 1 << 4 >> 5 >> 6.

Первый оргазм я получила, когда пыталась самостоятельно поставить себе тампон. Что-то там у меня не получалось, я стала злиться и делать резкие движения. И тут я испытала оргазм! Ощущения были настолько сильными, что я не могла остановиться…

/В последующей интимной жизни мне больше нравился дикий, необузданный, может быть, где-то даже грубый секс. Что-то примитивное меня возбуждает, чувствуешь себя самкой, и партнер тоже забывает, что он — человек, а не животное./

32. UIIA, 231 << 3 << 4 >> 6.

До сих пор не испытывала оргазма при половом акте, только при мастурбации. Не могу никому в этом признаться, но /сильные ощущения вызываются лишь эротическими фантазиями, где я вижу себя в роли наказанной и выпоротой любовницы…/ Но попробовать воплотить, наверное, не решусь…

33. Chelsea, 24 < 4 >.

В студенческие годы я очень резво бросилась на поиски сексуальных удовольствий. Ну, наверное, через это все проходили. Но у меня была определенная цель. И этой целью был оргазм.

Дело в том, что об оргазме мне одна подруга все уши прожужжала. У нее это было, по-видимому, от мастурбации, но описание испытываемых ею эмоций, впечатляло. Я была девушкой «правильной», поэтому к мастурбации в то время относилась резко отрицательно. Поэтому возникла идея непременно испытать то же самое, но «нормальным», «естественным» образом — как положено природой. И я пустилась на поиски.

Недостатка в партнерах, естественно, не было — кругом молодые озабоченные студенты — только мигни. Но… год прошел без особых успехов.

Надо сказать, что поиски я вела, как теперь понимаю, исходя из совершенно ложных представлений.

Тогда, из разговоров с подругами, вырисовывалось, что главное — это размер и «твердость» члена партнера. Поэтому мне даже случалось вести специальный отбор: потискавшись с молодым человеком, залезть к нему в брюки и определить на ощупь «параметры». Если они оказывались, на мой взгляд, неподходящими — следовала безжалостная отставка.

Но, к моему разочарованию, даже с теми, у кого был «большой» и «твердый», я не получала ни малейшего намека на оргазм. Более того, однажды мне попался такой «большой», что еще перед сексом стало просто страшно, что он меня порвет. Хорошо, что я сообразила и захватила его член в кулак «под корень». Но и за вычетом моего кулака, «достоинство» было таким, что внутри чуть ли не трещало, и я вместо удовольствия только молилась о том, чтобы остаться невредимой.

Поэтому через год я была в некотором недоумении (даже в разочаровании) и даже перестала «следить за кондициями» потенциального партнера.

И тут мне попался один молодой человек. По повадкам был он чуть ли не девственником — во всяком случае, неопытность и застенчивость он демонстрировал явную. И было от чего. Когда он разделся, я увидела довольно необычное строение. Член был относительно невелик, но «стоял» строго вертикально вверх, на всем протяжении соприкасаясь с животом.

Желая побаловаться, я слегка оттянула его, а затем отпустила. Со смачным шлепком о живот он вернулся в прежнее положение. Поскольку партнер был явно неопытным, мне пришлось брать инициативу на себя. В такие моменты я «завожусь» и начинаю чувствовать себя в образе мужчины, поэтому вскорости я оказалась на партнере сверху.

И тут я почувствовала необычное. Выпрямившись, я ощутила, как член, оттянувшись, сильно давит в переднюю стенку. Это было даже немного больно, но боль была удивительно сладкой. Начав движения, я почувствовала, как эта сладость с каждым толчком разливается по всему телу, заглушая боль. Все стало нарастать так резко и неожиданно, что я «потеряла себя» и даже перестала соображать, что делаю.

Снизу шла такая мощная «подпитка», что я с необузданным темпераментом заскакала на своем партнере (удивив его, наверное, до глубины души — как же, он, девственник, сумел вызвать такие эмоции:-)). Скоро волна, поднимающаяся снизу, полностью захлестнула голову и взорвалась в ней яркой вспышкой.

Я, как в фильме «Основной инстинкт», рухнула на грудь партнера (только в руке моей не было ножа для колки льда:-)). И — отдельно от головы — три коротких, но каких-то необычайно, болезненно-сладострастных сжатия во влагалище: «пык-пык-пык…» После чего я окончательно обвисла и не могла пошевелиться, наверное, с полчаса.

За такой оргазм я «расплатилась» парой дней боли в мочевом пузыре и частыми позывами, похожими на цистит. Но это меня не отвратило.

Наоборот, теперь я знала, кого и по каким признакам себе искать. И вскоре стали находиться партнеры с аналогичным строением. «Годность» я теперь проверяла по смачности шлепка о живот.:-)

Один из таких мужчин, приятный, кроме того, во многих других отношениях, стал впоследствии моим мужем. Значительно позже, читая различную секс-литературу, я узнала об особой точке G, находящейся как раз на передней стенке влагалища. Очевидно, такое строение мужского органа плюс поза сверху как раз простимулировали тогда эту точку.

Но, скажу откровенно, хотя все это и было здорово, а /искать партнера следует все-таки не по строению половых органов, а по любви/.

/Сейчас у меня есть любовник, от которого я без ума./ Этот человек старше меня на 20 лет, так что даже с эрекцией у него не всегда ОК. Так вот он в первую же нашу интимную встречу просто-напросто запустил мне два пальца во влагалище, нащупал эту самую точку — и через пять минут я уже трепыхалась в оргазме.:-)

38. vlublennaya, 21 1 << 3 << 4 >> 5.

Я влюбилась в женатого мужчину… Именно тогда я поняла, что такое секс.

Он был намного старше меня и стал моим учителем. С ним я и испытала первый оргазм… Это было здорово и этого не опишешь. Наши отношения с переменным успехом длились около двух лет, пока я, наконец, не влюбилась во второй раз.

Да, были и более сильные ощущения, но прошло определенное время и острота стала теряться. Недавно у меня был очень интересный опыт.

/Странный мужчина с садистскими наклонностями… Оказалось, что я мазохистка. Никогда до этого не приходилось испытывать столь сильные ощущения, но этот человек меня порядком напугал и больше я с ним не виделась. Однако хотелось бы повторить…/

41. Ассоль, 22 1 << 2 << 3 << 4 >> 5 >> 6.

Мне кажется, это чувство пришло постепенно. Я даже не заметила, как просто сильное желание переросло в удовлетворение (когда мне было

/очень/ хорошо), а затем и в оргазм.

Когда я еще не начала жить половой жизнью, я очень хотела стать первой для кого-то. Это означало бы, что /он/ меня никогда бы не забыл (как девушки не забывают своих первых партнеров). Но сейчас я не стану спать с парнем, который ничего не умеет в постели.

Я долгое время была «учителем», сама толком ничего не зная. Меня всегда удивляло, как парни беспокоятся о величине своего «друга», но мало кому из них в голову приходила мысль, что главное — не какой, а глав